Командиры и политработники

Дабы не дать повода для возможных спекуляций, сразу подчеркну: разные были в Советской Армии, как командиры, так и политработники. Многие, что называется, не за страх, а за совесть исполняли свои обязанности. Поэтому, когда меня кто-то из-за своей неосведомлённости или по злому умыслу называет бывшим политработником (один излишне разговорчивый, не расстающийся с пивной кружкой ЧЛЕН «прозарушного» сообщества, запросто отнёс меня к «замполитам»), я не обижаюсь.Прощаю такому его  советскую историческую безграмотность. Тем более, что я, действительно, мог бы в своё время закончить одно высшее военно-политическое училище и после, как тогда твердили, «воевал бы на идеологическом фронте». Однако мои  интересы проявлялись совершенно  к другой стороне военной службы. Поступил в военно-техническое училище. После выпуска из него лейтенантом, женился и по назначению, вместе с юной боевой подругой,  отправились служить на Север: «на нём двухзвёздные погоны, а у неё сто звёзд в глазах…».

Более трёх лет в тайге, на отдалённой точке. Старался. Получил предложение занять должность помощника начальника штаба части. Но меня уже донимала, жгла другая мечта. Она зародилась светлячком в ту молодую пору, когда приобрёл в магазине книжку фронтовых стихов Константина Симонова.  Во время её читки-перечитки мне вдруг страшно захотелось тоже стать военным корреспондентом: с "лейкой" и блокнотом, а то и с пулемётом... Тогда же узнал, что во  Львове есть высшее военно-политическое училище, в котором наряду с клубными работниками готовили и военных журналистов. Но, во-первых, туда надо было предъявить рекомендации газет, в которых  до этого стоило печататься. Во-вторых, как мне говорили,  поступить в это училище можно только «по большому блату». Я не имел ни того, не другого.

И всё же мечта сбылась. В том  самом первом для меня, небольшом таёжном гарнизоне. Сбылась после того, как за первый же  мой опубликованный в армейской газете очерк,  вместе с денежной премией, я получил приглашение стать  штатным корреспондентом этой газеты.

Шли годы. Девять лет командировок, в основном по Крайнему Северу: от Печенги - до Воркуты по фронту и до Литовского Шауляя - по тылу. Стал спецкорром. Вырос до майора. Заочно закончил факультет журналистики Ленинградского университета (СпбУ). Замечу, будущий наш Президент в ту пору учился очно, на юрфаке. Для меня важен и такой факт: теперь, при выборе вуза, я уже сам отказался от возможности поступить учиться во Львовское военно-политическое училище, хотя во время учёбы мог бы пользоваться рядом льгот. "Хочешь получить основательное образование,- посоветовал мне член Военного совета армии, генерал-майор Василий Кондаков, - поступай в университет. Тем более, - Ленинград к нам ближе". Я внял совету, а после понял: не ошибся. Шесть лет напряжённой учёбы пробежали незаметно. В итоге - получил диплом одного из лучших вузов страны. А затем настало время, когда меня уже включили и в штатно-должностной список главной военной газеты. Той самой, в которой проходил службу  Константин Симонов. Однако вернусь к тому,  с чего начал.

Некоторые штатские лица, в силу своей дремучей неосведомлённости почему-то считают: раз ты корреспондент военной газеты, значит обязательно политработник. Это отнюдь не так. Непосредственно парт-политработой в той же многочисленной по штатному расписанию «Красной звезде» занималась едва четверть её сотрудников: отделы пропаганды, партийный, частично – культуры. Большая  же часть отделов занимались и, надеюсь занимаются поныне, освещением важнейших, многогранных проблем боевой подготовки: по Видам и родам войск. Я вёл одно из трудных направлений - боевую подготовку Войск противовоздушной обороны страны. Одно дело анализировать действия в поле мотострелков, танкистов и совсем другое, более сложное и тонкое - полёты боевой авиации, работу на позициях зенитно-ракетных или радиотехнических подразделений. Помогал жизненный и служебный опыт: в военную прессу я пришёл, имея квалификацию первого класса по специальности в области электроники.

Ещё в бытность в войсках, столкнулся с противоречиями между командирами и политработниками. Первые отвечали за боевую подготовку и состоянием подразделения или части в целом. Они были грамотнее в техническом, и, вообще, в военном отношении. Политработники вели  политическую подготовку и занимались воспитанием. Они же, как правило, превосходили командиров партийно-политическими знаниями, умением работы с людьми. Но не все. Некоторые своё воспитание сводили к нудным нравоучениям. Ещё больше было таких, кто лишь поверхностно знал технику, оружие, их обслуживание и боевое применение. Замполитом, к примеру, у нас был неизвестно что закончивший по учёбе, бывший начальник клуба, добродушно простоватый капитан. Помнится, идут политзанятия. Он, понося китайских «ревизионистов», громко выговаривает: «А вот китайские товарищи до того обнаглели, что даже не поздравили нас со смертью Маршала Малиновкого!». В классе гогот. Но замполит вскоре, в том же духе, выступает перед сменившимися с боевого дежурства расчётами: «Опять двойка! А потому, что не туда воткнули. Не знаешь, не втыкай!»…  Смех. Между тем замполит смешит ещё больше: «Вот вчера иду, а товарищ Марков лежит в канаве совсем пьяный, голый и все пуговицы до пупа расстёгнуты». В строю взрыв смеха. Закончилось тем, что солдаты записали на магнитную кассету его «изречения» и отправили её в политотдел армии. Капитана перевели в какую-то часть на Новой Земле.

Профессиональная неопределённость политработников особенно озадачивала меня, как офицера, корреспондента и человека, в нестандартных условиях боевой жизни. Один типичный её кусочек.

В городке радиотехнического батальона надрывно звучит сирена.  Все разбегаются по боевым постам. Командир занимает место рядом с дежурным офицером командного пункта. Перед ним оранжево святящийся круг локатора и огромный, плексигласовый планшет, с меняющейся на нём воздушной обстановкой. Командир руководит всем батальоном. На своих местах – начштаба, инженер, другие специалисты. То есть, каждый из них занят конкретным делом. Ну а чем же занят политработник?  Да то тем, то этим. Для него даже место на КП не предусмотрено. Вот он прошелся меж столами. Помаячил. Увидев вбежавшего солдата-писаря, приказывает ему: «Ты подготовь выпуск «Боевого листка». Я дам тебе фамилии, кого похвалить».

С некоторых пор стало иначе с политработниками в авиационных частях. Там они должны были теперь время от времени летать. Но опять-таки, из-за своей занятости партийно-политическими делами, их подготовка была нередко ниже строевых лётчиков. Запомнился случай на ночных полётах одного заполярного полка. Произошёл он  вскоре  после очередного 23-го съезда КПСС, «в свете решений» которого» неустанно призывал овладевать боевым мастерством полковой  политработник. И вот он сам в ночном небе. Находящийся же на стартовом-командном пункте командир полка решил несколько усложнить посадку для приземляющегося «летуна»-политработника: взял и выключил огни на полосе. И тут же услышал  тревожный возглас: «Командир, командир, как садиться, полоса потухла?».  «Садись, в свете решений съезда капээсэс, едрёна…!» - услышал он в ответ. Правда, командир всё же сжалился и включил огни.

Командиры и особенно политработники ревниво следили за работой друг друга. Не дай, Бог, если на подведении  итогов работы, в вышестоящей инстанции похвалят командира, а его замполита этим обойдут. А то ещё и покритикуют. Тогда… Возможен даже открытый или анонимный  донос на своего командира по поводу его «недоработок». Причём, продвигаясь по службе, я буду всё больше и больше  удивляться, а то - возмущаться этой взаимной вражде на всех уровнях: от звена «полк - дивизия», до корпусов, армий военных округов, главных управлений и самого военного Министерства, с его тогдашним Главным политическим управлением. (Замечу: в запас увольняли меня не кадровики-политработники, а управление кадров Генштаба, в одной из структур которого я служил два своих заключительных года).

В сравнительно непродолжительную пору моей службы постоянным корреспондентом «Красной звезды» в Московском округе ПВО, я не раз получал  от его начальника политуправления (не буду называть фамилию) советы типа: «Пожалуйста, публикуй и свои критические статьи, но только по проблемам боевой учёбы!».  Но мою, дескать, сферу работы не трогай или только хвали. Ни от одного командира, командующего, Главнокомандующего таких нечистых советов я не получал. Правда, под конец службы, за несколько месяцев до развала СССР, услышал в кабинете Министра обороны, от его хозяина Маршала  Советского Союза Дмитрия Язова горький упрёк в адрес генерал-лейтенанта Дмитрия Волкогонова, возглавлявшего Главное управление пропаганды. Упрёк в том, что главный военный пропагандист поливает в своих статьях грязью не только Армию и Флот, но и всю страну, её прошлое. «Предатель!» - в сердцах закончил Маршал.

Вот так! Предательство в советских Вооружённых Силах началось с главного политработника. Потомка "комиссаров в кожаных куртках". В стране - с Генсека. И получается: кто страну создал, тот её и погубил.


Рецензии
Спасибо Иван за воспоминания о политработниках. Могу вспомнить зам. командира батальона в полку ПВО, политработника майора Опацкого. Спустя 50 лет мои товарищи вспоминают его как отца родного. Разные бывают политработники. Я служил в политотделе, был направлен на учебу в Высшее военно-политическое училище города Львова. Еле отбился от этой разнарядки, о чем пишу в воспоминаниях "Служба в заполярной Гремихе" и "История одной фотографии" о пребывании в гарнизоне делегации во главе с Брежневым и Косыгиным, Гречко и Епишевым. Удачи и здоровья!

Виктор Кутуркин   11.03.2018 22:52     Заявить о нарушении
Благодарю, Виктор, за отклик на мою публикацию. Да, конечно, было немало настоящих, умных и грамотных политработников. Лично я знал таких. Скажем, одного из них я упоминаю в статье - это генерал-майор Василий Кондаков.
Значит, мы с Вами, Виктор, служили в одном объединении - славной отдельной 10-й Армии ПВО. Тем более рад Вашему появлению на моей странице. Подробности по каналу личных сообщений.
Всего Вам доброго

Иван Варфоломеев   11.03.2018 23:42   Заявить о нарушении
Да, в одной армии, штаб в Архангельске. Штаб корпуса в Североморске. Здоровья и всех благ!

Виктор Кутуркин   12.03.2018 00:31   Заявить о нарушении
"И получается: кто страну создал, тот её и погубил."?
Справедливо,это товарищ В.И.Ленин,он заварил "кашу" Субъективного проекта и умер!-а права не имел,как "кашу" расхлебывать без Архитектора?(кухарка)-вот и пошло -поехало вкривь да вкось.Сталин ,понимая ,что ни хрена не понимает в тонких матерях("он родился баобабом",хотел быть баобабом тыщу лет,но Богомолец-подлец-обманул,бывает ,он сам- "ни дня для правды"),не стал мудрить,а просто вернулся в монархию и империю(от добра -добра не ищут),а Левый проект-это о чем?-сам Ленин шел методом Тыка(шаг вперед-три назад)-Ленин мог себе позволить эксперименты(а как измотала его борьба за власть),гениальная пластика ума,непререкаемый Авторитет и вот время банальных уголовников-пост-ленинизм ,а это снова вопрос о Власти,который Ленин решил,но только для себя,некоторые скажут и для партии?-Практика показала,что любая партия без Лидера-дерьмо. Ленин может создать тысячу партий,но ни одна партия и не все они вместе, не создадут -Ленина,это прерогативы -Создателя,поэтому маразм крепчает -:"мы говорим -Ленин" ,но не подразумеваем -партия,а подразумеваем именно то же самое,Хрущев хотел вернуться к Ленину,как хотел-отдельная тема,но практика показала:лысина не признак ума,а признак отсутствия еще и волос,хотя спасибо и за то ,что сделал или "хотел"...но накосячил не хило,а кто не накосячил?-и Ленин -первый,а дальше только продолжение драмы..

Александр Соколенко 2   20.03.2018 14:32   Заявить о нарушении
Благодарю, Александр, за отклик и высказанное мнение.
С уважением

Иван Варфоломеев   20.03.2018 14:41   Заявить о нарушении
Ради Бога-Иван,эта Ваша Тема мне близка по антиресу и очень много лет.

Александр Соколенко 2   20.03.2018 15:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.