Папа вместо мамы

В середине рабочего дня мне позвонили из скорой помощи и сообщили, что сын Эдик сломал руку и находится в травматологическом отделении больницы. Я немедленно рванул туда, где встретил уже прибывшую мою Лену. Мимо нас провезли сына на каталке на рентген. Он выглядел растерянным, но через силу улыбался. Мы стали его сопровождать по коридору, задавая вопросы на ходу:

- Эдик, как ты себя чувствуешь?
- Мне больно, но терпимо.
- А что случилось?
- Играл с ребятами в хоккей на площадке за домом и столкнулся с «Жигулёнком».
- Он двигался?
- Нет. Стоял.
- Жаль, что он не стоял в другом месте. Надеюсь, что в отличие от тебя «Жигуль» не пострадал.
- Нет, папа, он целый.

Лена и я дождались травматолога после осмотра снимка и выслушали его вердикт. У Эдика закрытый перелом предплечья правой руки со смещением кости. Придётся делать операцию.

Она закончилась поздним вечером без осложнений, и мы вернулись домой. Потянулся месяц заживления травмы, когда рука Эдика пребывала в гипсовой повязке.

Но вот настал день, когда сына освободили от повязки. Нас ждало разочарование: правая рука болталась как плеть, даже пальцы едва сгибались. Врачи предположили, что при травме был перебит нерв, а поэтому рука не сможет восстановить работоспособность. Назначенные массаж и лечебная физкультура почти не давали эффекта. Нужно было что-то срочно делать. Но что?

О своей беде рассказали соседке Тане, а когда назвали фамилию лечащего врача Махова, она громко рассмеялась. По секрету сообщила нам, что он её бывший любовник. Тут же Таня написала ему письмо, где просила во имя их прежней любви хорошо помочь мальчику-отличнику.

И он постарался, назначив процедуры, которые редко когда применялись. И постепенно рука Эдика стала оживать. В этом была, прежде всего, его заслуга, когда он выполнял упражнения до изнеможения. Наконец Эдик снова пошёл в школу, и ему предстояло в короткий срок наверстать пропущенное. 

Незадолго до Нового года Лена принесла новость, что ей предложили путёвку в санаторий в Евпатории, где проходят реабилитацию после травм. На жаль, этот санаторий для матери и ребёнка, но она не сможет в настоящее время туда отправиться.

- Что же делать, Лена? – спросил я.
- Придётся вместе с Эдиком поехать тебе. Ему такое лечение необходимо, чтобы окончательно восстановить здоровье. А тебе придётся на это время побыть мамой.

И в самом деле, от этой путёвки отказываться нельзя, поскольку лечение в санатории пойдёт Эдику только на пользу, к тому же часть срока перекрывается зимними каникулами. А моё родительство никто не может оспорить. Что касается ребёночка, то он уже не маленький, поскольку учится в четвёртом классе.

Зимняя Евпатория отнюдь не летняя, но по-своему привлекательна. Санаторий имени Ленина, куда нас направили, ничем не выделялся среди других. Думаю, вождь обиделся бы, когда узнал бы, какую дыру назвали его именем. На нашем корпусе, выходящим на набережную, висела табличка, из которой становилось известно, что там отдыхал Маяковский. В каком номере, было неизвестно, так что, возможно, что мне досталась старинная кровать, на которой возлежал Владимир Владимирович.

Началась санаторная жизнь с лечебными грязями для Эдуарда и водными процедурами для меня. Интересно, что с детьми были сплошь мамочки, а я стал единственным папочкой. Впервые я оставался с сыном вдвоём надолго. Отношения с ним были хорошими, но в санатории мы только сблизились, когда ничто не мешало нашему общению. Мы научились больше понимать друг друга, причём мне было легче, потому что я уже был мальчиком, а Эдику ещё предстояло стать таким, каким я был в то время. Мы с женой всегда находили время, особенно в выходные дни, чтобы пообщаться с детьми, делая вылазки на природу: в лес, на море, на экскурсии. Но это было совсем не то, когда остаёшься с сыном наедине.

С самого начала мы решили сделать наш отдых активным. До завтрака гуляли по пляжу вдоль кромки морских волн. По слухам, иногда, особенно после шторма, волны выбрасывали на берег золотые украшения. Была и у нас находка – цепочка из анодированного алюминия. Но главным для нас была разминка после сна с вдыханием запахов моря.

После обеда вместо тихого часа мы любили бродить по Евпатории, осматривая старые здания, церкви, парки. И тут зародилась идея – снять фильм об этом городе. С собой я взял кинокамеру, а план съёмок уже сложился. Осталось только запечатлеть его на плёнке.

В предстоящем эпохальном документальном фильме роли сценариста, оператора и режиссёра по праву разделил со мной Эдик. А идею начала фильма подала нам статуя Ленина во дворе санатория. О нём хорошо писалось в стишке: «Когда был Ленин маленьким, с курчавой головой…» Таким и был памятник – маленьким, но с курчавой головой. 

Интересно, что почти во всех санаториях непременно присутствовала фигура вождя, который «живее всех живых». И тогда я решил для фильма снять нарезку из вождей, мелькающих подряд. Поэтому мы начали ходить по санаториям ради монументальных съёмок, пока у нас не получилось 10 вождей с завершающим на городской площади.

Дальнейшие съёмки пошли как по маслу, когда мы запечатлевали всё, что считали достойным. При этом старались снимать монтажно, то есть так, чтобы в фильме было мало склеек, которые имеют свойство обрываться в неподходящий момент.

Вечерами в концертном зале санатория устраивали танцы, которые привлекали многих. Публика состояла из мамаш с детьми, а среди них затесался один папаша с ребёночком. Это был мой триумф, когда я был единственным кавалером на десятки дам. Многие женщины желали танцевать со мной, и я никому не отказывал. Некоторые из них пытались флиртовать со мной, однако я был стойким как кремень. А вокруг плясали и резвились детишки под присмотром мамочек.

Для деток устроили игру, где они могли блеснуть ловкостью, быстротой и сообразительностью. Для начала надо было выбрать двух капитанов, которые наберут команду. С первым загвоздок не было, так как сразу нашлась женщина со спортивной фигурой. А бросить ей вызов никого не находилось. Тогда на сцену вытолкнули меня как единственного мужчину. Так неожиданно я стал капитаном, и сходу начал подбор команды. Наконец все игроки были в сборе. Наши соперники выбрали себе название «Мамочка», а им в противовес я предложил называться «Красавица». Таким образом, я стал главным красавцем для восьми мальчиков и девочек.

Вначале игра моей команды не склеивалась, и мы пропустили соперников вперёд. Однако я собрал детишек, указал им на ошибки и вселил в них уверенность. И они рванули вперёд, удерживая перевес до конца игры. Победители были награждены большой коробкой шоколадных конфет.

Пробежали дни нашего пребывания в санатории, которые провели с пользой для здоровья и отдыха.

По возвращении домой я проявил и смонтировал снятый фильм, где помимо прочего снялся в роли Маяковского, доставая из широких штанин краснокожую советскую паспортину. В съёмках санатория неожиданно часто мелькала наша соседка по столу Тамила Энверовна.

Фильм с воодушевлением был встречен нашей семьёй, включая меня. Когда он закончился, Лена обратилась к сыну:

- Скажи, Эдичка, папа в санатории не увлекался другими женщинами?
- Что ты, мамочка! Разве я мог бы такое позволить, -- сверкая улыбкой, ответил он.

Мы дружно закатились смехом.


Рецензии
бывает.... бывает
а жильгуль то ведь тоже виноват

Олег Устинов   19.11.2017 13:48     Заявить о нарушении
Чего только не бывает!
А владелец "Жигулей" сел за руль и укатил, не предложив помощи.

Олег Маляренко   20.11.2017 14:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.