Горькие слёзы

В небольшой квартире одного небольшого поволжского города, перед старым настенным зеркалом, стояла молодая женщина. На вид ей было чуть за тридцать.  Женщина была без одежды, абсолютно голая. Она долго смотрела на своё отражение, пытаясь найти в своей внешности черты привлекательности. Её длинные русые волосы были распущены. Правая сторона её лица была очень милой, с приятными чертами. Левая сторона, напротив, была сильно обезображена. И это сильно бросалось в глаза.
Сначала женщина очень внимательно, не спеша, всматривалась в правую сторону своего лица, отмечая про себя его заметную привлекательность. Затем, крайне неохотно, повернув к зеркалу левую сторону лица, снова стала рассматривать себя. Она всматривалась в каждую чёрточку, в каждый изъян. Скоро женщину передёрнуло. Ей стало очень неприятно. Обезображенность левой щеки, нижней части подбородка, носа и лба не вызывало в ней совершенно никаких положительных эмоций. Она смотрела, смотрела на себя в зеркало до тех пор, пока из её глаз не потекли слёзы. Скоро небольшая комната, погружённая в осенний сумрак, наполнилась рыданием.

Эти рыдания каждый день слышали соседи. Они знали их причину. Три года назад Кристина (так звали нашу героиню) попала в серьёзную аварию. Помимо лица у неё было повреждено левое бедро. С тех пор Кристина заметно прихрамывала при ходьбе. Больше того, мышцы её левой ноги, потеряв былую подвижность, начали атрофироваться. Нога выглядела истощённой. Округлость бедра была потеряна. Знали соседи также и то, что три года назад, Кристина готовилась выйти замуж за одного молодого человека из довольно состоятельной семьи. Ей уже было сделано предложение и всё шло к свадьбе. Но за три месяца до намеченной даты Кристина, управляя своим автомобилем за городом, попадает в аварию и после полученных травм теряет сознание. Виновным в дорожном происшествии был признан водитель «МАЗа», находившийся в тот день за рулём в состоянии алкогольного опьянения.

Узнав о последствиях аварии, молодой человек Кристины довольно быстро принял решение прекратить всякое общение и встречи. Он резко разорвал отношения, даже толком не объяснившись. Не было в нём больше ни желаний, ни искры, столь необходимых для притяжения и чувства взаимности. Отношения, некогда пылкие между мужчиной и женщиной, наполненные нежностью, страстью, постоянным ощущением влюблённости, вдруг погасли, утратив былую теплоту.

 Так мужчина из жизни Кристины исчез. Тогда, в самом начале, она ещё не знала, что время без настоящего мужского внимания, будет тянуться перед ней бесконечно долго, подобно мягкой тёплой резине. Сначала будут проходить бесконечно длинные дни, потом месяцы и годы, длящиеся словно столетия. Это будет для неё настолько тяжело, что её нервы, некогда здоровые и крепкие, начнут сдавать, будут с треском лопаться подобно натянутым канатам и больно ударять по сердцу и хрупкой женской душе. Постепенно Кристина начнёт замыкаться в себе. Мир станет для неё Зазеркальем. Она будет пытаться, настойчиво будет пытаться вернуться назад, но не сможет. Всё, что у неё в итоге останется, это маленькая, почти крошечная надежда на будущее. Надежда со временем станет для неё единственным утешением на длинные месяцы и целые годы. Слёзы будут проливаться из её пока ещё живых, серых, очень подвижных глаз, каждый день, немного заглушая боль об утраченной прошлой жизни, наполненной яркими эмоциями и прелестями полноценной человеческой жизни. Уткнувшись в подушку, сидя в кресле, во время прогулок на свежем воздухе, и даже во сне, она будет плакать и рыдать, остро ощущая себя ненужным в этом мире, неполноценным существом.

 Часто, устав от своих тяжёлых мыслей, Кристина будет посещать городское кладбище и подолгу сидеть у могилы своей матери. Она будет приходить на кладбище в летний зной, в зимний мороз, в осеннюю погоду, в весенние ветреные дни с неустойчивой, переменчивой погодой. Её мать, в прошлом известная в городе актриса театра, умерла несколько лет назад в возрасте шестидесяти пяти лет от рака. Её отец, преподаватель в ведущем вузе города, в последнее время впавший в затяжную депрессию, от работы стал заметно уставать. К тому же он начал злоупотреблять спиртным, отстраняясь от житейской суеты, ежедневных человеческих забот. К своей родной дочери он заглядывал крайне редко. А в последнее время и вовсе забыл о ней.

 Кристина жила одна, практически без поддержки близких людей, научившись справляться с трудностями в одиночку. Изредка к ней заезжали родственники, интересуясь её здоровьем. Иногда приходили «на чай» подруги. Но многие забыли Кристину, узнав о её личной трагедии. Многие отвернулись, не желая тратить время на «больную». Так между собой называли Кристину знакомые, «друзья» и её в недавнем прошлом «хорошие» подруги.

 На городском кладбище, у могилы матери, ей становилось всегда легче. Свою мать она горячо любила и была рядом с ней до последнего часа. Она и после смерти не оставила её, посещая кладбище практически каждую неделю. Прихрамывая на одну ногу, она шла к могиле близкого ей человека мимо многочисленных надгробных памятников и крестов. Садилась на скамейку, если было тёплое время года или же, в холодное время года, стояла возле ограды и подолгу смотрела на фотографию своей матери, пытаясь найти спасения и утешения для своей души. Часто молилась про себя (этому она научилась пару лет назад, посещая старую Митрофановскую церковь неподалёку от своего дома).

Сегодня, стоя абсолютно голой перед большим настенным зеркалом, рассматривая себя внимательно, с ног до головы, Кристина в очередной раз пыталась понять, что в ней не так. И если бы кто-то смог в тот миг заглянуть в её душу, то непременно увидел бы её сильное желание нравиться мужчинам. Будучи абсолютно внутри себя, она желала, как и каждая нормальная женщина, быть любимой. Но как читатель уже успел заметить, мужчины в жизни Кристины больше не было. Она осталась совершенно одна. Хотя, вернее было бы сказать, что она осталась в окружении многочисленных, по большей части, тяжёлых мыслей, которые не давали ей покоя ни днём, ни ночью. Только маленькая, крошечная надежда ещё теплилась в ней едва заметным огоньком, придавая силы, утешая и оберегая от (не побоюсь этого слова) саморазрушения, губительного явления для всего живого, всего человеческого.

 В хмурый осенний день, переборов себя, сглотнув в очередной раз прилипшую к самому сердцу горечь от утраты самого дорогого, Кристина, стоя перед окном и глядя куда-то вдаль, через некоторое время оделась, вышла из квартиры, закрыла за собой дверь и направилась на прогулку по своему городу, умело прикрыв левую сторону щеки красивым цветным платком. Она медленно шла по знакомой ей улице, стараясь не прихрамывать. Она смотрела на свой город и видела то, что не могли видеть другие люди. Да, она часто это видела. Она научилась со временем читать по лицам отдельные мысли прохожих. Она научилась понимать их эмоции. Люди шли мимо неё нескончаемым потоком. Молча, разговаривая по телефону, с другом, подругой, близким родственником, коллегой по работе, люди шли, погружённые в свои мысли, в свои внутренние миры. И они совсем не замечали одну молодую женщину, внимательно изучавшую  каждого прохожего с головы до ног. Кто-то шёл быстро, кто-то медленно, кто-то бежал, а кто-то, в грязной, плохо пахнувшей одежде, лежал на скамейке автобусной остановки, забыв про время и суету окружающего городского мира.

 Сырой воздух заставлял многих морщить свои лица, прятать их за приподнятые воротники и шарфы. В такие ненастные осенние дни никто не хотел задерживаться на улице. Многие спешили укрыться поскорее в тёплых помещениях. Исключением были люди вроде Кристины. Те, кто в каждом дне пытались найти нечто сокрытое, нечто главное, имеющее смысл в отпущенном человеку скоротечном суточном времени. Будучи сильно одинокой женщиной, Кристина замечала всё, что происходило вокруг неё: крупные планы и мелкие, самые незначительные детали. Её память за последние несколько месяцев укрепилась настолько, что она могла воспроизвести в своей голове все дни за последний месяц подобно киноплёнке. Было ли ей от этого легче? Нет. Но она искала, каждый день искала ключ к пониманию своей проблемы, надеясь на своё спасение. Ежедневные прогулки на свежем воздухе, чтение книг, спокойная домашняя обстановка, позволяли ей погружаться в любое время в мир своих мыслей. Часто Кристина просыпалась с какой-нибудь одной мыслью, проживала с ней весь день, а потом ложилась с ней спать. И к утру следующего дня, глубоко засевшая мысль, наконец, приобретала законченные формы, становилась решаемой проблемой.
Впрочем, так было не всегда.

Иногда мысли были настолько сильно окрашены в тёмные тона, что найти в них проблески светлого становилось крайне тяжело. И так могло продолжаться изо дня в день. В такие «мрачные» периоды Кристина  старалась не просто прогуляться по знакомой улице, но зайти в какое-нибудь особенно светлое место: в часовню, церковь, городской парк с большим количеством старых деревьев, сквер какого-нибудь известного деятеля культуры. Любила Кристина заходить на городские площади и оттуда смотреть на небо, осеннее, затянутое плотным слоем облаков, небо, стараясь найти открытые участки с глубокой, чистой синевой.

Сегодня её выбор пал на городской парк. В предзимнее время, в начале ноября, в старом парке часто можно было наблюдать одню картину: свежевыпавший осенний снег на несколько часов покрывал опавшую листву лёгким белым покрывалом. Но сквозь тонкий слой снега ещё пробивался запах осени. Дубовые и кленовые листья источали тонкие нотки многими любимого и известного аромата под названием «Предзимье». Этот аромат очень нравился Кристине. Часто она приходила сюда, к столетним великанам – дубам и клёнам, чтобы подышать настоящим осенним воздухом. Расположенный на возвышенности, городской парк умело хранил в своих границах тишину и покой, оберегая прохожих от автомобильного шума.

Высокие столетние деревья успокаивали душу, позволяли, благодаря своему величественному виду, настраиваться на разного рода размышления. Кристина довольно долго, спрятав руки в карманы серого плаща, прогуливалась по парковым дорожкам, подмечая про себя маленькие события в жизни этого заповедного городского участка: то сломанную ветку дерева, то шелест бурой листвы в кронах старых дубов, то карканье ворон на фоне серого унылого неба. Она уже собиралась возвращаться домой, но случайно вышла на длинную аллею и увидела перед собой молодую пару. Мужчина высокого роста шёл рядом с девушкой, обняв её за талию правой рукой. Он говорил ей что-то приятное. Девушка тихонько посмеивалась, явно показывая своему спутнику знак о том, что ей рядом с ним хорошо.

Кристина невольно замедлила шаг и принялась внимательно разглядывать пару со спины. Мужчина был одет довольно строго, но со вкусом: длинное чёрное пальто, чёрные брюки, ботинки на шнурках (тоже чёрного цвета). Воротник пальто был слегка поднят, красивые русые волосы расчесаны на правую сторону. Мужчина явно смахивал на интеллигента. Девушка, напротив, была одета довольно просто: серая короткая куртка, чёрные легинсы, лёгкая стильная обувь чёрно-серого цвета. Её волосы были распущены.

Девушка буквально приковала взгляд Кристины. Она смотрела ей в спину, отмечая про себя её привлекательность. И узкая талия, и округлые бёдра, и другие не менее заметные части молодого женского тела, заставили Кристину громко вздохнуть. Конечно, этого вздоха никто не слышал. В девушке она видела то, что не могла видеть в себе. И это причиняло ей боль. Довольно сильную боль.
Кристина достаточно долго смотрела на пару влюблённых людей, сжимая руки в кулаки, пока не увидела их долгий поцелуй на излучине узкой аллеи, под раскидистыми ветвями высоких клёнов. Не в силах больше смотреть, она отвернулась, слегка покачав головой и закрыв глаза. Увиденное разбередило в ней раны, заставило вспомнить приятные моменты из жизни, и, одновременно, вспомнить неприятные, которые, увы, имели место быть в её непростой земной жизни.
Где-то наверху, в кронах двухсотлетних дубов, громко каркнула серая ворона. Кристина словно очнулась. Она осмотрелась по сторонам и вдруг заспешила домой, спрятав руки в карманах  серого плаща, не забыв при этом поправить цветной платок возле левой стороны лица.

Она шла домой. Ей хотелось забыться, уснуть в тёплой постели и, может быть, увидеть какой-нибудь приятный сон. Внезапно начавшийся снег заставил её ускорить шаг, и скоро она оказалась у себя дома, в уютной тихой обстановке, среди родных, горячо любимых стен.
После городских, однообразных пейзажей, во сне она увидела кладбище с множеством крестов и могил. И едва Кристина увидела эту мрачную картину, как почувствовала, что её кто-то схватил за ногу. Она посмотрела вниз, под ноги и ахнула! Ужасного вида костлявая рука торчала из-под земли, крепко схватив за лодыжку, и тащила вниз, под землю. Это был настоящий кошмар! Ужас сковал сердце Кристины. Она чувствовала, как земля уходит у неё из-под ног, как она погружается вниз. Внезапно, где-то в отдалении она услышала  приятный женский голос: «Иди! Иди!». Потом снова услышала тот же голос: «Иди! Иди!». Кристина нервно осмотрелась по сторонам. Но никого не увидела.

Между тем, костлявая рука продолжала тянуть её вниз. Она уже видела большую чёрную яму под ногами, чувствовала могильный холод, как вдруг тот же приятный женский голос буквально приказал ей: «Беги! Беги!». Кристина ещё раз осмотрелась. Чуть в стороне от неё, возле крестов и могил, среди белого тумана, стояла женщина в синим. Яркий синий цвет бросался в глаза. Женщина звала её рукой. Воодушевлённая визуальной помощью Кристина начала бороться. Она пыталась ослабить хватку ужасной на вид костлявой руки. И скоро ей это удалось. Собрав в себе последние силы, Кристина, обняв большой деревянный крест дрожащими от страха руками (непонятно откуда взявшийся, словно выросший из-под земли), вытянула ногу из зловещей ямы и глубоко вздохнула.

- Беги! Беги! – снова услышала она знакомый голос.

Будто очнувшись, Кристина побежала. Она только и видела, как рядом мелькали кресты, бугорки могил, как клубился рядом белый туман, и как сотни костлявых рук вытягивались из-под земли, хватая кистями воздух, словно пытаясь что-то схватить. Кристина бежала, не останавливаясь до тех пор, пока не увидела впереди за кладбищенским деревянным забором яркий свет. Белый свет со вспышками жёлтого цвета. На сердце у неё отлегло. Она побежала ещё быстрее. Случайно посмотрела под ноги и очень сильно удивилась, увидев себя абсолютно голой. Ноги её были здоровы. Она чувствовала в них силу. Она видела свои крепкие округлые бёдра. То, что ей давно в себе хотелось увидеть. Теперь она это видела. От внезапно накатившей волны радости Кристина захотела закричать. Но она спешила.

Пробежав под аркой широко распахнутых кладбищенских ворот, Кристина, спустя считанные мгновения, в буквальном смысле провалилась в яркий белый свет. Земля внезапно ушла у неё из-под ног. Она ничего под собой не чувствовала. Она просто куда-то падала, глубоко погружаясь в неизвестное. Тёплый ласковый ветерок прогуливался по её телу, успокаивая и словно намеренно направляя в какой-то ДРУГОЙ сон.

Кристина проснулась утром в лучах яркого осеннего солнца. Её комната впервые за многие недели приобрела весёлый вид. За окном, по ярко-синему небу проплывали белые облака. Кристина потянулась, как кошка в постели и улыбнулась, явно пребывая в неге. Ей не хотелось вставать. Она просто лежала и вспоминала свой сон. «Кошмар, закончившийся настоящим блаженством!» - думала она, уставившись в потолок. «Что может быть чуднее?! Боже мой! Что всё это значит?!». Она задавала себе вопросы, один за другим и не получала на них никаких ответов.
Во второй половине воскресного дня, продолжая пребывать в эйфории от приятного чувства, полученного ночью, во сне, Кристина решила отправиться на городское кладбище, к могиле своей матери, чтобы сказать ей «Спасибо» и помолиться там Богу.

 Около двух часов дня Кристина вышла из небольшого белого автобуса рядом с кладбищем, прошла медленно через открытую калитку, и направилась к могиле своей матери, немного прихрамывая на левую ногу. На ней по-прежнему были всё тот же серый плащ, всё те же синие джинсы, чёрные осенние сапоги, и всё тот же цветной платок. После аварии она не любила ярко одеваться, часто что-то менять в своём гардеробе. За годы пребывания в одиночестве она изменила своё отношение к окружающему миру. Стала более спокойной, сдержанной в своих манерах. Она стала раньше положенного времени мудрее. Виной тому были сложившиеся обстоятельства, о которых читатель уже знает.

Кристина шла медленно по одной тропинке, почти не обращая внимания по сторонам. Скоро она услышала плач. Женский надрывный плач. Она подняла голову, посмотрела налево и увидела на некотором расстоянии, за крестами и могилами, одну женщину, одетую во всё чёрное. Кристина подошла ближе и всмотрелась в надгробие. На фотографии был молодой человек лет тридцати на вид. Приятной наружности, с красивыми выразительными глазами и приветливой улыбкой. Женщина лежала на могиле, обхватив свежую сырую землю руками и неустанно повторяла одни и те же слова: «Убили! Убили! За что?! За что?! Господи! За что?! За что?». Молодую женщину убитая горем мать не заметила. Кристина медленно отошла назад, так, чтобы её шаги совсем не было слышно, вернулась на тропинку и продолжила путь к знакомой могиле.
«Вот они, женские слёзы, - думала Кристина, изменившись в лице, - настоящие горькие слёзы об утрате близкого человека». Что может быть хуже, когда мать хоронит своего сына. Что может быть хуже страшного одиночества и невыносимой тоски по любимому человеку, ушедшему навсегда. Да, здесь и я вынужден был отступить немного от текста, потому что в такие моменты трудно говорить и тем более что-то писать.

Возле могилы своей матери Кристина остановилась, присела на скамейку и долго смотрела на фотографию, положив руки перед собой на маленький столик.
Некоторое время спустя, закрыв глаза, она начала молиться. Про себя, тихо, тихо. Так, чтобы её мысли никто не услышал. Только Бог и никто больше.

- Извините, - услышала вдруг рядом с собой Кристина, - я часто вижу вас на кладбище. Кто у вас здесь похоронен?

- Мама, - ответила тихо Кристина, открыв глаза, но не поворачивая головы назад.

- Вы, наверное, очень любили свою мать, - продолжал всё тот же приятный женский голос, - раз приходите сюда так часто.

- Да, очень любила, - ответила Кристина и повернулась назад, чтобы взглянуть на незнакомую ей женщину.

   Каково же было её удивление, когда она увидела перед собой женщину в синем. Да, она увидела женщину в ярко-синем. Удивление отразилось на лице Кристины так сильно, что она даже открыла рот и приподняла брови.

- Ты не думала здесь увидеть меня, да? – проговорила с улыбкой на лице женщина в синем.

- Нет, не думала, - тихо ответила Кристина, и тотчас принялась разглядывать женщину. Та стояла молча, со спокойным выражением лица, позволяя рассмотреть себя с ног до головы. Этой возможностью Кристина воспользовалась в полной мере. Незнакомой женщине на вид было около шестидесяти. Её длинные тёмные волосы были спрятаны под красивым цветным платком. Её ярко-синее пальто притягивало внимание подобно маяку на море во время шторма. Её чёрные кожаные сапоги на высоком каблуке отличались особенно изысканным вкусом. Они очень хорошо смотрелись со стороны.

- Кристина, - начала разговор женщина в синим, - мне о вас многое известно…

- Откуда?! – внезапно спросила Кристина, очень удивившись тому, что её имя таинственная женщина знает.

- Не перебивайте, пожалуйста,- снова продолжала женщина в синем. – Вы  очень переживаете по поводу своей внешности. Вы думаете, что на вас никто никогда не посмотрит. Я имею ввиду мужчин. Но вы ошибаетесь. Не всем мужчинам нужны красавицы. Знаете, сколько молодых девушек и зрелых женщин страдают сегодня от одиночества. Сколько (не побоюсь это слова) красавиц не получают того, что им хочется. Сколько слёз они проливают, натыкаясь, обжигаясь о мужскую грубость и невежество. Да, есть женщины, которым нравится мужская грубость. Есть такие, которых грубость в обращении даже возбуждает, позволяя проснуться диким животным инстинктам. Женщины любят давать выход своим накопившимся эмоциям. Через мужчин они выплёскивают наружу и тёмное и светлое. Переизбыток чувств, эмоций, всегда требует выхода. Вопрос только в том, как сделать так, чтобы этот самый выход, этот переизбыток (не важно светлого или тёмного) не навредил окружающим и самому разгорячённому человеку. Ведь грани человеческой психики очень тонкие. Иногда один неверный шаг разрушает целую жизнь.

 Что такое Красота, Кристина?! Ты знаешь, что это такое?! Красота – это, когда твоя душа светится изнутри, когда настоящие чувства выходят свободно наружу и обволакивают тебя подобно тёплому пледу в ненастный зимний день. И ты не сопротивляешься этому. Ты отдаёшься этим чувствам без остатка. Потому что тебе хорошо. Ты думаешь, это сложно? То, о чём я говорю тебе? Нет, это довольно просто. Но, посмотри, чем забиты сегодня головы мужчин и женщин. Все гонятся за Красотой, не понимая, что есть Красота! Фитнес-клубы, танцы, велопрогулки, спортивный бег, оздоровительная ходьба, массаж, спа-салоны и прочее, прочее. Это всё хорошо. Это по-своему нужные вещи. Но, Кристина! Красота, настоящая, кроется внутри человека, в его душе и сердце. Твой «ужасный вид», как ты думаешь, не лишил тебя красоты. И я это вижу. А КРАСИВЫЕ женщины, любительницы фитнес-клубов, спа-салонов и прочих заведений, очень часто лишены настоящей красоты. Их красота ненастоящая. Она тускло светит. Это как металл. Есть чистый металл, а есть окислившийся. Важно сегодня понимать это. Иначе страшная «коррозия» разрушит неминуемо наши сердца и души. Посмотри на ценности этих КРАСИВЫХ женщин. Вспомни беседы со своими подругами. О чём они говорили с тобой? Ты помнишь?! Над чем смеялись, каких мужчин обсуждали, о каких мужчинах мечтали. Ты помнишь?!
  Дорогая моя Кристина! Скоро твоя жизнь изменится. Я это вижу.

Запомни, Кристина! Запомни навсегда! Всё сказанное человеком отображается во времени. Больше того, мысли человека сохраняются во времени. Думай больше о хорошем. Не отягчай своё сердце грустью и неверием. Я заметила тебя и пришла к тебе в трудную минуту. Не спрашивай о том, кто я. Это знать тебе совсем необязательно. Оглянись вокруг. Мир прекрасен. И в нём есть достойные мужчины, которые видят в женщинах настоящую красоту. Не грубость, а нежность, ни зло, а добро, ни тёмное, а светлое. Помни об этом. Дари это любимому человеку, веди его к этому, и тогда он рано или поздно не устоит перед тобой и станет твоим навсегда. Тёмный человек не поймёт тебя. Он сам уйдёт, а светлый останется, услышав твоё сердце.
Женщина в синем вдруг замолчала, оглянулась по сторонам, и добавила с оттенком небольшой грусти на светлом лице:
- Мне пора идти. Другие ждут меня. На кладбище слишком часто не ходи. Живи полноценной жизнью, в мире живых людей…Счастья тебе, Кристина!
- Спасибо.
Женщина в синем уходила медленно, приняв задумчивый вид. Кристина долго смотрела ей вслед, до конца не понимая, во сне она или наяву.

 За осенними днями потянулись зимние дни. Городские улицы, засыпанные пушистым белым снегом, приобрели праздничный вид. Разноцветные гирлянды и яркие цветные лампы, размещённые в самых разнообразных местах: на деревьях, на фасадах и крышах жилых домов, создавали предновогоднее настроение. Люди спешили после работы заглянуть в магазины, чтобы присмотреть какой-нибудь подарок или же купить этот подарок заранее, подготовившись к новогодним праздникам.

Кристина любила Новый год. Запах абхазских мандаринов, смолистой сосновой и еловой хвои, довольно часто обращали её память в прошлое, туда, где продолжало жить её детство и где хранилось множество приятных воспоминаний.

 За несколько дней до самого главного праздника года Кристина, прогуливаясь по городскому парку в вечернее время, случайным образом залюбовалась новогодним деревом. Это была высокая раскидистая голубая ель, украшенная новогодними бумажными и стеклянными игрушками. Яркая длинная гирлянда опоясывала лесную красавицу несколько раз, придавая ей невероятно праздничный вид.

 Кристина стояла, в буквальном смысле, замерев от увиденного, подняв голову вверх, туда, где светила яркая пятиконечная звезда из стекла рубинового цвета. Лёгкий, ослепительно белый снег падал на новогоднее дерево из глубин тёмного неба, превращая зимний вечер в некое подобие сказки, порождавшей волшебство.
В больших голубых глазах Кристины светились доброта и впервые за многие годы чувство спокойствия и настоящей радости.

- Простите, - услышала вдруг за спиной Кристина, - вы так смотрите на это дерево, словно увидели в нём живого человека.

Молодая женщина обернулась. Перед ней стоял высокий мужчина, одетый в спортивную одежду, опирающийся правой рукой на трость. Это был довольно красивый молодой человек лет тридцати пяти на вид. Брюнет с выразительными карими глазами.

- Очень дерево красивое, - ответила, улыбаясь, Кристина, - вот и залюбовалась. Скоро ведь Новый год.

- Да, Новый год.

Молодые люди немного помолчали. Так бывает в первые минуты знакомства. Но довольно быстро справившись с собой, мужчина продолжил разговор.

- Не хотите ли погулять по парку ещё?

- Хочу, - снова с улыбкой ответила Кристина, немного смутившись.

Молодые люди медленно зашагали по парковым дорожкам, слегка припорошенным снегом. Молодой человек представился Николаем. Он рассказал о себе довольно интересную историю, не лишённую драматизма. От Николая Кристина узнала, что в спорте бывают крайне серьёзные травмы, приводящие к крайне неприятным последствиям. Так, от спорта случайным образом пострадал и Николай. Во время соревнований несколько лет назад он неудачно упал с высоты на лёд. Падение было настолько серьёзным, что о спорте ему пришлось забыть, вдобавок он заработал себе  постоянную боль в ноге, и как следствие, хромоту при ходьбе.

 За беседой в зимнем парке Кристина и Николай довольно быстро подружились. Они стали чаще видеться, гулять на свежем воздухе, заглядывать в городские кафе и кинотеатры. Новый год они встретили вдвоём и с тех пор больше не расставались. Их дружба, окрепнув, перешла в любовь, наполненную неподдельной теплотой и нежностью. Рядом с Николаем Кристина забыла о слезах. На её лице часто была заметна улыбка. С хромотой она со временем справилась, пройдя успешно курс лечения в Москве. Её левое бедро восстановилось. Молодые люди зажили полноценной жизнью. А спустя ещё некоторое время они стали папой и мамой. Кристина была по-настоящему счастлива. В мыслях она часто благодарила Бога и таинственную женщину в синем, навсегда изменившую её жизнь.


3 октября 2017 - 30 ноября 2017


Рецензии