Бесценная белая женщина, глава 1 Отпуск

Отпуск
 
– Я в отпуске, я в отпуске, – напевала про себя Наташа, складывая в ровную стопочку законченные отчеты. – Ля-ля-ли, ли-ли-ли.
От восторга, что наконец трудный бракоразводный процесс закончился и она теперь свободна, Наташа сияла. Глаза просто лучились, щеки раскраснелись, зубы по давней детской привычке, когда она задумывалась, прихватывали нижнюю губу.
– Наталья Николаевна, к вам можно? – донёсся голос из-за закрытой двери.
– Нельзя, нельзя, – продолжала напевать Наташа, – ко мне нельзя.
Желая остановить настырную секретаршу, она резко вскочила, и кресло отъехало на несколько метров от стола.
Но дверь уже открылась, и она увидела Валю, свою испуганную секретаршу, глазами показывающую на кого-то у неё за спиной.
Наташа пригляделась: в полумраке приемной возвышались две темные фигуры. Один незнакомец отодвинул невысокую девушку и прошёл в кабинет.
– Простите, но мой рабочий день уже закончился, – резко сказала Наташа, встала, и решительно подвинула кресло к письменному столу.
– А мой нет, – осклабился незнакомец, – Наташа, ты меня не узнала, что ли?
– Кто вы? Мы с вами где-то встречались? – но вопросы она задала зря, так как в высоком и плечистом мужике вдруг узнала своего одноклассника, Данилу Демина, который когда-то зло и язвительно высмеял ее любовь к нему.
– Данька? Ты откуда?
 Задав вопрос, Наташа несмело посмотрела на вошедшего. Руки вдруг ожили и начали наводить порядок на столе. Сложили стопочкой папки, аккуратно поправили ручки и карандаши в органайзере, поставили на поднос чашку с недопитым кофе.
– С Колымы, подруга. Слыхала о таком месте? — развязно засмеялся Демин и погрузил тяжелое тело в кожаное кресло, стоявшее у стола. Оно тоненько пискнуло, потом заскрипело, заворчало, пока гость устраивался поудобнее.
– Кто же не знает Колыму. А что ты там забыл?
О, а теперь руки схватили голубую леечку и дали команду ногам. Те послушно застучали каблучками, перебегая маленькими шажками от подоконника к полкам, где стояли цветы.
«Хозяйка, ты что делаешь? — возмутилась фиалка. — Мои корни скоро утонут!» «Ага, — поддержала ее орхидея, — мне тоже не нравится. И чего бегает, суетится. Домой пора».
«Господи, и правда, что я делаю? Совсем из ума выжила старушка», – стучала в висках мысль, но части тела хозяйке не подчинялись. Теперь еще и сердце стало биться в грудную клетку, просясь на волю.
– Работаю я там, бизнес у меня. Да хватит тебе метаться, сядь разговор есть.
– Понятно, – протянула Наташа и наконец остановилась, – какой разговор?
– Приглашаю тебя на ужин в ресторан. Там и поговорим.
– Я не могу с тобой пойти, у меня ночью самолет, и еще вещи не собраны.
– И куда наша красавица собралась?
– В отпуск, – на всякий случай уклончиво ответила Наташа.
– Успеешь, – не стал уточнять Демин, – сначала дела.
Наташа растерялась. Заявился неизвестно откуда двадцать лет спустя после окончания школы и командует.
– Извини, но это твои дела, я к ним отношения не имею. А сейчас покинь мой кабинет или я позову охрану.
– Ишь, ты, как заговорила, – насмешливо прищурил глаза Демин, – А в школе тихая была, смотрела на меня издалека воловьими глазами и облизывалась.
В его голосе неожиданно появились металлические нотки, голубые глаза стали кусочками льда, и Наташа почувствовала, как по ногам откуда-то повеяло холодом. По жару, разлившемуся по лицу, женщина поняла, что ее щеки заливает краска. Это странное состояние: сверху жар, а снизу холод - еще больше смутило ее. Сердце заколотилось с новой силой, рука, все еще держащая лейку, задрожала. Она осторожно поставила ее на край стола. «Я с ума схожу, что ли. Откуда взялась эта юношеская робость? Я взрослая сорокалетняя женщина, вполне успешная и хорошо устроившаяся в жизни. Что мне этот Демин!»
– Хотела и смотрела, – с вызовом уставилась прямо в глаза мужчине Наташа, – а сейчас смотреть не хочу. Все давно прошло и быльем поросло.
– Ага, верю, а руки почему трясутся?
– А как я должна на тебя реагировать? Заявился под конец рабочего дня, и требуешь внимания. И тебе наплевать на то, что я тороплюсь. – повысила голос Наташа. она уже почти кричала, не в силах справиться с волнением, охватившем ее.
Дверь резко распахнулась, и в кабинет заглянула секретарша.
– Наталья Николаевна, вы меня звали?
Увидев девушку, Демин встал с кресла, которое облегченно вздохнуло, и пошел к двери мимо замершей Вали. «О боже, какой он огромный!» – подумала растерянно Наташа, невольно залюбовавшись статным гостем. Секретарша была ему по плечо.
– Ладно, Натаха, давай без лишних бла-бла. Если я сказал, что мне надо, значит надо, – отрезал Данила. – Жду тебя на улице.
Проводив гостя глазами, Наташа без сил опустилась в кресло, все еще хранящее тепло большого тела.
– Это кто был? – почему-то шепотом спросила Валя.
– Мой бывший одноклассник, – прошептала в ответ Наташа.
– Ничего себе фрукт! Я подумала, что это ваш любовник или муж. Прямо барин! Так по-хозяйски с вами обращался!
– Валя, ты же знаешь, у меня ночью самолет. Я не могу и не хочу возиться с его делами. Как быть? Помоги незаметно выбраться из офиса.
– А вдруг он и домой к вам нагрянет?
– Ты думаешь, он адрес мой знает?
Валя пожала плечами, ничего не ответив. Девушка подошла к окну и задумчиво посмотрела в начинающее темнеть небо. Офис Натальи Николаевны, адвоката по гражданским делам, располагался на десятом этаже высотного здания почти в центре Москвы.
На его двери красовалась черная табличка, где серебряными буквами было написано:
Адвокат
Золотарева Наталия Николаевна.
Все виды юридических услуг.
Представительство в суде.
Арбитражном суде.
Ведение досудебных переговоров.
Составление всех видов
жалоб, заявлений и исков.
– А если вы пройдете через черный ход? Я вам такси к нему вызову.
– Я лучше на своей машине, быстрее будет.
– Зря. Ваш гость тоже машину в подземном гараже оставил, так что, как только спуститесь, так вас сразу и засекут.
– А ты как здесь, одна будешь?
– Вы за меня не бойтесь. Я к подружке на седьмой этаж спущусь, с ней и домой поеду.
Наташа схватила сумочку, пригладила перед зеркалом волосы и тихонько выглянула за дверь: там никого не было. За спиной она слышала голос Вали, которая вызывала такси.
– Я пошла, – но девушка только махнула на прощанье рукой.
Чтобы не рисковать по-пустому, Наташа спустилась вниз по лестнице. Каблуки гулко стучали в пустом пространстве, и каждый раз сердце женщины ухало и проваливалось в колодец, когда ей чудилось, что сзади кто-то идет.
– Только бы дверь на улицу была открыта, – шептали пересохшие губы.
Наташа и сама не могла объяснить, почему так испугалась этого визита. Но размышлять о прошлом было некогда, а уж разбираться в нахлынувших чувствах тем более. Входная дверь оказалась открытой, такси мягко урчало мотором у тротуара. Наташа проскользнула незамеченной в салон, и только когда офисное здание осталось далеко позади, облегченно вздохнула.
– Куда едем, красавица, – поинтересовался водитель мягким голосом с легким грузинским акцентом.
– Каретный ряд, двадцать.
– Ок! Домчим с ветерком.
Наташа расслабленно коснулась затылком подголовника и закрыла глаза. Память унесла ее в далекое детство, погрузила в воспоминания о доме, школе, первой любви.
 
***
Даньку Демина Наташа любила со школы. Она до сих пор помнила тот момент, когда в шестом классе на уроке литературы открылась дверь, и в кабинет вошел маленький вихрастый мальчишка с шоколадными глазами.
– Иди сюда, здесь есть свободное место, – сказал классный, учитель математики, по прозвищу Пифагор, и показал на стул рядом с Наташей.
– Вот счастье привалило, – пробубнила она, сердито отодвигаясь к краю стола.
–Не ной! – получила она такой же грубый ответ.
Так между ними началась негласная война, сначала тайная, а потом и явная.
– Я не буду сидеть с этим коротышкой, – не раз заявляла высокая Наташа.
– Ой-ой-ой! Не больно то и хочется любоваться на дылду, – отвечал Данька.
Весь класс наблюдал за их бесконечными сражениями. Через год Наташу пригласили в секцию волейбола, где, к своему возмущению и удивлению играл и маленький Данька. Девочка даже хотела отказаться от занятий, но тренер уговорила, убедила и… сломала Наташе судьбу.
Домой после тренировок возвращались весело. Шутили, смеялись, бросались снежками, валялись в снегу. Летом ездили на сплавы и ходили в походы. Оказалось, что за внешней грубостью Демина скрывается вполне нормальная натура с хорошим мужским стержнем. Он лучше всех разжигал костер, ставил палатку, рыбачил и варил уху. Наташа сначала настороженно следила за ним, потом перестала обзываться, а еще через год влюбилась и пропала…
 
***
– Девушка, очнитесь!
Наташа вздрогнула и недоуменно подняла глаза, не понимая, где находится.
– Девушка, мы приехали. Вас здесь высадить или в арку поедем?
– Можно и здесь. Арка наверняка закрыта.
Наташа расплатилась. Выйдя на свежий воздух, она встряхнула головой, отгоняя неприятные мысли и побежала домой. В квартире было тихо, чисто и светло. Не успела Наташа снять обувь, как почувствовала мягкое прикосновение к ногам. Это Малыш встречал хозяйку. Он глядел на нее голубыми глазами и, мурлыча, терся о ноги.
– Ах, ты мой сладенький. Соскучился? Сейчас я тебя покормлю. Голодный, наверное.
Кот будто понял, о чем ему только что говорила хозяйка. Он сразу побежал на кухню, где на деревянном кошачьем столике стояли в углублениях две миски: для воды и сухого корма. Наташа зачерпнула стаканчиком из металлической банки разноцветные подушечки и с минуту слушала, как Малыш старательно хрустит. Потом налила воды из графина и села на стул.
– Наедайся, и пойдем в гости. Ты на меня не обижайся, поживешь недельку у Маринки. С ее Василисой поиграешь. Только не шали, котят мне не приноси.
В свое время Наташа пожалела беленького друга, не кастрировала, вот теперь и мучается: знакомые кошачники не хотят брать его к себе даже на небольшое время. Еле уговорила соседку, у которой тоже была миленькая беспородная киска Василиска.
Пока Малыш ел, Наташа стала собирать чемодан. Вернее, вещи она приготовила накануне, теперь только складывала стопочками и утрамбовывала. Много нарядов она не брала. Так, купальники, сарафаны, шорты, пару платьев. Она всегда говорила друзьям, что в поездке важно иметь деньги и документы, а остальное – купится. Потом посадила Малыша в корзинку, захватила его мисочки и сухой корм и сдала дорогого друга соседке.
Домой вернулась грустная, прошлась по квартире, закрывая краны газа и воды, и вновь вернулась к чемодану. В тишине звонок телефона оглушил и заставил подскочить от неожиданности. Успокоившееся сердце снова заколотилось по ребрам.
– Да! – писклявым от испуга голосом крикнула Наташа.
– Ой! Наталья Николаевна, миленькая! Ой!
– Что случилось, Валя, говори медленнее, не части.
– Ой! Наталья Николаевна, уходите из квартиры. Убегайте быстрее. Ваш знакомый в ярости. Он узнал у охранника адрес, – кричала Валя.
– Чей адрес? - сглупила растерянная Наташа.
– Ваш, конечно!
Голос Вали дрожал и вибрировал, в нем чувствовались едва сдерживаемые слезы. Девушка захлебывалась слюной, желая быстрее выложить начальнице плохие новости. Паника секретарши невольно передалась и Наташе. Не выпуская трубку из рук, она заметалась по квартире, бросая остатки вещей в чемодан.
– Когда он узнал адрес? Сколько у меня времени?
– Он уже едет к вам. Быстрее убегайте. Он злой, как черт.
Наташа бросила трубку, застегнула чемодан и кинулась к двери. Потом вспомнила, что кошелек, документы и билеты оставила на столе кухни. Вернулась. Выскочила в коридор, прислушалась. Показалось, что кто-то поднимается на лифте. Испуганно заметалась, не зная, что делать. На цыпочках поднялась этажом выше.
И вовремя. Лифт остановился как раз на ее этаже. Она услышала мужские голоса и, обмирая от страха, прижалась к прохладной стене подъезда.
– Господи, пронеси! – шептали непослушные губы.
Мужчины долго звонили в квартиру, потом стали стучать. На шум выглянула соседка Маринка. Наташа узнала ее по голосу.
– Молодые люди, кто вам нужен?
Что визитеры спрашивали у соседки, Наташа не расслышала, но поняла, что грубоватая Маринка послала их куда подальше.
– Поехали в аэропорт! – зло приказал Демин.
«Ура, кажется, пронесло!» – Наташа мысленно похвалила себя, что не проговорилась в офисе, куда летит, и поблагодарила Валю за своевременное предупреждение. Иначе драгоценный  отпуск в Дубае накрылся бы медным тазом.
«А если они узнали, из какого аэропорта я вылетаю? – окатила ледяной водой новая мысль. – Нет, не должны. Просто списки рейсов проверят. Стоп, что за ерунда! В Москве три международных аэропорта, расположенных с разных концах мегаполиса. Кто какому-то провинциальному бизнесменишке будет раскрывать списки пассажиров!"
Эти мысли чуть-чуть успокоили Наташу.
– Нет, что за невезуха, – бормотала она, набирая номер такси, – ну, зачем я Демину понадобилась? Что за срочность!  Алло! Можно такси в Домодедово? …
Такси прибыло быстро. Наташа, никем не замеченная, села в машину, подумав, что будет решать проблемы по мере их поступления, и поехала в отпуск.


Рецензии