Вавилонская блудница. 02

Скучно ничего не делать.
Немного о себе, любимой.
Я от природы обладаю  редкостной целеустремлённостью, хотя вся моя жизнь проходит в бегах и суете. Так выглядит со стороны, когда я вдруг неожиданно срываюсь с места и несусь туда, куда зовёт меня сердце.
Кажусь  легкомысленной особой, но моему багажу знаний позавидует любой.
Мне в известной степени свойственна мимикрия. Приспосабливаясь к обстоятельствам,  так вхожу в роль, что начинаю жить в этой роли.
При первой встрече очаровываю всех, если хочу этого.
Толпы людей поклонялись мне, когда я появлялась перед ними, как Астарта - Танит - Иштар - Изида - Эрзулия.
Меня проклинали и клеймили, как Лилит.
Князь тьмы (он любит звучные имена и титулы) и  Азазель строят козни  за моей спиной, как будто – уничтожив  мир людей , можно вернуть всё назад.
Не хотят понять, что наш Создатель бросил игральную колоду и забыл о ней.
Мы все его карты, и я лишь старшая в колоде.
- Азазель!  Рыжий по-шутовски  склонил голову под мелодичный перезвон бубенчиков.
- Люцифер! На бледно лице брюнета застыла почтительность, подобно маске.
- Что угодно, миледи?
- Мы отправляемся в Париж.
- Что-то случилось, или променад?
- Ты слишком дерзким стал, шут!  Палки или розги?
- Простите, Госпожа. Я вёл себя непозволительно. Впредь  больше не буду так делать, – рыжий прохвост скорчил такую забавную рожицу, что невольно вызвал улыбку.
- Можно с вами? – моя горничная Кончита – девушка с разными глазами, с мольбой  уставилась на меня.
- Нет, милая. Ты останешься здесь следить за зверем, а то он всех птичек в саду съест.
И кажется в будуаре опять хаос.(У Кончины «пунктик» – любовь к порядку, которым она просто одержима). Займись этим.

- Нам пора!-скомандовала я.
Мои помощники стали по бокам, почтительно держась чуть сзади.
- Вперёд!
И мы помчались сквозь звезды.
Позади остались  багровый закат и чёрное блестящее небо.

Париж – «город призраков и страшных тайн», если верить Бодлеру.
Пред нами предстал  город, окутанный жёлтым туманом.
Я зябко закуталась в плащ. Нет, не от холода, его  не чувствую.
Дрожь ожидания прошла по позвоночнику, предупреждая об опасности.
Ждать долго  не пришлось.
Прямо по Бодлеру, из тумана возник одноглазый старик, одетый в жёлтые(как и туман) лохмотья. 
Мрачный, желчный и злой – отверженный этого города.
Вслед за ним, из клочьев облаков, повисших над Парижем, появился второй.

« Два странных призрака из общей бездны ада,
Как будто близнецы, явились предо мной...»

А потом они посыпались отовсюду и окружили нас, словно дьявольский кортеж из адской бездны.
Семь стариков насчитала я, семь злобных созданий.

- Уйди с дороги, жрица Талия. Мы голодны. И тебе нас не остановить.
Зачем говорить с безумцами, которые хотят  затопить Париж кровью и нечистотами. В их старческих руках таится сила, позволяющая им разрывать на куски людей, а скрюченными пальцами – ломать кости.
И всё же я сделала попытку остановить  безумие:
- Возвращайтесь туда, откуда пришли. И тогда пощажу вас.
Напрасно потратила на них слова. Этих призраков не образумить.
Они двинулись на нас, вытянув вперёд когтистые руки.
Ороговевшие и пожелтевшие изогнутые когти(вот во что превращаются ногти, если их регулярно не подстригать и не обрабатывать пилочкой шоль).
Затем призраки превратились в фантомов – бестелесную нежить, которую можно чувствовать и слышать, но не видеть.
Послушание моему молчаливому приказу, мои спутники подняли меня и поставили себе на плечи.
- Властью, данною мне Создателем, приказываю вам исчезнуть навсегда.
Из  пальцев моих пошли лучики, вызванные энергией тела. В темноте лучи белого цвета, сейчас, когда уже рассветает – мутные, как дождевые капли. Они бесконечные, но чем дальше идут, тем прозрачнее становятся.
Невидимые стрелы для невидимой.
Лучи сами искали цель и находили её. Раздавались крики, полные отчаяния, боли и злобы.
Это очередной призрак растворялся в тумане.
Вскоре, с ними было покончено. Последним исчез  – одноглазый старик. Перед тем как окончательно раствориться, он выплюнул проклятие.
Глупец, что проклятие для проклятой!
- Домой, – устало произношу я, спускаясь на землю.
Прощай Париж!
Обычно грустные глаза Кончины, засветились от счастья.
Она и чёрный с рыжим – не просто мои слуги, они мои друзья.
Те, на кого  могу положиться. Те, кто в моей колоде.
Немного покоя, и снова в путь.
Интуиция подсказала мне, что  скоро ехать на бал.
Может, удастся потанцевать?
- Кончита, платье, парик и мушки.
Мне надо выглядеть великолепно во дворце маркизы де Помпадур!


Рецензии
Плоть – это цепь,только у души психология узника и больше всего её страшит полная свобода!

Олег Рыбаченко   15.11.2017 12:17     Заявить о нарушении
Не могу не согласиться с этим умозаключением. Неведомое всегда страшит.

Светлана Енгалычева 2   15.11.2017 18:40   Заявить о нарушении