Чудесный солнечный день 2. Глава 8. Эпилог

Не проехав в патрульном автомобиле и пяти минут, слышу сообщение, передаваемое по рации:
- Внимание, всем постам, подозреваемый захватил машину ДПС и движется в сторону города. Преступник вооружен и очень опасен. При встрече: стрелять на поражение. Внимание, всем постам, повторяю...
Чёрт, стоило всё-таки забрать мобильники у гаишников! Но сразу не сообразил, а теперь уже поздно. Хотя с другой стороны, всё равно в город на этой машине соваться нельзя.
План действий рождается на ходу.
Торможу около стелы при въезде в город и бросаю автомобиль. Эти места знаю хорошо, срежу бегом через лес и сразу окажусь в своём районе без лишнего риска встречи с полицией.
Минут двадцать бегу через лес. Останавливаюсь у кромки зарослей и из-за дерева осматриваю дорогу и дома на наличие засады или переполоха. Вроде бы всё спокойно.
Смотрю на таймер - высвечивается "0:51". Мне нужно всего лишь пересечь район и выйти к точке эвакуации. Времени достаточно, но пока бежал понял: на люди выходить нельзя, так как гаишник выстрелами изодрал мне куртку и футболку. Такая казалось бы мелочь, но всё же.
Может попробовать обойти район по лесу? Нет, там слева заводы, площадь которых в разы занимает больше места, чем сам район. Справа сады.
Ладно, была не была, идём напрямик. Снимаю куртку и беру её в руку. На торсе остаётся только футболка с несколькими круглыми дырочками от пуль на груди, через которые виднеются царапины. Ну а что, может мода сейчас такая. А издалека вообще на рисунок похоже. Буду надеяться прокатит.
Выхожу из леса и быстрым шагом иду по улицам. Люди не обращают на меня внимания. Отлично.
Вдруг навстречу попадается рыжий парень в чёрной футболке, синих джинсах и с перебинтованным лицом. Мы встречаемся взглядом. Да это же тот из леса, которому ноздри порвал!
При виде меня, глаза парня округляются от ужаса и он замирает на месте как вкопанный.
- О-о-о, здарова, какие люди и без охраны, - обращаюсь к нему будто бы встретил хорошего знакомого и широко улыбаюсь.
Он молчит в ответ и хлопает ресницами.
- Ну-ка, давай отойдём, - приобнимаю его за плечи и настойчиво провожу за ближайший угол дома, чтобы кусты скрыли нас от прохожих, - пискнешь, сука, язык вырву, - добавляю чуть слышно специально для него.
Парень безропотно подчиняется моему приглашению уединиться. Оказавшись вне посторонних глаз тут же командую ему:
- Футболку снял быстро.
Раз подвернулся такой шанс избавиться от дырочек, то грех им не воспользоваться. Сам бросаю куртку на землю и снимаю свою футболку.
Рыжий стоит неподвижно.
- Я тебе что сказал?! - гаркаю на него.
Может он подумает чего-нибудь не того? Хотя это его личные проблемы, которые меня не заботят.
- Да-да-да, только не убивай, - залопотал он, раздеваясь.
- Тихо, не ори.
- Да, да, вот, пожалуйста.
Протягивает запрошенный элемент одежды. Надеваю его футболку
- Стоишь тут, - смотрю на часы, высвечивается - "0:45", - сорок пять минут и никуда не уходишь. Поднимешь шум, что будет знаешь, да?
- Да, - кивает в ответ, - я всё понял.
- Молодец. Выздоравливай.
Поднимаю куртку и двигаюсь дальше, уже не опасаясь привлечь к себе лишнее внимание.
Добираюсь до противоположного конца района. У меня ровно полчаса, чтобы попасть на водокачку и воспользоваться автоинъектором со снотворным.
Захожу в лес, прохожу метров сто.
- Стой, стрелять буду! - раздаётся крик. - Ты окружен!
Чёрт! Замираю на месте.
Кусты вокруг меня оживают. Слышу стук металлических щитов о ветки и лязганье передёргиваемых автоматчиками затворов. Слегка пововачиваю голову поочередно вправо и влево, оценивая ситуацию. Я действительно окружён, и сейчас кольцо бойцов начинает смыкаться вокруг меня.
- Кто у вас старший?! - спрашиваю громко. - Отвечайте или буду сопротивляться! - кидаю угрозу.
- Всем стоять, - раздаётся знакомый голос.
Кольцо щитов пока ещё с прорехами замирает в радиусе метров десять от меня. Пара десятков автоматчиков направляют стволы в мою сторону. Раздвинув бойцов, навстречу мне, выходит майор. Суровый тяжелый взгляд вояки не предвещает ничего хорошего.
- Привет, командир, - пытаюсь начать разговор.
- Ложись на землю лицом вниз, руки за голову и тогда никто не пострадает.
- Майор, прости, но я не могу.
- Тогда нам придётся применить силу.
- Вы попытаетесь применить силу, - поправляю его, - майор, ты знаешь на что я способен. Не говорю, что смогу одолеть вас всех, хотя и такое возможно, но погибнут многие - это точно. Пойми ты, бойцы, и вы поймите, - обращаюсь уже ко всем присутствующим, обводя их взглядом, - я хороший парень, я не убивал никого из ваших, а наоборот помог обезвредить крайне опасного преступника. Да, я оттуда же откуда и он, и сейчас просто возвращаюсь домой. Да, майор, мне пришлось тебя обмануть при последней встрече, но заметь, я никого не убил из твоих и не покалечил, только за тем и обманывал, - сам не заметил, как назвал нашу с Эйлин квартиру домом, - майор, тут есть ребята, которые были на лесопилке?
- Да, - отвечает он.
- Тогда они подтвердят! Я не могу вам ничего объяснить и я не хочу с вами драться. Просто сделайте вид, что вы меня не видели и всё будет хорошо. А сдаться я никак не могу. Иначе страшной смертью погибнет моя возлюбленная. Я буду биться с вами до последнего вздоха, если придётся. Не надо доводить до этого, очень вас прошу.
Рация майора оживает и громко хрипит:
- Третий, приём, доложите обстановку.
Мы глядим с командиром друг другу в глаза. Я отрицательно качаю головой и еле шевелю губами: "Не надо... Не делай этого..."
- Третий, приём, что у вас там?! Доложите обстановку!
Майор подносит рацию к губам:
- Третий на связи... У нас всё спокойно.
Выдыхаю с облегчением. Командир убирает рацию.
- Спасибо, - подхожу к нему и протягиваю руку, он протягивает в ответ свою. - Майор, проследи, пожалуйста, чтобы минут двадцать никто и на сто метров не подходил к той водокачке, - киваю в сторону горы, куда направляюсь.
- А потом? - спрашивает командир.
- А потом делайте что хотите, - улыбаюсь в ответ.
- А ты?
- Меня уже там не будет.
Коротко прощаюсь с командиром и бойцами. Бегом добираюсь до заброшенной водокачки, захожу в неё и поднимаюсь на второй этаж. Смотрю на таймер - "0:09". Просто замечательно. Одеваю куртку. Чтобы не валяться тут беспомощным даже столь малое время, жду когда на таймере высветится "0:01" и использую автоинъектор. Мир проваливается во тьму.

***

Переодетый в новую одежду сижу перед тем, кто отправлял меня на задание.
- Отличная работа, Андрей, - обращается ко мне мужчина с радужным кольцом, - мы изучили запись, полученную с твоего кольца, и знаем всё, что произошло. В том числе и про того, кто называл себя Семецкий. Ты отлично справился, браво!
Что?!
- Не понял, то есть вы предполагали, что мы с ним можем встретиться и он попытается меня убить?!
- В нашей базе есть психологические портреты всех бойцов, так что ответ - да.
- А как же розы? Это просто предлог?
- Нет-нет, за розы тебе отдельное спасибо. Чудесные цветы!
- Но почему же послали меня, а не кого-то более подготовленного?
- Ты до сих пор не понял? - вопросом на вопрос отвечает собеседник. - В этой миссии не боевые качества являлись главными, а психологические. Как ты дважды здорово сумел договориться с майором! Никто бы из самых подготовленных наших бойцов не ушел бы оттуда живым, а ты сумел. Причём даже особо не пострадал. Молодец!
Вот сволочь, играет людьми, будто это шахматные фигуры.
- В благодарность, мы награждаем тебя приятным бонусом, - продолжает он, - посмотри на своё кольцо..
Поднимаю руку и смотрю на кольцо. Вижу как из иссиня-чёрного оно медленно становится ослепительно белым, а затем снова чёрным и так далее.
- Что это значит? - спрашиваю
- Это значит понятие "деньги" для тебя больше не существует.
- В смысле? - уточняю ибо не понимаю такого ответа.
- В смысле, что отныне состояние твоего счёта равно бесконечности.
Хм, щедрая компенсация, надо признать, за опасную миссию и потраченные нервы.
- Что с Эйлин? - не благодаря, задаю главный вопрос.
- С ней всё в порядке, благоухает как роза, - улыбается мне в ответ, - и ждёт тебя дома.
Внутри становится тепло от такого ответа.
- Я могу идти?
- Да, конечно, всего тебе хорошего, увидимся.
- Пока.
"Не хочу я с тобой больше видеться."
- И, Андрей, письмо твоё мы ей отправили, - кидает мне в спину.
Останавливаюсь и оборачиваюсь:
- Какое письмо?
- Которое в твоей рваной куртке нашли.
- Твою ж мать! - вырывается невольно.
Бегом бросаюсь из кабинета. Выбегаю на улицу и ловлю аэротакси. Лечу к дому. Поднимаюсь на лифте на свой этаж и подбегаю к нужной двери. Останавливаюсь и выдыхаю. Прикладываю кольцо к сенсору.
Дверь отъезжает в сторону. Передо мной открывается самая прекрасная картина, какую я только видел в своей жизни: за окном стоит чудесный солнечный день, свет проникает через прозрачную внешнюю стену и на его пути ко мне попадается, сидящая на диване фигура заплаканной Эйлин, которая держит в руках мокрый от слёз листок бумаги.
Шагаю внутрь. Дверь встает на место.
- Эйлин, - окликаю осторожно.
Она поворачивает голову. Чуть припухшие глаза округляются, рот приоткрывается в беззвучном вскрике. Она бросается ко мне, и долгожданные объятия сковывают нас на несколько десятков секунд.
- Я думала ты умер, - говорит она, не выпуская меня из объятий.
- Нет, что ты, я здесь, любимая, и никуда больше не денусь, - отвечаю как можно нежней.
Она заслужила нежность и ласку, слишком часто оплакивая меня.

Эпилог

- Я быстро, под душем ополоснусь, а потом, как и договаривались, в кино, - щебечет Эйлин, пробегая мимо меня, - на третью часть того фильма про любовь, ну помнишь, название ещё такое какое-то странное. Хотя предыдущие серии мне понравились.
- Да помню, помню, иди уже, а то опоздаем, - тороплю любимую жену.
Свадьбу, месяц назад, устроили скромную. Родственников ни у меня, ни у неё в этом мире не осталось. Позвали соседей да пару подруг Эйлин, всё прошло замечательно весело.
Эйлин скрывается в ванной комнате.
Я вальяжно рассаживаюсь на удобном диване. А что, жизнь прекрасна.
Приходит вызов на галофон.
- Принять, - отдаю команду.
Над столом появляется голограмма мужчины с радужным кольцом.
- Привет, Андрей.
Не нравится мне это.
- Приветствую. Что вам надо? - спрашиваю без лишних хождений вокруг да около.
- Да так, поинтересоваться хочу: ты рассказал молодой жене? - спрашивает и замолкает звонящий.
- Что я должен был рассказать? - действительно не понимаю вопроса.
- Ну, например, то, - он замолкает на пару секунд, - как погиб её любимый брат...


Рецензии