Созвездие лебедя

               СОЗВЕЗДИЕ ЛЕБЕДЯ
                            автор Валерий Проняев
            Глава 1. Катастрофа
 - Командир, у нас проблемы! Пробой контура защиты ректора! Аварийные источники энергии работают на пределе. Расчетное время взрыва через пять минут, ...четыре минуты пятьдесят секунд, ... четыре минуты сорок секунд…
Капитан Тирекс посмотрел на свою жену Ланию: “Мы должны срочно покинуть корабль! Бери дочь, бежим к спасательному челноку!”
Лания, быстро спохватившись, бросилась к лежащей рядом дочке, осторожно взяла её на руки и, прижав к груди, побежала за мужем. По всем коридорам и помещениям корабля с эхом раздавался голос компьютера, ведущего обратный отсчёт до взрыва. Бежать было не далеко, но страх за жизнь, в первую очередь, дочери, придавал им силы и подгонял. Двухмесячная девочка, будто что-то понимая, смотрела прямо в лицо матери. Казалось, что в этот момент она, чуть подергивая маленькими губками, хотела заплакать и, понимая, что не ко времени, сдерживалась.
Из под фальшпанелей, казавшихся бесконечными коридоров, местами сильно искрило и пахло горелой изоляцией. Но умный компьютер, понимая, что здесь люди, блокировал включение системы пожаротушения и заранее открыл всех гермодвери. Пользоваться в этот момент лифтами было бы верхом безрассудства. Бегом, только бегом, своими ногами!
“...до взрыва две минуты тридцать секунд..”
Тирекс оглянулся на жену: “Ты устала! Дай мне дочь!”
Лания прижала её только сильнее: “Нет! Я сама!”
Из отсека, где стоял спасательный челнок, уже валил дым!
- Мы опоздали?
Тирекс задержал жену за руку: “Постой! Я проверю! - он, прикрываясь рукой, бросился в отсек. Прошло тридцать томительных секунд - Тирекс, весь в саже, со следами огня на одежде, вернулся и начал снимать свою куртку. Взял дочь из рук жены и аккуратно обернул её курткой:
- Там есть проход, челнок почти не пострадал, но надо торопиться! Закрой лицо рукой и дай мне вторую руку! Главное - задержи дыхание и не отставай!
Так, взявшись за руки, они бросились в самое пекло! Совершенно не понятно, что там мог видеть капитан, но невероятным образом, немного обгоревшие, они добрались до челнока.
- ...до взрыва одна минута, двадцать секунд! - голос беспристрастного, как судьи, компьютера давал надежду на жизнь. Быстро сели и закрыли дверь челнока. Вздохнули, жадно глотая чистый воздух.
Тирекс, увидев прогретый компьютером двигатель, впервые за это время улыбнулся и нажал сенсор открытия отсека.
- Выходной шлюз механически заблокирован! Короткое замыкание в цепи привода, - голос компьютера прозвучал, как приговор! Они переглянулись и посмотрели на дочь.
- Черт! Как нелепо, погибнуть из-за какой-то железки! - Тирекс гневно ударил кулаком по ручке кресла. Его лицо мгновенно изменилось: “Есть выход! Я взорву его!”
- Как? - Лания тревожно посмотрела на него.
- Знаю как! Закрой за мной люк и спасай дочь!
- Но…
- Никаких “но”! Спасай дочь! - Тирекс выскочил из челнока, убедился, что люк закрыт и бросился к шлюзу.
- ...до взрыва тридцать секунд..
Но взрыв Лания услышала через две секунды после этого. Выходной шлюз, разваливаясь на куски, как пробка, вылетел из корабля в открытый космос!
Лания, капая слезами на дочь, включила режим полной тяги! Ей показалось, что от резкой перегрузки ребенок икнул и срыгнул ей на шею. Но она только крепче прижала её к своему телу. Со стороны было отлично видно, как челнок, отброшенный взрывом корабля, закрутившись в облаке его обломков, петлял среди них, как неуправляемое судно в шторм. Только спустя несколько минут все начало приходить в норму. Перестало мигать освещение, компьютер перезагрузился и выдал сообщения:
- Траектория движения стабилизирована, параметры в норме, есть повреждения системы стабилизации при посадке. Полученная доза радиации в десять раз превышает допустимую. Рекомендую принять защитный препарат!
- О боже! За что нам всё это? - Лания больше волновалась за дочь, чем за себя. Она положила ребенка на свободное, где совсем недавно сидел муж, кресло, открыла аптечку и взяла шприц. Задрав рукав, воткнула иглу в вену. Ярко оранжевая жидкость, вводимая в организм, резко расслабила все её мышцы и клонила в сон. Девушка ударила себя руками по щекам: “Не спать! Нельзя спать!”
Она отлично понимала, что как-то надо добиться, чтобы препарат получила дочь Сола. Но это возможно только с материнским молоком. Надо покормить её, но сколько ей дать, не мог сейчас рассчитать никто. Какое-то шестое чувство подсказало ей, что пора: она, приложив ребенка в груди, начала кормить её. Но Сола, сделав несколько чмокающих глотков, выплюнула молоко, поморщилась и с недоумением посмотрела на маму.
- Ну давай, хоть немножко ещё…, давай, так надо!
Сола, будто поняв её просьбу, кривясь, ещё немного почмокала и тихо заснула.
- Умница, какая ты у меня умница. Дай бог, чтобы помогло…
Как ни боролась девушка, но препарат сделал свое дело. Она, пребывая некоторое время в пограничном полусонном состоянии, прижав к себе ребенка, окончательно заснула. Разбудил её голос компьютера: “Критическая фаза действия препарата прошла. Пройдите сканирование, впереди обитаемая планета”.
Лания вздрогнула и прислушалась к дыханию дочери. Она, тихо посапывая, чуть подергивая веками глаз, мирно спала. Сканер из бортовой аптечки показал, что параметры организма близки к норме. Аналогично и у ребенка. Это радовало мать больше всего. Компьютер назойливо приставал с информацией о планете. Его сенсоры зарегистрировали на ней проявления разумной техногенной цивилизации. Лания отлично понимала, что другого выбора у нее нет - запас хода и автономности челнока ограничен. Надо садиться.
Аппарат, объятый облаком плазмы, резко вошёл в плотные слои атмосферы. Ближе к поверхности ожил компьютер: “Система стабилизации, повреждённая при эвакуации из корабля, работает лишь на шестьдесят процентов. Угол вертикальной прецессии больше допустимого…”
- Это я уже поняла по болтанке челнока, - сказала Лания то ли себе, то ли компьютеру. Челнок, двигаясь по совершенно непредсказуемой траектории, прыгал то вверх, то вниз. По всему было понятно, что совершить мягкую посадку он не сможет. Девушка проверила состояние катапульты: дверь отсека, где она находилась, оказалась заклиненая и могла открыться лишь на узкую щель. Ей не пролезть. Стараясь не разрыдаться от досады и переживая за дочь, приняла единственно возможное решение - катапультировать ребенка, а самой пытаться посадить челнок. Чуть не падая на пол при скачках прыгающего челнока, аккуратно, чтобы не разбудить, положила ребенка в катапульту: “Дай бог, всё будет хорошо!” - закрыла дверь в отсек и нажала сенсор готовности катапульты. В глазах появилась решительность: “Я должна посадить этот чертов челнок! Должна!
Она, пристегнувшись к креслу, взяла управление на себя…
 В эти минуты перед её глазами пролетела вся жизнь - от рождения до самой катастрофы. Миссия “Калеуса” с самого начала пошла наперекосяк. Долгий перелет в эту звездную систему оказался наполненным постоянными поломками техники, а исследовательская часть команды непостижимым образом погибла при посадке на планету. В этот момент она рожала на корабле. Врача не было и роды принимал муж. Смешно вспомнить, как этот брутальный, уверенный в себе мужчина, увидев ребенка, чуть не упал в обморок. Узнав о гибели экипажа, он неоднократно спускался на челноке на эту планету - искал и доставлял на корабль трупы погибших членов экипажа.
- Да…, - подумала она, - они теперь, как настоящие астронавты, погребены вместе с останками взорвавшегося корабля в космосе...Такая судьба…А Сола родилась в день их неудачной высадки на планету…
От мысли про дочь она встрепенулась от воспоминаний и сосредоточилась на управлении челноком.
                               *****
Глава 2. Подарок с неба
 Дождило. Хмурое небо серой пеленой стирало линию горизонта. При отсутствии видимых грозовых туч появление молний в неожиданных местах было совершенно непредсказуемо. Застройка небогатых домов, чуть отступив от берега, скромно расположилась в прибрежной зоне. В одном из них уже десять лет проживал моряк Стив Лоренс с женой Мартой.
- Похоже, что дождь надолго, - стоя у окна, Стив смотрел на небо.
- Похоже..., - не отрываясь от вязания, согласилась Марта. Полыхающие молнии, ярко освещая комнату, создавали иллюзию стоп-кадра со вспышкой. Запоздалый звук доносящегося грома резко контрастировал с шумом ветра. Для моряка рыболовного траулера такая погода означала вынужденный отдых на берегу. Марта, уже привыкшая к частым разлукам, была этому, несомненно, рада. А Стив без моря скучал. Он, как потомственный моряк, не мыслил себе жизнь без моря.
В одно мгновение серое небо озарилось ярким светом. Стив увидел, как падающий с неба яркий светящийся шар, ударившись о поверхность моря, как брошенный под острым углом камень, поднимая брызги, резко подпрыгнул три раза и исчез из вида.
- Марта! - крикнул он. - Похоже, что в море метеорит упал!
- Да бог с ним…, - безразлично махнула рукой жена. Во дворе залаяла собака. Длинно, монотонно. Так Лайма лает, когда что-то найдет. Чаще - ежей. Но какие могут быть ежи в дождь? Может кусок метеорита упал во двор? Его можно неплохо продать..
Стив, накинув куртку, вышел во двор. Лайма, стоя за кустами шиповника, продолжала монотонно лаять.
- Ну что ты там нашла? - хозяин направился к ней. Увиденное поразило:
в прозрачной, напоминающей яйцо, оболочке, лежал грудной ребенок.
- Пресвятая дева Мария! Как ты сюда попала!
Он дал собаке команду “Место”, нагнулся к странной находке и прикоснулся к её оболочке. На глазах изумленного мужчины она, рассыпавшись на мелкие, как льдинки, кусочки, растаяла, как талый лёд! Ребенок открыл глаза и громко заплакал. Сердце Стива дрогнуло: они с женой десять лет ждали ребёнка и вот он, как подарок самого бога, прибыл с неба! Осторожно и неумело он взял его на руки: девочка перестала плакать и с интересом смотрела ему прямо в глаза. Прикрывая её своей курткой, он пошёл в дом. Жена ожидала увидеть кого угодно, скорее, ежа, но только не грудного ребенка.
Она, изумленная, встала: - Откуда? Подбросили?
- Да, - улыбнулся Стив, - подбросили с неба! Бог услышал наши молитвы!
Они, ошалелые, не знали, что с ним делать, как и чем кормить. В итоге: сделали пеленки из простыней и накормили обычным коровьим молоком. Спустя час, тихо поглядывая на заснувшего ребенка, стали решать, как быть дальше.
- Отдавать её нельзя! - сказал Стив. - Определят в детский дом, а мы останемся без ребёнка.
- Я её никому не отдам! - согласилась Марта. - Думаю, что моя сестра Лина поможет нам сделать все необходимые документы.
- Ну смотри, не получится, я пойду к капитану. Он человек с большими связями, меня уважает, должен помочь.
Спустя месяц все соседи видели счастливых родителей, гуляющих со своим новорожденным ребенком на набережной.
Но самые интересные события произошли на следующий после этой находки день. Спасатели обнаружили качающийся на волнах объект и направили к нему катер. Не прошло и тридцати минут, как прибыл корабль береговой охраны. Военные оцепили всю прибрежную зону и закрыли своими кораблями находку от посторонних глаз. Но кое-что бывалые моряки с биноклями всё же увидели:
- Да тарелка это летающая! На, посмотри сам!
- Военные и полиция говорят в один голос, что это упала ступень космического аппарата со спутником!
- Ага! Аппарата! Только не нашего!
В местных средствах массовой информации и в Сети ещё некоторое время поспорили, пошумели и, как обычно, всё утихло, будто его и не было.
Время шло своим чередом, девочка росла, как обычные дети. Чем-то она была не похожа на своих сверстников: миловидное личико со странными глазами. Внешние уголки глаз, почти, как у азиатки, были вздёрнуты заметно вверх, но глаза при этом были большие и красивые. Изумрудно зелёные зрачки глаз вызывали удивление. Многие думали, что это контактные линзы. С первого дня обучения в гимназии девочка, которую назвали Мария, скорее, в честь пославшей её святой девы Марии, она удивляла всех учителей. Странная логика ее рассуждений была неопровержима, но будто из другого мира. Даже её способы решения решения задач были неожиданные, короткие и верные.
- Талантливая девочка, - подмечал математик, - далеко пойдет. Ей нужно хорошее высшее образование, жаль, что из бедной семьи.
- Согласен, коллега, - кивал физик, - я бы сам заплатил за ее обучение. Она создана для науки.
- Нет, нет и нет! Не о том вы говорите! - возмущалась преподаватель иностранных языков. - Этот ребенок просто уникум в языках! У нее уникальный дар владения почти любыми языками мира. Я порой сама её не понимаю. Приводила недавно португальского коллегу. Он был в шоке, кода услышал её чистейший язык! Так её никто не учил этому!
- Согласен! Я обратил внимание, что она совсем ничего и никогда не учит. Поначалу, признаюсь, ругал её, но когда увидел результаты её учебы, то тут, извините, сказать нечего!
Отношение в классе к необычной одаренной девочке было неоднозначное. Одни откровенно завидовали ей - ничего не учит, почти не напрягается, а на тебе - круглая отличница и все учителя ставят её в пример. Другие, особенно мальчики, предлагали дружить, чем вызывали ещё большую неприязнь девчонок. Всё изменилось после экскурсии класса в горы. Подростки на вершине небольшой горы, куда они добрались без всякого снаряжения по безопасной тропе, начали делать снимки. Уж куда тут без селфи. Пугая друг друга, парни становились на край обрыва и, улыбаясь и корча гримасы, делали селфи. Алекс Кроуфорд, сын обеспеченного папы, большого чиновника из НАСА, поскользнувшись, начал падение в пропасть, и в последний момент зацепился рукой за торчащий из земли корень. Глаза его, полные отчаяния, молили о помощи, но от ужаса он не мог сказать ни слова. Все замерли, ожидая самого худшего. Учитель истории просто упал в обморок! К Алексу кинулась только Мария: она, схватив его за руку, неожиданно для всех, дернула его вверх так, что он, кувыркнувшись в воздухе через голову, упал в трёх метрах от обрыва! Все с изумлением смотрели то на Алекса, то на Марию. Ситуацию разрядил классный шутник Билли: “Учитесь, салаги! У нашей Марии твердая пятерка по физкультуре!”
Когда все рассмеялись, пришел в себя учитель: “А…., как это…”
- Мария помогла!
- О боже! Действительно, святая дева Мария!
После этого случая, с лёгкой руки учителя, часто и без злобы её стали звать Святая Мария. Бесспорно уважали. Она относилась к этому с иронией и юмором.
Алекса просто приворожила: он всегда старался быть с ней рядом и не сводил с неё глаз. Его отец, узнав об этом инциденте, устроил взбучку и ему и учителю. Потом остыл и пришел к Марии домой.
- Я хочу отблагодарить вас за спасение моего сына. Вот чек!
Родители Марии опешили - они единственные, кто не знал об этом случае. Как не бедно жила её семья, но от от денег они отказались.
- Тогда так, - сказал отец Алекса, - я оплачиваю учебу вашей дочери в колледже. Возражения не принимаются! Вы, как родители, должны обеспечить вашей талантливой дочери хорошее образование.
Здесь возражать было глупо. И в колледж, как и Алекс, она поступила без проблем.
Он по прежнему не давал ей прохода - встречал и провожал, водил в кино и кафе мороженое. Мария вела себя адекватно, но больше дружбы дело не шло.
Всё изменилось в один день. По дороге в колледж они переходили дорогу… Визг тормозов, расстояние до столкновения тает на глазах...Алекс, закрывая своим телом Марию, толкает ее из-под колес…
Удар! Он с разбитой от удара головой, в луже крови лежит на асфальте….
Прибывшая скорая помощь константирует смерть: “У него нет пульса! Мозг возможно ещё жив, но это не надолго. Через десять минут реанимация бессмысленна!”
Только сейчас до Марии доходит, кого она потеряла. Она чувствует, как в ней появляется скрытая до сих пор сила…, кладет свои руки ему на грудь. Минуту медики с сочувствием смотрят на эту сцену…. От громкого щелчка все вздрогнули. Тело Алекса дернулась, как при электрическом разряде дефибриллятора! Он начал судорожно дышать и пытаться открыть глаза. Удивлённые медики смотрели, как на чудо.
Кто-то крикнул: “Что стали? Везите его быстрее! Он живой!”
Скорая, мигая спецсигналами, быстро увезла пострадавшего, а Мария, присев прямо на бордюр, обхватила голову руками. Только сейчас она поняла, что Алекс ей совсем не безразличен. Почти месяц после операции она провела в больнице возле него. Удивлённые медики отмечали, что он быстро идёт на поправку.
Алекс открыл глаза: “Если это сон, то очень хороший… Я хотел видеть именно тебя...Я хочу, чтобы ты всегда была рядом”.
- Я буду рядом, - тихо сказала Мария.
После выписки из больницы состоялась помолвка - она стала невестой Алекса.
Глава 3. Поворот судьбы

 - Ник, я тебя не понимаю, почему ты, заместитель директора НАСА не можешь просто росчерком пера устроить нашего сына на работу? - мать Алекса, переживая за него, уже не в первый раз поднимала этот вопрос.
- Лара, ты опять за своё? - Том Кроуфорд недовольно покачал головой. - Я же тебе объяснял, что корпоративная этика не позволяет брать на работу своих родственников!
- Допустим, но его профиль - астрофизика. Он же учился для этого. Причем, неплохо.
Дай хотя бы шанс ему пройти тестирование.
- Это вариант, - согласился Том, - но, честно говоря, Мария, как астрофизик, более достойная кандидатура. Предпочтение я бы отдал ей.
- Я люблю Марию, она хорошая жена и мать, но обижать Алекса тоже несправедливо. Пусть оба пройдут тестирование.
- Ладно, уговорила, - махнул рукой Кроуфорд, - пусть сдают. Но я помогать им не буду!
Тем временем, молодые родители Алекс и Мария, успевая ухаживать за полугодовалым Ником, не дожидаясь снисхождения отца, сами готовились к тестированию. Но, как ни странно, судьбу Марии решила её анкета. В графе о знании иностранных языков она написала “все”. Оказалось, что менеджеры агентства люди вполне серьезные, и чтобы проверить шутку, перезвонили ей:
- Алло! Миссис Кроуфорд? Мы получили ваше резюме. Приходите на собеседование.
Ровно в назначенный день и час она стояла под дверью кабинета. Менеджер по кадрам, средних лет, лысеющий брюнет, смотрел на нее, будто рентген. Как хороший психолог он подмечал каждый нюанс её поведения и речи. После стандартной процедуры приветствия и приглашения присесть он начал тестирование:
- Начнем с простого! Почему вы выбрали факультет астрофизики?
- Мне нравится космос, - начала Мария, - он постоянно снится мне. Иногда мне кажется, что я родилась там…
- Так, так, это очень необычный ответ. Развивайте тему!
- Это личное, я не хотела бы говорить на эту тему…
- Странно! Так интересно начали и неожиданно остановились. Жалко…
Мария задумалась. Рассказать ему о своих воспоминаниях и видениях? Она, иногда впадая в необычное состояние, видит, что находится внутри космического корабля. Там всё очень плохо - дым, пожар, лица каких-то людей. Взрыв! Сначала небольшой и тошнота. Плохо! Сильно тошнит и хочется есть одновременно… Сильный взрыв и боль во всем теле. Какая гадость это оранжевое молоко! Кто-то просит его пить. Нежно и ласково уговаривает. Забытье…, тяжесть, лай собаки, дождь...Нет! Это бред какой-то! Нельзя это говорить.
Психолог, вероятно понимая, что тема больная, сменил вопросы и продолжил.
Когда она вышла из кабинета, он написал:
“Высокий уровень интеллекта, феноменальная память, знает все предложенные для тестирования языки. Тема космоса непонятным образом связана с трагичными личными переживаниями. Хорошая кандидатура для работы в отделе лингвистики”.
 К большому удивлению Алекса и особенно его отца, Марию приняли в штат НАСА. Она с понедельника приступила к работе. Начальник отдела, мужчина со специальным образованием, первым делом, протестировал её сам. Очень удивился: “Странно, очень странно! В моем отделе есть сотрудники, которые знают десятки языков, я в их числе, есть криптографы, знатоки древности. Но вы меня удивили. Может у вас есть прямой выход в информационную оболочку нашей планеты?
- Я знаю о вероятности существования её, но не чувствую, как вхожу!
- А давайте, поработаем с вами по криптографии древних артефактов? Полагаю, что у вас должно получиться…
Предложенная ей древняя письменность была расшифрованна буквально сходу.
Радостный начальник отдела повернул к ней экран дисплея: “А что написано здесь?”
Мария внимательно посмотрела. В этот момент снова начались видения, что она на гибнущем в космосе корабле. Она обхватила виски ладонями и тихо озвучила перевод: “Я благодарна вам за мое спасение, но очень переживаю за дочь. Она жива?”
Начальник вскочил с кресла: “Оставайтесь здесь! Я быстро!”
Он, с несвойственной для его возраста скоростью, выскочил из кабинета. Всё это время Мария смотрела на текст с неизвестными людям символами, перевод которого просто появился в её голове.
Начальник отдела, представившийся, как Макс Тентон, вернулся только через пол часа: “Так! Я всё решил, сию минуту вы едете со мной!”
- Далеко?
- Вертолетом нет. Мы летим именно вертолетом на секретную базу. Поможете нам.
Всю дорогу Тентон не отставал от неё:
- Может эти способности появились у вас после удара электротоком, как у некоторых из наших сотрудников?
- Нет, ничего такого не было…
- А сильный стресс? Как вариант?
- Тоже не помню такого.
- Удивительно! Нет слов!
Вертолет, зависнув над площадкой, сбавляя обороты, мягко сел. Борттехник открыл дверь - трап. Тентон, проявляя галантность, подал новой сотрудице руку на выходе. Тут же нарисовался военный капитан. Он посмотрел на висящие на их шеях пропуска: “У вас, - он посмотрел на Тентона, - высшая форма допуска, а у девушки только вторая. Ей придется остаться здесь!”
Тентон пояснил: “Она допущена по распоряжению самого директора НАСА!”
- Мне нужен пропуск, а не слова! - настаивал капитан. Допуск явно затягивался. На улаживание нестыковки ушел целый час. Двинулись дальше. Лифт, щёлкая ловителями, отсчитал восемь уровней вниз и остановился. Длинный коридор с неярким освещением привел их в полузатемненную комнату, где находились два сотрудника в салатного цвета комбинезонах.
- Покажите нам её, - попросил их Тентон.
Один из них нажал сенсор, включился свет в смежной комнате, и Мария увидела, что в помещении за толстым стеклом на кресле сидит женщина, лет сорока пяти.
- Вы держите её в темноте? - удивилась Мария.
- Ей все равно, - равнодушно ответил Тентон, - она ослепла после неудачной посадки челнока. Мы спасли ей жизнь, но вернуть зрение не смогли.
- Она астронавт?
- Да, только из другой галактики. Судя по её рисункам, она спаслась с гибнущего корабля из созвездия лебедя. Мы никак не можем установить с ней полноценный контакт. Она нам что-то пишет, говорит, но мы никак не можем расшифровать. Тем более, что наши вопросы она тоже не понимает, а картинки не видит. Вот, - он протянул гарнитуру, - наденьте, может вы что-то сможете понять. По нашему сигналу она начнет говорить, пробуйте!
 Тентон нажал сенсор - раздался звук, похожий на мелодию дверного звонка. Женщина, продолжая смотреть перед собой, вздрогнула и монотонно, как робот, начала говорить. Её монолог на непонятном присутствующим языке звучал, как мантра. Мария, сама не понимая зачем, закрыла глаза и начала переводить:
- Наш корабль “Калеус” прибыл в вашу звездную систему из созвездия Лебедя. На четвертой от звёзды планете мы потеряли при посадке почти весь экипаж. Осталось лишь трое: мой муж - капитан судна, я и двухмесячная дочь. Нам тоже не повезло - произошел пробой контура системы защиты реактора. Капитан погиб, спасая нас. Неисправный челнок доставил меня и дочь на вашу планету. Её судьба мне неизвестна….
Женщина замолкла. Торжествующий Тентон, отключив связь, начал апплодировать: “Браво! Вы гениальный лингвист! Просто находка для НАСА!”
Он встал, приглашая Марию на выход:
- На сегодня всё! Будем думать, как задать ей вопросы. Наши специалисты над этим работают.
Но Мария вдруг замерла - у неё вновь начались видения. Лицо исказила гримаса боли и отчаяния. Она подошла к стеклу, приложила ладони: “Мама?” - спросила на непонятном всем языке. Женщина вздрогнула, встала с кресла и подошла к стеклу. Она каким-то невероятным чутьем стала напротив и приложила ладони к ладоням Марии. Их отделяло только стекло.
- Сола? Я чувствовала, что ты жива…
- Я здесь, мама…
                                 *****




 


Рецензии
Трогательно! Понравилось!Будет ли продолжение? Может быть, лучше публиковать отдельными частями? Читателю не видно, что уже есть продолжение))) Удачи!

Алюня   11.12.2017 15:31     Заявить о нарушении
Спасибо! Продолжение пока не планирую - в очереди толкаются другие сюжеты.

Валерий Проняев   25.12.2017 20:32   Заявить о нарушении