Плацкартная история

 ПЛАЦКАРТНАЯ ИСТОРИЯ                                                                                             

Илья   начинал путешествие так. Обосновавшись на боковушке, не дожидаясь проводницы с бельём и момента когда поезд трогается, вытаскивал курицу, в газете, обрывки которой так пришлись бы кстати к концу третьего дня, (когда прочитано все от семисотстраничного  романа до СПИД- Инфо), и молча приступал к трапезе.
Илюшка был православный, старого обряда, неофит, мяса не ел. Но когда садился в поезд говорил:

- Путешествующим можно! - и  пятерней  отрывал  ногу от зажаристо- коричневой птицы.

- Ах, люблю поезд, это театр! - говорила мама восторженно.

Не знаю как насчёт театра, но, по крайней мере, лучше самолета. Хоть брюхом - но по земле, "Земля- Воздух"- выбираю землю.

Илья поёт, стих, великопостный, крестится "двумя", глаза его творожистые, голубые, далеки от проплывающей за окном действительности.  Спев, он садится, растерянный, на эту неправославную лавку, и кажется, что все вокруг него лишнее, и должно отлететь, за ненадобностью.. Вот только курочка, тут вопрос... Курочка хороша. Илья берет белье, смотрит на него изумленно , но стелет, своими ладонями- клешнями, привыкшими  к топору, смешно надевает наволочку, и тихо ложится. И поезд везёт его, стучит, показывает сны, наверное, черно- белые, а может и цветные..

Ночью подсели в Екатеринбурге.  Я ещё не вставала и выстраивала свой планчик проскользнуть в конец вагона незамеченной. Новый сосед  был  виден- нога в носке торчала из под простыни. Внизу тоже спали, было тихо, черные ветки цеплялись за занавески, поезд  постанывал, и особо не спешил, мой план как-то  незаметно растворился и я опять уснула.. Мне снились сны-  нелепые, липкие  и длинные как вагоны- я с трудом сбросила  их обрывки, проснувшись. Было  тихо, солировала дребезжащая ложечка в подстаканнике, в такт колёсам, вместе образуя необычную и изящную плацкартную Sinfonietta.
Мой поздний кофе, остывший, ожидал меня и создавал особенное настроение.
Итак, напротив меня, внизу- женщина, та которая нарезает мясо,  сверху- никого. На боковушке, у раскрытого столика - двое: мой  мужчина в носке и женщина, судя по всему, с пустующего верхнего. Они обедали. Во всяком случае, что- то лежало в распахнутой фольге и дымился чай. Я и сейчас помню этот лёгкий дымок, но так и не могу вспомнить этот миг, мгновенье импульс, отчего эти двое стали мне интересны. Мы ехали уже минут 50, а они так и не притронулись к еде. Какая -то особенная тишина висела, как дымок над чаем.
Ей явно- "за", даже "за-за", отбелённое лицо, нежное как подмороженная роза, глаза, большие, выразительные, с укором, и голова, о, голова, даже не голова а прическа, вернее цвет, свекольный, розово- свекольный, розово- абрикосовый, которым красятся пенсионерки, чтобы закрасить средину...
Он - на поколение моложе. Седой ёжик, сильные плечи...
Но мужчина  держит её руку. А она нежна. Красива в изгибе. И он её не отпускает. Тонкое кольцо на правой руке у неё, у него- (я даже встала, сделала вид что выглядываю очередь к кипятку)- у него тоже кольцо.

    - Вы не будите выходить на станции?- спросили меня мои визави, резавшие мясо, -  Не приглядите за вещами?

Я и приглядывала. И, по привычке, переводила в формат ЧБ. Это был красивый арт- хаус. Что-то было, черт возьми, в них... Но не хватало лейтмотива.. Я не понимала. Долгие проводы? Короткие встречи?  Первая учительница? 
"Стучат колеса  тра- та-та"- почему- то крутилось в голове из "Денискиных рассказов"...

- Ночью.. Кофе.. - ворчала сонная проводница..                                                                                                                                                                        А мне не спалось... С пакетиком кофе в кулаке, я и открыла дверь ... Зеленый холодный тамбур, с лязгом и грохотом  вывалился на меня, почти ударив по лицу, меня качнуло и я почти упала на них, но они не увидели меня, а я испугавшись, дёрнулась  назад,  чуть не прибив себя дверью и ударив ногу, чужая и сладкая тайна накрыла  меня с ног до головы, и мне казалось, что я свечусь. Я легла и накрылась с головой и сердце моё стучало.

Утром мы прибыли в большой город.
Он  вышел первый. Встречающая блондинка  быстро забрала его к себе под зонт, и они поспешили, укрывшись от дождя...

А на следующей станции встречали её- дети, и внуки. Я сидела у окна, на боковушке, ещё хранившей её тепло, и смотрела- платформа медленно уносила их большое и радостное семейство, с шарами и фотоаппаратами, седой хромающий  мужчина с палочкой, с седыми усами, держал её за талию, радостно  улыбаясь.
"Стучат колеса тра -та -та"...

По вагону носили большие, лоснящиеся беляши. Илья купил пять штук. Откусывая оранжевый бок, мысли его были далеко.
Как-то у него все проще, думала я...   
"Грешить   нельзя!" - и все тут,- наверное, думал он, и сок тек по его рыжей, молодой бороде...
"Путешествующим можно"- сама с собой продолжила я и засмеялась вслух,
 и все на меня посмотрели.
Ешь, Илюха, ешь, - у тебя этих постовых дней 364 в году.. Да и  похожи они были, Илюшка и беляши эти, новоиспекшиеся, рыжие..
 Молодые..
Стучат колеса...


Рецензии
Марина.здравствуйте!КАК ЖЕ МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ ВСЕ.ЧТО ВЫ ПИШЕТЕ.ПИСАЛА НА ЛИСТОЧКАХ.В БЛОКНОТАХ.СЕЙЧАС ВСЕ СОБИРАЮ.ПРИВОЖУ В ПОРЯДОК И БОЮСЬ ОСМЕЛИТЬСЯ НАПЕЧАТАТЬ.НО ВЫ МЕНЯ ВООДУШЕВИЛИ.СПАСИБО

Лиана 2   22.04.2018 22:36     Заявить о нарушении
Благодарю, мне очень приятно, Лиана.. Спасибо!🌷

Марина Аржаникова   23.04.2018 00:25   Заявить о нарушении
Ничего не бойтесь- успехоа вам!!!

Марина Аржаникова   23.04.2018 00:26   Заявить о нарушении
спасибо!!!!!!

Лиана 2   23.04.2018 09:57   Заявить о нарушении