Дуй, пастух, дудочку на заре... Глава 8. Не поле п

Сразу после встречи с девушками из своего детского дома Виктор Каюмов поспешил на автостанцию, на последний рейс автобуса в Люльпаны. «Надо увидеться с Павлом Петряковым. Поздравить Павла с окончанием института. Он в письме сообщил, что после защиты диплома по пути в Волжск заедет в детдом. Павел закончил Астраханский рыбопромышленный институт, - рассуждает студент Каюмов. - Молодец, Павел! По распределению, как пишет, попал в молодой город Волгодонск, будет работать инженером в НИИ (научном исследовательском институте), это, конечно, здорово!» Виктор вспомнил, как Павел часто на концертах пел песенку:

Дуй, пастух, дудочку на заре.

От росы травушка в серебре.

Я ранним-рано зорькою встану,

Отвяжу тёлушку во дворе...,

за что в детдоме прозвали его «пастушком». Действительно, это прозвище в детдоме за Павлом Петряковым закрепилось надолго. Павлик пел с душой, громко. Любил, когда его вызывали на «бис». Погладит свои красивые кудри, подправит на себе красную рубашку, улыбнётся, своими зелёными глазами взглянет на баяниста, что, мол, готов ещё раз повторить «Пастушка», тут же выбежит под аплодисменты зрителей на сцену. Павлик и учился с большим желанием, по всем предметам получал только пятёрки. Десять классов закончил с серебряной медалью. Два медалиста, Павел Петряков и Игорь Костромин, (это было в конце июля 1956 года, по стране во всех высших учебных заведениях вступительные экзамены начинались первого августа) заявили директору детдома Василию Васильевичу Стрельникову о своём желании учиться в Московском энергетическом институте.

-    Я, конечно, рад за вас! Езжайте, деньги на дорогу дадим, а где будете жить? - спросил директор.

-    У девчонок наших, они работают на прядильно-ткацкой фабрике в посёлке Октябрьском Московской области. Живут в общежитии. Может, нам, пока сдаём экзамены, дадут место в общежитии института, - ответил Игорь.

Да, Павел проездом в город Волжск, на малую родину Петря-ковых, заехал в Люльпанский детдом на несколько часов. Виктор его не застал.

Игорь и Павел сдали первый, основной, предмет для энергетического института математику - получили оценку «четыре». Если бы сдали на «пять», высшую оценку, они бы были сразу зачислены в институт. Оба парня растерялись. Никто им не подсказал, не посоветовал, что надо дальше бороться, сдавать остальные экзамены. Они, возможно, прошли бы по конкурсу. Один из преподавателей, узнав, что парни детдомовские, предложил поехать в Астрахань, попытаться поступить в рыбопромышленный институт - приняли. Учились пять лет. Не то, что учились, а выживали. В те времена для детдомовцев не было никаких привилегий, всё на общем основании: стипендия, студенческое общежитие. Парни в вечернее время работали, как и многие студенты в то время, на железнодорожной станции выгружали вагоны с зерном, разными крупами. Деньги зарабатывали. Павлик Петряков и Игорь Костромин в летние каникулы вместе с другими студентами по комсомольской путёвке ездили на целину, осваивали казахстанские степи. Учились на стипендию, иногда получали повышенную. Павлу на рыбном отделении факультета не всё нравилось, поэтому на третьем курсе перешёл на факультет автоматизации рыбной промышленности.

Павел никогда не любил проигрывать, спорил, отстаивал свою правоту. «Спиральбол» - любимая игра всех мальчишек Люль-панского детского дома. На шест высотой в четыре метра привязана верёвка - шнур с мячом. Игроки стоят в кругу друг против друга. В игре участвуют четыре или два человека, два на два или один на один - две команды. Каждая команда должна накрутить верёвку на шест. Один игрок шнур передаёт другому. Итак, получается спираль. Игорь и Павел, подростки одного возраста, хотя и одноклассники, в этой игре чаще бывали противниками.

-    Игорь, ты не прав, это не спираль. Ты два раза крутил, надо по одному разу! - кричит Павел. - Так нечестно. Я с тобой больше не буду играть!

Игорь не любил спорить, ругаться, спокойно отвечал:

-    Ну и пусть!

Виктор Каюмов и Павел Петряков часто сбегали из детского дома, в самоволку ездили в город Йошкар-Олу, за тридцать километров от Люльпан, на попутках, сцеплялись за борт машины с зерном или другим грузом.

-    Витя, хочешь со мной в город, к моей сестре Вере? Она учится в педучилище, на спортивном отделении. Вера-гимнастка, все её знают. Все!

-    Хорошо! - соглашается Виктор. - Давай поехали сейчас. Машины зерно на элеватор повезут. К вечеру в Люльпаны вернёмся.

Мальчики вышли на центральную дорогу. Голосуют, но ни одна машина не останавливается, мчатся, оставляя сзади себя пыльный хвост. А один водитель машину притормозил, высунув голову из кабины, кричит:

-    За вас отвечай! Близко не подходите к машине! А то научились сцепляться за борт, вези их, этих детдомовцев. Куда ездят? Кто их в городе ждёт? Шныряют бездельники везде.

Всё-таки удавалось залезть на машину, сесть на мешки с зерном и благополучно совершить путешествие в город и вернуться в детдом к ужину.

У Павла Петрякова всё было серьёзно: и учёба в вузе, и первая любовь, женитьба на самой красивой девушке Волгодонска, забота о семье, о детях: сыне и дочери.

-    Надя, как ты думаешь, смогу я написать научную работу, а потом защитить кандидатскую диссертацию по разработке промышленных добавок? Ты мне поможешь?

-    Конечно, сможешь, - поддержала мужа Надежда Константиновна. - Помогу.

Павел Михайлович Петряков, молодой учёный-инженер, увлёкся диссертацией, обобщал свой опыт работы, изучал передовые достижения науки в области разработки промышленных добавок по стране и за рубежом. Писал долго, мучительно, тщательно обдумывал каждую деталь своей диссертации. Беспрестанно советовался, консультировался с женой, тем более супруги Пет-ряковы вместе учились, работали в одной организации. В семье всё ладилось: дети хорошо учились, росли здоровыми, послушными, Павел любил свою Надежду, сына и дочь. В семье он находил утешение, отдыхал. Всё было хорошо.

-    Павлик, отдохнул бы немножко, довела тебя эта диссертация, в субботу с друзьями сходика-ка на рыбалку, - посоветовала мужу Надежда. - Ты же с детства рыбак.

-    И то верно. Пойду-ка, схожу на рыбалку. И дни стоят погожие, надо позвонить Геннадию. Своей диссертацией обо всём на свете забыл, а ведь в детдоме я, Надя, был заядлым рыбаком. Бывало, с Игорем и Витей накопаем червей и на рассвете бежим к речке.

Сидят друзья, коллеги по работе, на берегу небольшой речки, ловят карасей, линей. Хватит рыбы на богатую уху. Из рюкзака каждый выложил провизию, смотрят - бутылки нет.

-    Так не годится, что за уха без бутылки! Павлик, ты у нас самый молодой и самый шустрый, пока варится уха, сбегай-ка, в магазин за бутылкой, - советует Геннадий Иванович, сотрудник Павла по работе, пятидесятилетний учёный-химик.

-    Магазин недалеко. Ты туда-сюда - и уха будет готова. Наваристой она будет! - добавляя чищеную рыбу в котелок с кипящей водой, помешивая её, говорит Дмитрий.

Игорь не стал отказываться, побежал в магазин. «Какую бутылку им нужно? Уха, она и так жирная», - недоумевает Павел. Купил бутылку растительного масла. Торопится, бежит на берег.

-    Ждут, наверно, маслом уху заправить хотят, а я чуть задержался. Надо поторопиться.

Да, уха получилась жирной, вкусной, наваристой. Рыбаки уху разлили по тарелкам. Ждут бутылку.

-    Куда Павел пропал? Уха остынет. Да вон он бежит. Слава Богу! Павел, где твоя бутылка?

-    Вот, нате! - протянул Павел Геннадию Ивановичу бутылку.

-    Скорее давай сюда, заждались тебя. Только посылать тебя к чёрту на кулички! - рассматривая бутылку, говорит химик. - Эй, что ты принёс? Глядите, братцы, он бутылку растительного масла принёс. Где же водка? Ха-ха!

-    Ты, Павел, соображаешь? Уха без водки! Мы его все ждём, а он? Аппетит пропал, - не доволен Дмитрий. - Ладно, Павлуша, не обижайся. Молодец ты. Знаю, что спиртное не употребляешь, это хорошо.

Верно, Павел Петряков вообще не употреблял спиртного, только по праздникам выпьет кружку пива. Изредка с близкими людьми, друзьями в честь какого-нибудь важного события попробует шампанского. Терпеть не мог пьяных людей, с сожалением смотрел на их жён, детей. Надежда гордилась им, привлекательным, единственным, непьющим, не похожим на других мужчин. Тем более Павел завершил работу над диссертацией. Надежда и Павел отшлифовали последние штрихи научной работы. Им обоим нравилась и тема, и содержание, ход суждения, выводы, в целом оформление диссертации. Оставалось перед учёным советом её защитить. Но жизнь человеку преподносит различные сюрпризы. В начальный период тяжёлого перестроечного времени, развала страны Павел стал защищать диссертацию кандидата химических наук по разработке промышленных добавок - не смог. Развал Союза чревато отразился на науке. Начались, как и везде и повсюду, метания, брожения. В науке - борьба идей, соперничество. Павел не выдержал несправедливого подхода некоторых «умов» к научным открытиям. Молодой, перспективный учёный начал пить. Горе, жизненные неудачи заливал водкой, вином. Где были тогда, в самое трудное время для человека, друзья, близкие люди? 22 апреля 2004 года для Павла Петрякова, детдомовца, зеленоглазого, кудрявого, общего любимца воспитателей и воспитанников Люльпанского детского дома «пастушка», стало роковым. Надежда Константиновна, самый родной человек для Павла, нашла своего мужа на даче мёртвым. Рядом с ним лежала бутылка с недопитым красным вином «портвейна». Павлу Пет-рякову было всего 64 года. Слишком рано оборвалась ещё одна детдомовская жизнь.


Рецензии
Здравствуйте,Роза Арслановна!Жил человек,cтарался преодолеть все трудности, уготованные судьбой и вот,нате!-такой печальный итог.Не смог Павел Петряков пробиться сквозь препоны в науке со стороны некоторых учёных,ополчившихся против его научных идей.Bсе его труды по подготовке диссертации пропали даром и остались невостребованы,а это оказалось смертельным ударом для бывшего детдомовца.Очень жаль такую светлую голову.
Спасибо,Роза Арслановна за продолжение эпопеи о детдомовцах.Дай Вам Бог сил и здоровья для дальнейшей работы в этом направлении!Успехов Вам и большой творческой энергии!
С благодарностью и уважением-Владимир.


Владимир Николайцев   17.04.2018 17:25     Заявить о нарушении
Владимир, СПАСИБО Вам большое за подробную, аргументированную рецензию на одну из глав повести о детдомовцах послевоенного, тяжёлого времени! Владимир, цель моя: показать, что индивидуальность характера каждого воспитанника-выпускника детдома разная. Не каждый из нас выдерживал трудности ЖИЗНИ. Такая же история, как у Павла Петрякова, получилась у Коли Коваленко из Харькова, хотя у Коли была МАМА, наша детдомовская тётя Даша. Мы, большинство из нас, были упёртыми, неподдающимися, независимыми, твёрдыми. Нелегко было и мне, Мергасиму, ставшему впоследствии моим мужем. Мне помогли, поддерживали меня мои настоящие друзья - больше никто. Плюс ко всему мне помогли мой твёрдый, сильный ХАРАКТЕР, физическая сила, закалка, полученная мной СПОРТОМ. До сих пор ни перед кем не пасую, не унижаюсь, стараюсь держать на ВЫСОТЕ собственное ДОСТОИНСТВО и ЧЕСТЬ. Об ЭТОМ знают мои редкие НЕДРУГИ. Владимир, СПАСИБО Вам и за Вашу ПОРЯДОЧНОСТЬ - не всем ТАКОЕ присуще. До следующей встречи!

Роза Салах   17.04.2018 18:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.