Моё - твоё, твоё - моё. Глава 18. По утренней росе

   Без Розы Шабруковой я не окончила бы института. Сколько раз хотела перейти на заочное обучение? Моральную, а иногда и материальную помощь получала от Розы, настоящей и верной подруги, замечательного человека. Приезд мамы Розы, Зинаиды Фёдоровны, учителя математики, очень доброй женщины, и для меня был праздником. Всё с Розой делили пополам. Жили по принципу: «Моё - твоё, твоё - моё». Моего, конечно, было очень мало. Роза Шабрукова все пятнадцать лет училась только на отлично. Это - умнейший человек. Благодаря Розе, я за пять лет учёбы в пединституте подтянулась во всём: воспитала в себе усидчивость, силу воли, терпение, выдержку. В дипломе об окончании пединститута имею всего четыре оценки «хорошо», остальные - «отлично». Огромное спасибо подруге из Шлани Идрас (Ирина). Первые наручные часы в моей жизни подарок подруги из Шлани.
В пединституте я как член комитета комсомола была ответственной за шефский сектор, бывала в своём Вятском детском доме. Детдом без Марии Александровны, но воспитатели были те же. В детдоме я вновь встретилась с Диастиновым Гасимом приехавшим на побывку из рядов Советской Армии, служившим в Хабаровске, в авиации.
А вот Шумат, дорогой брат не выжил, не выдержал одиночества. трагически погиб. Сам принял трагическую смерть. Люди, которые с ним были рядом в предсмертные часы, не помогли, ушли, оставив его одного в отчаянии, - сенокосное время, своих дел пол¬но. Через несколько минут соседка выглянула в окно - увидела жуткую картину. Недолго думая, позвонила знакомой Марусе, после чего обе решили сообщить участковому милиционеру. Милиционер строго приказал:
- Ждите меня! Не трогайте!
Ждали участкового, долго ждали - у него были другие «неотложки», не спешил к Шумату. Соседи, односельчане окружили бочку с жертвой, стоят,ждут прибытия милиции час, два, три...
Как так можно? Прошло-то несколько минут, как соседка оставила Шумата одного. Никто не догадался. Что надо спешить, спасать человека.
Я в своей жизни спасла двоих: семнадцатилетнего парня Витю Пронина, брата моего ученика - девятиклассника и семилетнюю девочку Светлану, дочь моей учительницы русского языка в педучилище.
Это было ровно за год до смерти мамы. Такое же раннее весеннее утро. Пробуждалась природа, снег почти повсюду растаял. Перед окном растёт тополь. Все его ветки застроены гнёздами грачей. Грачи прилетели ещё в марте. Вот-вот должны появиться скворцы, занять уютные домики, которые повесил перед уходом на войну отец. Лучи восходящего солнца багрянцем разливаются на бревенчатой стене.
Мама проснулась раньше нас, успела испечь хлеб, разложила свежие, горячие караваи на столе, прикрыла чистым холщовым полотенцем.
- Можно к вам? Правда уже зашёл. Как вкусно пахнет! - закрывая за собой дверь, здороваясь с нами, говорит дядя Рашид из Верхнего Ура. Снял тюбетейку, погладил белые, как снег, волосы и бороду.
За чашкой чая дядя Рашид предсказал маме:
- Вот эта, которая сидит у окна, постарше, уедет очень далеко, будет учительницей, а та, поменьше, будет портнихой. Хорошо будет шить. Они будут счастливы. Ты за них не беспокойся. Твои дети увидят своего отца. Арслан жив, вернётся домой.
- Я нет, не увижу его. Мне всё хуже и хуже, болею.
- Тебе же нет и сорока? - спрашивает дядя Рашид.
- Вот недавно стукнуло тридцать девять.
Прошло много лет. Дядя Рашид кое-что из предсказанного угадал. Отец так и не вернулся с войны. Римма не портниха, но хорошо шьёт, вышивает, вяжет - одним словом, прекрасная рукодельница. В шестьдесят лет она непоседа, активистка во всех делах, вездесущая, работает. Следует правилу: «Жизнь - это движение».
Я уехала далеко - далеко. Уже более двадцати пяти лет живу в городе нефтяников. Нижневартовске. Приехала с семьёй сюда на три года, а осталась, как нам кажется, до конца жизни. Сибирская земля для нас стала второй родиной. Здесь пустили корни наши дети: сын Александр и дочь Светлана. Муж работал на месторождениях электромехаником, техником. Я около сорока лет жизни посвятила школе, детям, воспитательной работе. Росла нравственно сама, помогала в этом детям: достойно переносить жизненные трудности, становиться, быть личностью, просто быть Человеком, чтобы каждый мог самому себе сказать: на этом стою и не могу иначе.
Жизнь прожить не поле перейти. Сотни, тысячи километров прошли мы, дети войны, по утренней росе, по дорогам Жизни.

Сентябрь 2004 года.


© Copyright: Роза Салах, 2015


Рецензии
Агния Барто

Целый день
Трезвонит Таня:
- Мы заведуем
Бинтами,

Мы с Тамарой
Ходим парой,
Санитары
Мы с Тамарой.

Если что-нибудь
Случится,
Приходите к нам
Лечиться.

Мы умеем
Класть компресс:
Мы с Тамарой
Красный Крест.

Можем сделать
Вам припарки,
Дать целебную траву!
Мы с Тамарой
Санитарки,
Я недаром вас зову.

Санитарам
Не везёт:
Есть и марля,
Есть и йод,
Не хватает
Пустяков -
Нет ни ран,
Ни синяков...

Наконец
Нашлась работа
И для Красного Креста.

Наконец
Ушибся кто-то.
Санитары!
На места!

Почему у Тани вдруг
На лице такой испуг?
Почему у Тани вдруг
Вата валится из рук?

Руки Танины
Ослабли:
- Ой, у Вовочки
Порез!

И, увидев
Крови капли,
Разревелся
Красный Крест.

- Вот, ребята,
Йод и вата,
Вот и марля
И бинты...
Только я
.Не виновата,
Забинтуй, Тамара, ты! -

Целый день
Трезвонит Таня:
- Мы заведуем
Бинтами.
Мы с Тамарой
Ходим парой,
Санитары
Мы с Тамарой.

Может, сделать
Вам припарки?
Дать целебную траву?

Мы с Тамарой
Санитарки:
Тамара лечит,
Я - реву...

Тауберт Альбертович Ортабаев   07.05.2018 18:36     Заявить о нарушении
Спасибо большое Вам, Тауберт, за известное стихотворение для детей известной поэтессы Агнии Барто! Мы две Розы-тёзки санитарами никогда и не были, хотя нас, студенток, вовсю готовили к войне, чтобы могли оказывать первую медицинскую помощь раненому бойцу на поле боя. Слава БОГУ! Что МИР на ЗЕМЛЕ сохранён, и ПУСТЬ МИР будет вечным, ТАНИ и ТАМАРЫ будут САНИТАРАМИ только в мирное время.

Роза Салах   07.05.2018 18:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.