Пакистан. Глава 2

Первый день в чужой стране.

На следующее утро я сидела в кресле в гостиной: пила чай с печеньем, качала ногой и с упоением рассматривала разноцветные пёрышки попугая ара. А Иннокентий нахохлился на жёрдочке в огромной клетке, наклонив голову на бок, слегка прищурив глаза делал вид, что спит. Но стоило мне хотя бы на секундочку привстать с кресла, как Кеша удивлённо устремлял на меня свои дымчато-серые глаза и угрожающе приоткрывал мощный клюв, показывая маленький чёрненький язычок. Я садилась обратно, и Кеша медленно закрывал глаза, опускал крылья и склонял голову слегка на бок.
Так продолжалось около получаса, пока не раздался звонок в дверь.

На пороге стояли мои вчерашние знакомые, ребята из нашего дома и улыбались.
Одеты они были в белые рубашки с погончиками, под воротничком завязаны красные пионерские галстуки, на мальчиках синие шорты, а у девочек синие короткие юбочки, на голове алые пилотки, на ногах белые гольфики, у некоторых девочек косички или хвостики, украшенные бантиками или разноцветными резиночками. Отличалась эта компания от пионеров из Союза только фирменными кроссовками и обязательной фляжкой с водой через плечо. Фляжки были пластмассовые и выполнены в виде банана, помидора с крышечкой, цветочка или божьей коровки. На пионерах это выглядело весьма забавно.

- Ты с нами? Или за тобой завтра зайти? - бодрым голосом спросила Севиндж.
- Не знаю. У меня школьная форма ещё в чемодане — идти в школу совсем не хотелось, и я попыталась выиграть ещё один день свободы.
Сзади подошла мама и обняла меня за плечи.
А мой защитник, мой любимый папа, уехал на работу, когда я ещё спала.
Мою уловку заметили все, но каждый понял по-своему. Воцарилось молчание.

- Пойдём, а то много тем пропустишь! Как потом по всем предметам навёрстывать собираешься? - безжалостным голосом сказал белобрысый мальчик, кажется, он из Челябинска.
- К новеньким первый месяц нестрого относятся. Все прекрасно понимают: акклиматизация, да и к коллективу надо привыкнуть, - слегка успокоила чья-то мама, стоявшая позади этой пёстрой компании.
Она была дежурной, и сегодня именно ей повезло сопровождать эту ватагу шумных загорелых ребятишек от нашего дома и до сеятелей разумного, доброго, вечного.
- Тетрадь в первый день можно и одну на все предметы принести. У меня есть чистая, специально для тебя взяла и ручку тоже, — радостно заявила Севиндж, девочка с бархатными карими глазами, протянув и вложив мне в руку и то, и другое.
«И чем она мне вчера понравилась? Вряд ли мы подружимся» - невольно мелькнула в голове мысль, когда я принимала щедрые дары доброй девочки с тонкиими узбекскими косичками. Они забавно торчали в разные стороны, словно внутри них была спрятана проволока. От этой мысли я улыбнулась и закрыв глаза, смело перешагнула порог.
— Ладно. Куда идти?
В глазах учеников читалась искренняя радость от моего согласия: можно будет о многом поговорить, обсудить, спросить или рассказать. Только мальчик из Челябинска хитро прищурился, напомнив мне портрет дедушки Ленина, висевший на стене в школе.

По пути к знаниям шутили, смеялись, играли в догонялки, салки.
Мальчишки заигрывали с девочками: дёргали за хвостики, ставили подножки или со всей силой опускали портфель с книгами на голову объекта обожания. Девочки охали, настигали мальчиков и их кулачки колотили спины обидчиков. Со мной делились секретами и брали клятву никому не рассказывать страшную тайну!
Вокруг всё цвело и благоухало сладковато-тяжёлыми запахами, порхали незнакомые птички, перелетая с ветки на ветку. Мужчины-пакистанцы, одетые в национальную мусульманскую одежду, поливали из шланга крупные розы, пальмы с веерными листочками и банановые деревья. Дорога и тротуары заасфальтированы. Кругом порядок и идеальная чистота.

Особенно меня поразили спортивные сооружения: огромное футбольное поле и теннисный корт, беговые дорожки и две волейбольные площадки, одна баскетбольная, две для игры в городки. Чуть дальше бассейн с дорожками для плавания, трамплином и горками для развлечения. Над всем этим великолепием возвышались двадцатиметровые осветительные мачты с мощными прожекторами.

- Смотри, наша школа - Света Покуса указала рукой на сооружение по форме напоминающее стеклянный бублик.
Здание школы было круглым!

Прошли внутрь, и я увидела клумбу с цветами, в середине возвышалась голубая ель. Прильнула к окну, чтобы рассмотреть.

- Привет. Ты новенькая? - на меня смотрела девочка с голубыми глазами.
Я кивнула.
- Мы уже все друг друга знаем. Тут учатся с первого по пятый класс. А потом отправляют в Союз. Пятилетка только - девочка вздохнула и продолжила уже более жизнерадостным голосом - А у ёлки всегда вместе Новый год отмечаем. Мне мама сшила костюм Бабы Яги, и я заняла третье место "За оригинальность!"

Я более внимательно рассмотрела собеседницу: красивая блондинка, она не очень то подходила на образ Бабы Яги.
Заметив моё смущение, она залепетала:
- Оу, мне сделали огромный такой начёс, мамиными тенями нарисовали синяки под глазами - девочка активно жестикулировала - горбатый нос был сделан из картона, горб из шерстяной кофты, рваная юбка из чёрной ткани, мамина кофточка, серый передничек и палка-клюка в руке! А ты кем на Новый год в Союзе была?
- Снежной Королевой - сказала я и почему-то устыдилась своего костюма.
- Ну, Королевой тоже нормально - поддержала меня блондинка.
- А снег когда выпадет? - я плотнее прижалась к окну.
- Снег? Здесь? В Пакистане? - девочка не скрывала своего удивления — Тут с июня начнутся муссонные дожди, осадков выпадет столько, что воды будет тебе по горло, на лодке будем плавать в школу! Вы лодку резиновую разве не привезли из дома?
- Нет. Мы не знали, что надо. Нам только про колбасу и тушёнку сказали - я испытала лёгкую панику.
- Значит, в школу на колбасе поплывёшь? - девочка заулыбалась - Ладно, не дрейфь, это шутка. Летом же каникулы. Будут работать спортивные секции, кружки разные и библиотека. А когда муссонные дожди льют, то дома сидим, мультики американские по телику смотрим, правда, они без перевода. А на улицу нельзя выходить — змей много в воде плавает. Это опасно!
- Здесь много змей?
- Хватает. Пойдём, я покажу тебе твой класс. Ты в третьем учишься? А я в четвёртом уже!

Мы пошли по коридору, по кругу.
- Девочка у Вас учиться будет, - серьёзно сказала она, подойдя к группе ребят и, подняв подбородок вверх, гордо зашагала дальше.
Дети обступили меня.

- Привет. Меня Света зовут. Ты за сколько минут стометровку пробежишь?
Вопрос загнал меня в тупик.
- Не знаю. Как-то не запоминала...
Небольшая компания отделилась, отойдя в сторону. Достаточно громко стали обсуждать мою спортивную фигуру, спорить: кого именно я обгоню в классе. Спор был беспредметный и быстро завершился, хотя страсти кипели не шуточные.

Ко мне подошёл мальчик.
- Я Андрей. Староста класса. Добро пожаловать. Ты с математикой дружишь?
Я честно призналась, что не очень, на твёрдую четвёрочку. Правда учительница, узнав про загранпоездку, закрыла мне табель только с отличными оценками, но я точно понимала, что великого математика из меня никогда не получится. А вот с русским языком всё отлично.
Это заявление вызвало бурю восторга, большинство учеников в классе были мальчики и имели математический склад ума. Началась настоящая война за право сидеть со мной за одной партой и исправить тройку по русскому языку или литературе в ближайшей четверти. Войну выиграл староста класса, надавив своим авторитетом, хотя и был хорошистом.
- Ты тоже сможешь у меня ответы подглядывать, когда контрольная по математике будет. А я на диктанте запятые сверю.
- А разве контрольная не по вариантам пишется?
Вопрос так и повис в воздухе, ответа я не получила. Но математиков с тех пор сильно уважаю.

В школе преподавали жёны советских специалистов, имеющих хотя бы отдалённое отношение к педагогике или предметам. Эта работа оплачивалась из собственного фонда представительства. Дополнительный заработок в валюте был не лишним. Остальные приезжали с мужьями в статусе домохозяек.
Именно поэтому на уроках случались разные казусы: то мы за урок не могли решить задачу для третьего класса по математике, то учитель русского языка допускала ошибки в словах.
Самой экстравагантной оказалась англичанка, закончившая профильный институт и при этом слабо говорившая по-английски. Чтобы выйти из затруднительного для неё положения и не научить детей неточному произношению, занялась с нами каллиграфией, и мы целый год учились писать прописные английские буквы.
В результате я ещё долго в средней школе писала изысканной вязью лучше любого английского лорда, выводя слова и почти не понимая смысла написанного, пока родителей, уже в Союзе, не вызвали в школу и они не наняли мне репетитора, с которым я, наконец, раскрыла тайный смысл фразы «фэйсом об тэйбл».
.
Начало: http://www.proza.ru/2017/10/15/2081
Продолжение следует.


Рецензии
Таша, своими мемуарами Вы всколыхнули мои воспоминания об Эфиопии, где мы с мужем по молодости работали в 80-х. Вы забыли про селедку! Черный хлеб, сало, сервилат, селедка, водка - с этим приезжали новенькие в городок советских специалистов! Родители мужа работали на Кубе - то же самое!

Вдохновленная вашими воспоминаниями, задумалась... может, пора молодость заграничную вспомнит?)) А ведь есть что написать)

Спасибо, хорошо написано!

С улыбкой,

Ольга Фок   15.07.2018 20:15     Заявить о нарушении
Селёдку не помню.((
Папин родной брат трудился тогда директором мясокомбината, я к нему каждую неделю на экскурсию ходила. Он меня на руки брал, а я колбасу, прикреплённую верёвочками к металлическим стеллажам, срывала. Было весело, напоминало ёлочные игрушки. Наверное, поэтому в Пакистан взяли только колбасу.
А запах чёрного хлеба до сих пор чувствую, это было лакомство. Мама два года пекла только белый.
Спасибо, Олечка, за отзыв и приглашайте меня на Ваши воспоминания об Эфиопии.
Это очень интересно!
С теплом и уважением,

Таша Тау   15.07.2018 20:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.