Глава 16. Неожиданные сюрпризы. Часть 2

Женщины отдыхали и сплетничали, накрыв шикарный праздничный стол,  а мы, мужчины, играли в карты, разговаривая обо всём на свете, и периодически Максим напевал нам свои песни, играя на гитаре. Вечер проходил на ура. Не было никаких склок и проблем, просто отдых, и ничего более.

– Смотрю я на этих мужчин красавцев и думаю, какие у моего сына друзья хорошие! – проговорила Галина Фёдоровна и ушла отдохнуть.

– Ну, невеста, давай рассказывай! Каково быть почти замужней девушкой? – спросила Лейла.

– Я как в сказке, девочки. Он позволяет мне не работать, говорит о детях. Я даже уволилась. Но мне одной скучно. Он может уехать в Сколково ночью, когда происходит что-то важное, – пожаловалась Лида.

– У него специфика работы такая. Он умный человек, но всё-таки исключение из правил, – высказала своё мнение моя Хозяюшка.

– Это почему же? – спросила Лейла.

– Сейчас поясню. Все мы знаем, как выглядят мыслители, учёные. И где вы видели такого, как Дима? Социальный человек на все сто! – закончила свою мысль Анна.

– Да, он у меня такой! – довольным тоном произнесла Цыбульская.

– А как он в постели? – поинтересовалась Даша.

– Дарья! Ну что за привычка спрашивать такие вещи? – возмутилась Лейла.

– А что такого? Я могу ответить! Он – бог! Как говорится, маленький рост, зато какое эго! – похвасталась Лидия, и в женской компании повисла тишина.

– Что я могу сказать, – первой заговорила Аветисян. – Забавно подруге слушать о достоинстве своего друга.

– Тема «баклажанов» наших мужчин бесконечна! – добавила Дарья.

– Раз уж мы заговорили об этом, колись, Дашенька! – подтолкнула Лидия подругу.

– О моём орангутанге говорить хочется и не хочется. Прошу сбрить на теле волосы, а он ни в какую. Всё на природу сваливает! Необычно, если честно! – поведала Даша.

– Он мужчина, это нормально. Поверь, ласточка, если моего отца увидишь когда-нибудь, ты узнаешь о гориллах всё! – высказалась Лейла.

– Димочка тоже роща березовая! Анна, а ты чего молчишь? – поинтересовалась Лидия.

– А что говорить? Вы Толика не знаете? Ничего нового. Человек-загадка! – ответила Войнович.

– Не соглашусь. Парень твой просто слишком много думает. Он мне показывал свои заметки о жизни в Москве, и я могу тебе сказать, что у него глубокая душа. Откуда это, не могу ответить, но голова у него в порядке! Я бы эти заметки в журнале напечатала. – защитила меня Лейла.

– Что за заметки? – спросила Лидия.

– Он пишет, и делает это чертовски красиво. При этом он не писатель и не филолог. Природный дар! Однако пишет бездарно, я имею ввиду грамматику, пунктуацию. А теперь раскрывай секреты главной загадки этой компании! – выдала Лейла.

– Ну ладно! Я отвечу вам. Он приверженец классического секса. Но в этом есть доля какой-то романтики! Как в книгах для женщин. Но я недавно ходила к гадалке, – поведала моя Хозяюшка.

– Да ладно?! И что она сказала? – удивилась Лидия.

– Он мне изменил. Девочки, но я за ним не наблюдаю этого. Скорее всего, мне попалась шарлатанка, – ответила Анна.



Лейла и Лидия понимали, что гадалка была права, и всячески пытались не показывать своей осведомлённости, тогда как моя Хозяюшка буквально витала в облаках, считая меня идеальным мужчиной.

– Девушки, а если бы мужчина изменил вам? – задала провокационный вопрос Лейла.

– Таких горилл, как Максим, считают немодными, поэтому я не беспокоюсь за его верность, – выдала Дарья.

– Не прощу! – ответила Лида.

– В случае с Толиком это тяжёлый вопрос. Не знаю почему. Но когда-то я ему сказала, чтобы он меня не предавал, – сказала Анна Войнович, допивая шампанское.

Пока девушки рассуждали о моральных принципах, я пригласил своих товарищей на перекур, ибо жёлтый «Кэмэл» всегда находился в моем кармане намекая на новые истории. Мы стояли на огромной веранде около входа в дом и спорили о семейных ценностях. Когда Макс и Евгений ушли, Дима обратился ко мне за помощью.

– Толик, ты знаешь, о чём я хочу тебя попросить? Только выслушай! – начал Резников.

– Да нет, я понимаю, о чем ты, – достал я вторую сигарету.

– Толя, брат мой. Мне нужна организация свадьбы! Мы уже пересмотрели кучу предложений! Всё не то. Дело на круглую сумму!

– О круглой сумме я люблю говорить.

– Мне нужна программа на свадьбе, посвящённая Лидочке. Я знаю, ты сможешь! Толян, не отказывай!  – молил меня Дима.

– Дима, ты дурак? – резко спросил я.

– В каком смысле?

– Как я тебе могу отказать? Ты мой друг!

– Спасибо тебе, Толян! Теперь давай обсудим программу: я хочу видеть оркестр с арфой, выступление артиста…

– Нет, нет, нет! Я хочу сегодня отдохнуть! Прошу тебя, не мучай меня капризами и пожеланиями! – попросил я Резникова, и в этот момент пришли моя Хозяюшка и Лида.

– Дорогие мужчины, а нам уже немного весело! – проговорила Анна, наступив на ногу Цыбульской. – Ой! Лидия, прости меня! Как неловко вышло!

– Да ничего страшного, любовь моя! Ты наступила на колготки. А я только один бокал выпила. Увы, так надо! – обнимая себя за плечи, проговорила Лида.

– Ребята, что обсуждаем? Толясик, угости свою девушку сигаретой! – попросила Анна, и я протянул ей пачку жёлтого «Кэмэла».

– Димочка, ты уже поговорил с Толиком насчёт проведения свадьбы? Сроки поджимают! – обеспокоено спросила Лидия.

– Лидочка, поговорил. Но программу обсудим позже! Хорошо?

– Да, Димочка!

– Холодно стало! Пройдёмте внутрь! – пригласил нас Резников.

– А ты постой, мой Рыжик, со мной, – остановила меня Анна.

– Какие мы дерзкие! – улыбнулся я ей, и она ущипнула меня за живот.

– Больно, моя «Сюсюха Макасюха»? – дразнила меня Хозяюшка.

- Ещё как! Зато всё пришло в кондицию! – ответил я.

- Значит, ты был вне кондиции, дружок мой, и «дружок» твой? – посмеялась она надо мной.



Посмотрев на неё хитрым взглядом, я вдруг понял, что могу потерять её в любое время. И эта потеря действительно ударила бы по мне очень больно. Я крепко обнял её, прижав к себе, и прошептал на ушко:

– Прости меня. Я люблю тебя!

– Боже мой! Как я люблю твоё состояние автопилота, Вольфсон. – Она погладила мою рыжую шевелюру. – Быть рядом с тобой – это самый лучший подарок на Новый год! 

Этими словами Хозяюшка заставила меня вспомнить былые грехи. С одной стороны, мне было приятно это слышать, а с другой – думать о себе было настолько противно, что я еле сдерживался.

– Можно, я тебе расскажу один случай из жизни? – я очень старался не проговориться под действием спиртного.

– Конечно, Анатолий. Можете не стесняться! Чего я там у вас не видела! – намекнула на последующие события Анна.

– Я не про это!

Только я собрался сказать всю правду, как на мой телефон пришло сообщение. Вытаскивая его из кармана, я случайно выронил аппарат из рук, и тот приземлился между мной и Хозяюшкой. Не ожидая ничего криминального, я позволил ей поднять смартфон. Это было строгое нарушение конфиденциальности.

– Ждал сообщение от мамы, и вот оно! – сказал я, заметив выражение её лица.

– Да нет, твою маму не Ольга «Первая смена» зовут. Боже мой! Какой кошмар я только что прочитала! – Анна начала истерить.

– Какая Ольга?

– Как ты мог, Анатолий?! Я люблю тебя! – рыдала она, заказывая такси на своём смартфоне.

– Анна, что ты делаешь? Угомонись!

– Отстань от меня! Не прикасайся! Я думала, ты другой, но ошиблась! Ты меня предал! – она дала мне пощечину, и в эту минуту на шум выбежали Лейла, Стадников и Фролов.

– Что происходит? Вы чего так орёте? – громко спросила Лейла.

– Только не это! – проговорил Максим, осознав, что меня раскрыли.

– Что такое? Что не это? Вы всё знали? – закатила скандал Анна и выбежала за ограду. Лейла понеслась за ней.

– Толик, что случилось? – спросил Евгений.

– Я так понимаю, ты ей всё рассказал? – предположил Фролов.

– Ребята я не хотел. Ольга мне написала, – ответил я.

– Что именно? – задал вопрос ресторатор.

– Я боюсь представить. Я… я не знаю!

Стадников поднял мой телефон и прочитал сообщение: «Толяша! С Новым годом, дорогой начальник. Помню наши сексуальные потехи и требую продолжения. Кстати, я трезвая. Под грифом секретности. Целую моё рыжее чудо».

– Какая же дрянь эта Ольга! Почему ты её не уволишь? – возмутилась Аветисян.

– Пока не за что. Друзья, что мне делать? Что я наделал? – я присел на корточки и оперся на стенку.

– Я так и знал, что это произойдёт именно сегодня! – проворчал Фролов.

– Эй, дружище! Не кисни! Ты чего? – пытался успокоить меня Стадников.

– Всё нормально. Это было ожидаемо.



После измены, конечно, есть жизнь, а как насчет доверия к самому себе? Многие проклинают, что потеряли свою вторую половинку по глупости и стараются её вернуть. Иные после раскрытия преступления плюют на всё, заливая своё горе спиртным. А другие страдают месяцами. Это может настигнуть каждого, и правда в любом случае откроется в самый ненужный момент! Сделать вы ничего не сможете. Что было, то было.

Пока товарищи меня успокаивали, Лейла догнала мою Хозяюшку и вступила с ней в жёсткую полемику под легким снегопадом.

– Анна! Успокойся! Твоя реакция нас пугает! – пыталась хоть как-то остановить её Лейла.

– Заткнись! – громко прокричала Анна. – Какую вы хотели реакцию? Лейла, тебя предавали? Изменяли? Клялись в любви? Ты это испытывала?

– Нет, – тихо ответила Аветисян.

– А меня второй раз предали! Да кому я объясняю! Знаешь, все мужики козлы! Все! Ненавижу! – зарыдала снова Анна, и Лейла, не выдержав этого зрелища, подошла к Войнович и крепко её обняла. Та не стала сопротивляться.

– Анечка, ты права, я не испытывала на себе подобное. Мне лишь приходится представлять, каково это. Толя совершил ужасную ошибку. Да, он мой друг, но я его не оправдываю! – проговорила она на ушко Анне.

– Лейла, я знаю, что он хороший человек, но он типичный мужчина, и вовсе не исключение, как я думала. Господи, гадалка была права! Вот я дура! – винила она себя.

На веранде друзья пытались вернуть меня в этот мир, но я не хотел ничего делать. Мне было на всё наплевать, и дальнейшие события определило вмешательство мамы Фролова, до которой дошли слухи о предновогодних событиях. Она подошла ко мне и, уперев руки в бока, высказала свою точку зрения:

– Анатолий, я сразу поняла, кто вы. Интеллигент, ворвавшийся в крепкое среднее звено, который вступил на тропу разврата. Поверьте мне, ваше физическое положение отморозит ваше достоинство. Вы ведь хотите остаться мужчиной? Либо в дом зайдите, либо бегите за своей девушкой! – а где-то за её спиной еле сдерживал смех Максим.

– А ты чего смеёшься? Ты в подштанниках, сына? Хочешь меня без внуков оставить? – отругала своего отпрыска женщина.

– Мама! Вот кто тебя за язык тянет?! – недовольно произнёс Фролов, к которому подошла Даша.

– Ты знаешь, какие яйца у твоего отца? Большие! И ты перенял его гены! Я же тебя купала в детстве! – попыталась свести драму к минимуму его мама, тогда как ресторатор только думал, что ей ответить.

– Какие подробности! Я люблю твою маму за прямолинейность! – обняла Даша Максима.

– Девочка моя, не смеши меня! Вместе спите! Не притворяйся целомудренной! – заткнула Галина Фёдоровна девушку. – Анатолий, так и будешь тут сидеть?

– Галина Фёдоровна, а вы правы! – громко произнёс я.

Встав на ноги, я помчался за ограду. Мне хотелось любой ценой вернуть свою Хозяюшку, просто быть с ней, любить, обнимать и целовать. Мне не мешали ни крупные хлопья снега, мне не мешали тапочки, слишком скользкие, чтобы бегать по льду. Я просто бежал за ней. Около дороги показались два знакомых силуэта. Это были Лейла и Анна. Когда я подбежал уже довольно близко, подъехал автомобиль, который ослепил меня.

– Анна, прости меня! Я тебя прошу просто выслушать! – обратился я к ней, стоя напротив.

– Толик, вспомни мою просьбу! После всего этого ты хочешь, чтобы я простила тебя? Нет, мой Рыжик. Ты сам виноват в том, что произошло. Советую тебе нагуляться перед созданием семьи. Прощай! – ответила она мне и села в такси.

– Анна! – отчаянно прокричал я. Ко мне подошла Аветисян. – Лейла! Ну как же так? – я сел на колени, глядя, как моя Хозяюшка уезжает.

– Толясик, бедный мой друг. Ты должен понять, что она не вернется, – проговорила Аветисян.

– Лейла, вот не верю, что это произошло сегодня.

– Толик, да ты в домашних тапочках! Пошли обратно, и давай без депрессий! Я знаю, что ты это явление отрицаешь, но возьми себя в руки! – пыталась подбодрить меня Лейла, и в эту секунду к нам подбежали Стадников, Фролов и Резников.

– Лейла, ну как он? – спросил Фролов.

– Этот рыжий – крепкий орешек. В тапочках да на коленках стоит на снегу. Кошмар! – неудачно пошутила Аветисян.

– Денёк славный получился! Толян, пойдём встречать Новый год! Сейчас это тебе в первую очередь необходимо! – позвал меня в тёплый дом юный учёный.

– Славный?! И мне это необходимо ещё? Дима, ты в своём уме?! – прокричал я.

– Я тебя понял, – ответил Резников.

– Блин, Дима, прости меня. Это всё эмоции, – я начал приходить в себя.

– Всё нормально, Толян. Но пора возвращаться домой, она не вернётся! – сказал Дмитрий.

– Толик, он прав, вставай, дружище! – поднял меня Дон Жень-Жень. – В мире ещё ходит та самая Хозяюшка, которая тебя ждёт! И поверь, на таких как ты спрос большой!

– Рыжик! Прекращай тут хандрить! Ты понимал, что этого не избежать, поэтому пошли гулять, дружок, – успокоила меня Лейла.

В этот вечер, благодаря своим друзьям, я переборол себя и твёрдо решил продолжить празднование Нового года. Конечно, на душе было не так сладко, как хотелось бы, но умирать в этот вечер я тоже не собирался. Мир суров! И жестокость по отношению к себе от судьбы я заслужил по полной программе. Скорее всего, именно по этой причине мне было легко перенести тот факт, что меня раскрыли. И я пошёл во все тяжкие, понимая, что мой мозг гуляет, а душа страдает.

Мы послушали речь президента, затем выбежали на улицу, чтобы посмотреть шикарный фейерверк, после чего вернулись обратно домой, где могли спокойно развлечься, а учитывая, что теперь не нужно было ни перед кем отчитываться, я решил ни в чём себе не отказывать. Ближе к утру я понял, что моя душа требует отдыха, и, зайдя в отведённую мне комнату, расстелил постель на маленьком диване, который можно было разложить на двоих. Но я был один. Сняв с себя одежду, я прилёг, раскинув ноги и положив руки на живот начал думать о своей Хозяюшке. Как мне её не хватало. В голове я строил планы по её возвращению, но мои мысли перебил стук за стеной. Мне послышались знакомые голоса, которые вели диалог между собой.



– Лейла, ну прекрати! Мы друзья! Как я потом тебе буду смотреть в глаза! – услышал я голос Стадникова.

– Не смей сопротивляться, когда я настаиваю! Снимай штаны! Это дружеский секс, один раз, Женя! – домогалась за стеной Лейла. – А вот и твой ремень, я уже сняла! Ну, держись, качок московский!

– Ты что, сдурела?! Всё, я ухожу из комнаты! – возмущённо рявкнул Стадников, и мне стало чертовски интересно, что будет дальше. Я взял стакан и прислонил его к стенке, чтобы слышать подробности. Послышался звук рвущейся ткани.

Тем временем в той комнате, где происходили события:

– Лёля! Мать твою! Ты мне рубашку порвала! Отстань, слышишь меня?! – пытался отстранить от себя подругу, находившуюся подшофе, Стадников.

– Лёля? Как сексуально звучит! Ну что ты, как девственница, ломаешься! Ладно, давай, я совершу нежный подход! – завлекающе подошла к Дон Жень-Женю Лейла, оголяя свои ноги.

– О боже! Мама, роди меня обратно! – проговорил уставший от напора подруги Стадников, прижавшись к стенке.

– Вот и твой магазин! Ух! – Она расстегнула его ширинку и сняла с себя футболку. – Боже мой! Какой он большой! – произнесла Лейла, восхитившись достоинством своего друга.

– Лёля! Учти, ты сама напросилась! – предупредил Стадников и, взяв её на руки, повалил на кровать.

Около двух часов я слушал скрип кровати и блаженные вздохи Лейлы с Женей за стенкой. Я понял одно: Дон Жень-Жень был мастером сексуального дела, а Лейла оказалась не такой стальной, как это могло показаться на первый взгляд.

Новый год вступил в свои законные права. Я проснулся ближе к обеду и, вытащив из чемодана свою дневную пижаму, переоделся в неё. На удивление, моя голова была свежей, и в общем я чувствовал себя хорошо. По привычке отправив сообщение своей Хозяюшке, я получил в ответ посыл на три буквы. В зале сидела только Даша.

– Доброе утро! – поприветствовал я.

– Добрый день, – ответила она.

– А где остальные?

– Спят. Причём все! Я тут одна сижу, присоединяйся!

– Только без обсуждений!

– Все мужики такие. Не парься! – подвела итог Дарья. В эту минуту вышла Лейла в знакомой рубашке с порванным рукавом, которую вчера носил Евгений. Его одежда на ней смотрелась, как халат на тощей женщине.

– Доброе утро всем! – сказала она подозрительно улыбаясь.

– Добрый день, Лёля, – ответил я. Услышав это, она раскрыла свои глаза, понимая, что есть свидетель.

– Толечка, а чего мы такие саркастичные утром?

– Лейла, а где твои штаны? – не удержался я.

– Черт возьми! Толик! Жди меня, я быстро! – вскрикнула Аветисян понимая, как облажалась.

– Я одна не в курсе, что происходит в этом доме? – возмутилась Дарья.

Через десять минут Лейла спустилась, но не одна. С ней был Стадников, который, не стесняясь своих семейных трусов с пошлыми узорами, чувствовал себя как дома. Я не выдержал и вывел их вдвоем на кухню.

– Скажите мне, друзья! Вы с луны свалились? – задал я им вопрос, не заметив на кухне Фролова и его маму, умирающих от хохота.

– Анатолий, прекратите нравоучениями заниматься! Потрахались и разошлись. Что тут такого? – развела руками Галина Фёдоровна.

– О, чёрт! Вы все знаете! – ахнула Лейла.

– А ведь я тебя предупреждал! – произнёс Стадников, не стыдясь утреннего нахального поведения своего «дружка».

– Женя! Ну ты хоть маму мою постыдись! – призвал друга к порядку Фролов.

– Блин! Я не заметил! Сейчас вернусь! – и Евгений поспешил в свою комнату.

– Вы хоть предохранялись? – спросила Галина Фёдоровна Лелю.

– Я, я не помню! Блин! За что мне всё это! – пожаловалась Аветисян.

– Но ведь ты сама к нему приставала! – сказал Фролов, не заметив, как Стадников спустился.

– Максим, а ты на что намекаешь? – с нажимом поинтересовался Женя.

– В каком плане? Ты что грубишь-то?

– А зачем ты слухи распускаешь?

– Женя, мы вас слышали! Чего скрывать-то?

– Мальчики, успокойтесь! – приказала Галина Фёдоровна.

– Нет, Максим! Ты что-то не так понял! – возмутился Евгений.

– Ты хочешь выяснить отношения сейчас? – спровоцировал его Фролов, и Стадников рванулся к Максиму. Дамы закричали от страха, но только Макс приготовился дать отпор, как Евгений запнулся о порожек, ведущий на кухню, и рухнул на пол.

– Женя! – испуганно воскликнул Макс и подбежал к нему. Слегка приподняв Стадникова, он тут же уронил его обратно, получив пощёчину. От неожиданности Максим покачнуля  задев крепкой ногой ножку стола. Не выдержав силу удара она переломилась и на них скатились все салаты и бокалы со стола.

– Максим, он тебя ударил? – забеспокоилась Дарья.

– Нет! Всё в порядке! – засмеялся Фролов и встал на ноги, протянув Евгению руку.

– Что за бред в Новый год? – тоже улыбнулся Стадников.

– Мальчики! Прекратите шалить! Ну какие из вас боксёры? Вставайте, – мама Фролова проигнорировала потасовку и вышла на улицу мотая головой.

– Не Новый год, а бразильский сериал! Господи! С кем я переспала?! – винила себя Лейла.

– Лейла, я пытался тебя остановить! Но в этот раз ты была слишком настойчива! И мы договорились, что это чисто по дружбе! – попытался угомонить её  Фролов.

– Женя, как мне в глаза тебе смотреть? Я видела твой… твой. Охренеть! Как мы сможем остаться друзьями?! – паниковала Лейла. Громкий разбор полётов услышала Лидия и, спустившись на первый этаж, спросила:

– Что так громко кричите?

– Всё хорошо, Лидочка, не стоит на это обращать внимания! – успокоил свою девушку Дима.

– Но меня снова тошнит! – пожаловалась она.

– Я же говорил, что даже бокал шампанского плохо повлияет на твое здоровье! – проговорил Дима.

– Стоп! Я не ослышался? Дима, Лида, что вы скрываете? – поинтересовался Фролов, снимая пиджак запачканный  салатами.

– Друзья, крепитесь! Мы ждём первенца! – обрадовал нас Дмитрий.

– Вот это новости! Я скоро стану дядей! Ты постарался, чтобы там мужик был? – спросил Стадников сев на табуретку.

– Пока рано говорить об этом! Но, дорогие дяди и тёти, держитесь. Просто так вы не отделаетесь от нас! – поставил нас перед фактом Резников и проводил свою даму до туалета.

– Ребята, за это надо выпить! – предложил Фролов.

– Максим, футболка тоже испачкалась! – заметила Дарья. Пришлось снимать и футболку. В этот момент в комнату вернулась его мама.

– Сынок, ты хоть спину брей! Иметь кудри сзади неэстетично! А ведь, казалось бы, только недавно родился! Весь в отца пошёл! Первый раз вижу взрослого сына почти голым! – проворчала она.

– Максим, давай я тебя побрею! – хихикнула Дарья.

– Отвалите от меня с этим глупым предложением! Не нравится – не обращайте внимания! Родили да выбрали, Дарья, это к тебе обращаюсь, значит терпите! Обе! – психанул Максим.

– Друзья, можно я кое-что вам поведаю? – спросил Стадников.

– Валяй! – разрешил я.

– Я понимаю, что это будет странно звучать из моих уст, но я хочу сказать одну вещь, – начал Евгений. – Лейла, обращаюсь к тебе. Понимаю, что тебе неудобно, и ты думаешь о проведённой со мной ночи, но я предлагаю попробовать построить со мной отношения. И говорю об этом совершенно серьезно!

– Женя, ты с ума сошёл? Какие могут быть отношения, когда о твоей «докторской колбасе» знает половина москвичек? Ты в своём уме? Нет, ум то у тебя есть, но он разнится с моими предпочтениями. Я не готова к предательствам и вечной ревности! – быстро проговорила Аветисян, но Стадников прижал её к себе и поцеловал в губы.

От удивления мы отошли в сторонку, чтобы не мешать влюблённым  друг в друга друзьям выяснять отношения. Правда, Стадников своим поступком всё решил сам. Фролов к этому времени успел переодеться, и я пригласил всех на улицу.

– Знаете, я предчувствую кучу скандалов от этой парочки! – поделился я своими мыслями с друзьями.

– Я бы с ходячим «сексом» не стала иметь дела. Не завидую Лейле, – высказала своё мнение Даша.

– Конечно, вы с большой вероятностью правы, но Аветисян жёсткая баба, и если у неё получится угомонить Женю, от меня будет ей низкий поклон, – хмыкнул Фролов.

– Видать, я своими отношениями пожертвовал, чтобы Дон Жуан угомонился и попал в нужные руки. И всё же, как мне не хватает Анны, – загрустил я.

– Анатолий, не загоняйся! Я вам по секрету скажу, ребята. Буквально вчера с девочками обсуждали тему измен. И знаешь, что ответила твоя хозяюшка? – спросила Даша.

– И что же?

– Она считает тебя идеальным и не знает, простит или нет в случае измены.

– Я так и знал, что ничего не потеряно! Друзья, поверьте мне! Прошедший год для меня был уроком, как и для неё! Конечно, доверие мне придётся снова завоёвывать, но я готов! За эти сутки произошло столько всего! Давайте уже расслабимся! – заявил я.

– А вот это золотые слова! – произнёс подошедший Стадников, обнимая Лейлу за талию.

– Золотыми слова станут тогда, когда я буду уверена в твоей искренности! А пока я «типа» счастлива! То ли от его тела, то ли от того, что я первая, кому посчастливилось стать его официальной стервой! – пошутила Аветисян.

– А ещё больше вам повезло с тем, что успеете научиться обращаться с детьми! Когда мы захотим отдохнуть с Лидочкой, у меня будет целый список тех, кто будет готов понянчиться с моим ребенком! – поставил нас перед фактом юный учёный.

– Нашим ребёнком, Дима, нашим! – поправила его Цыбульская.

– Хорошо! С нашим ребёнком. И не забывайте, товарищи, на носу свадьба! – напомнил нам Резников.

Этот год был насыщенным как никогда. Мы встретили свои вторые половинки, попадали в самые нелепые ситуации, испытывали себя на прочность. Каждый сделал свои выводы. Но одно оставалось неизменным: мы остались командой, и не будь мы сплочённым коллективом, каждый давно бы сдался. Дружба – это очень хрупкая вещь, но не в нашем случае.

В дальнейшем нам предстояло столкнуться с ещё более интересными приключениями в повседневной жизни, и мы были готовы к этому. В любом случае, что бы ни произошло, каждый из нас был готов протянуть руку помощи своему товарищу.



Продолжение следует...


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.