Ночной полет

Ночной полет
(Рассказ)
Сергей Александрович Горбунов

План, пораньше уйти в пятницу домой, – рухнул. Потому, что именно в этот день редактору многотиражной газеты приспичило чтобы он, корреспондент данного издания строительного главка Данил Воропаев, сдав очередной номер печатникам, отправился на ведомственный склад, загрузил там рулоны бумаги и привез их в типографию.
Разыскав возле нее грузовую машину, которая должна была доставить груз, работник «пера и топора», объяснил ее водителю, молодому чеченцу, куда ехать. И, усевшись на сиденье, тоскливо уставился на стелющуюся под колеса дорогу.
- Че сердитый? – шофер, задав вопрос, улыбался так, как это делают люди, не обремененные никакими заботами и не признающие преград.
- Да понимаешь, я год назад пришел из армии и недавно женился, – Данил начал объяснять свою «беду». – Думал сегодня вечером с женой в кино сходить, а тут шеф со своей газетной бумагой. Пока я с ней провожусь, пока доберусь до дома – в кинотеатр опоздаем.
- А я вот три года назад «дембельнулся», но жениться пока не надумал, – чеченец пропустил мимо ушей проблему с кино, заострив свое внимание лишь на «свадьбе-женитьбе». – Не нашел я такую, как у моего однополчанина Саньки Кержакова. Мы с ним вместе в автороте летного полка служили под Семипалатинском. Оба шоферили и сдружились, тем более, что по очереди, на одном автобусе, отвозили летчиков на аэродром и забирали их после полетов. Ну, и подменяли друг друга, когда кому-то из нас это зачем-то было нужно. Надежный был парень.
- А чем у твоего товарища жена знаменита, что ты сравниваешь ее с другими девушками? Красивая очень? –  Данил спросил это не ради интереса, а больше для того, чтобы продолжить беседу и скоротать время пути.
- Да нет, она просто симпатичная, а вот любовь у нее с Санькой такая крепкая, что я тоже такой хочу, – последовал ответ. И, не дожидаясь больше вопросов, водитель начал рассказ.
- Я тебе уже сказал про свою службу. Хорошая была, красивая, особенно когда наши самолеты- перехватчики, взлетали и совершали посадки. Как нам объясняли офицеры, задачей полка была охрана воздушного пространства страны вдоль границ с Китаем. Вот самолеты по нескольку часов и курсировали по очереди вдоль нее. Так и служили мы с Санькой, не утаивая друг от друга ничего и однажды он мне сказал, что в летной столовой, где кушали техники и пилоты, а иногда и мы, – познакомился с официанткой. «Понимаешь, – рассказывает он, – я опоздал на ужин в полку и попросил в летной столовой дать мне что-нибудь перекусить. Сел за стол, где технари обычно обедают, и тут подходит она с подносом. Я как ее увидел, у меня что-то в груди зажгло и даже жарко стало. И она как-то по-особому на меня смотрит. Целые сутки чумной после этого ходил, а потом начал искать способы, как с ней познакомиться и поговорить».
- И ведь добился Санька своего, – продолжил повествование водитель. – Даже на ночь исчезал, когда ее муж во время ночных полетов был на аэродроме. И в тот раз он попросил меня подменить его. Ну, я и подменил!
В тот день были ночные вылеты, и я от штаба полка в офицерском городке доставил пилотов и техников на аэродром. А сам, пока самолеты летают, решил вздремнуть в кабине. Не знаю, сколько я проспал: полчаса или более, то меня разбудили и сказали, что я должен отвезти одного пилота назад в гарнизон. Тогда я так и не понял: то ли его вылет почему-то отменили, то ли в самолете что-то забарахлило, но – оказался летчик не у дел. И, чтобы не коротать всю ночь на аэродроме – решил вернуться домой. Привез я его к подъезду, а он мне и говорить: «Пойдем ко мне, чай попьем, а потом ты поедешь назад и заберешь остальных, когда прилетят». Ну, я и согласился. Открыл он своим ключом дверь, мы разделись, и он предложил мне пройти на кухню, а сам направился в комнату, прикрытую дверью. Пришел летчик очень быстро, белый на лицо и какой-то вроде не в себе. Но быстро совладел собой, поставил на плитку чайник, нарезал хлеб и колбасу, достал масло и сахар. А руки, вижу, трясутся.
Но тут открылась дверь в комнату и к нам на кухню прошла молодая женщина в халатике. Щуря, как спросонья, глаза, она удивленно спросила: «Юра, а ты почему дома? Я крепко уснула и не слышала, как ты пришел. А что – полеты отменили?».
- Летчик, который позвал меня пить чай, – продолжил водитель, – ничего ей не ответил, а резко зашагал к комнате и оттуда из темноты кому-то крикнул: «Стоять! Назад! Разобьешься, дурак!». И, спустя время вернулся на кухню вместе с… Санькой. Обращаясь ко мне, офицер с усмешкой сказал: «На простынях, хотел с третьего этажа спуститься.  Я, когда зашел домой, то солдатские сапоги и шинель в прихожей сразу приметил».
…Чеченец замолчал, словно вспоминая те события, а затем, как бы собравшись с духом, продолжил:
- В тот момент я готов был убить себя за недогадливость: это же именно к этой женщине ходил по ночам мой товарищь! А я, дурак, не сообразил! Знал бы, что так все получится, еще там, на аэродроме, поломал бы машину или еще что-нибудь бы сделал, чтобы не везти летчика домой, пока Кержаков из его квартиры не уйдет. И то, как Санька, посмотрел на меня на кухне – помню до сих пор, вроде я – предатель и специально это все сделал.
 Летчик, тем временем, достал из холодильника бутылку коньяка и приказал жене и Саньке сесть с нами за стол. Затем разлил по бокалам спиртное и так же беспрекословно потребовал выпить за любовь. Я и Санька лишь отхлебнули чуть-чуть, а женщина заплакала и начала кричать, что она – не бревно и что хочет детей! А не просто прозябать в этом гарнизоне и ее летной столовой. Офицер, допив коньяк, ничего ей не ответил, вновь ушел в комнату и вернулся со шкатулкой. Открыв ее, он достал пачку денег и, не считая, разделил пополам, передав одну часть жене, а другую положив себе в карман, коротко приказав мне ехать на квартиру к его товарищу.
…Не дожидаясь развязки, Данил спросил о том, что было дальше?
- Саньку вначале упекли на гаубвахту за самовольное отлучение из части и держали его там почти месяц, а потом, так как у нас уже приближался срок увольнения в запас, то есть «дембель», – выперли из гарнизона. Знаешь, офицеры допускали, что их жены, которые не могли найти работы, возможно изменяют им от безделья, с другими офицерами. Но, это были крайние случаи и семьи, как правило, разрушались. А здесь – жену поймали с солдатом. Такое – не прощается. Поэтому Саньку и засунули на «губу», а, чтобы он меньше трепался, подальше от позора демобилизовали на полмесяца раньше. Жена этого летчика тоже уехала из гарнизона, а он, как потом писали в письмах ребята, что продолжали служить, был переведен в какую-то другую воинскую летную часть.
- Печальная история, – расчувствовавшись сказал корреспондент.
- Да нет! – чеченец даже выпустил руль из рук. – Я недавно был в командировке в Семипалатинске и на улице случайно встретил Саньку и жену того лейтенанта. Оказывается, они сразу же после случая в полку поженились и у них уже двое детей. И ты знаешь, как она влюбленно смотрела на Кержакова! Вот, друг, пока не найду такую – не женюсь.


Рецензии
Точно так же с подносом в руках вышла будущая жена Германа Титова к нему в офицерской столовой...Было это в Гатчине...Девушка без специальности приехала с Украины с целью выйти замуж за офицера, чтобы никогда больше не работать, и попала прямо на космонавта!

Жарикова Эмма Семёновна   26.03.2018 05:39     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.