Взгляд из ниоткуда. Глава 2

                     Глава 2. Неприветливая комната.

Ночка выдалась у меня тогда не из лучших – приснился кошмар о прошлых боях. Казалось бы, для ветерана Второй Мировой нормально, что ему сняться кошмары. Да и снились они мне раньше, и не было бы об том кошмаре упоминания, если бы не одно но. А заключалось оно в том, что несколько раз я замечал краем глаза тёмные фигуры, лишь чем-то похожие на человеческие, имеющие яркие, полные злобы глазами. Именно глаза, или то что было на их месте, запомнились мне больше всего и внушили страх, которого я давно не испытывал.
Проснувшись, с удивлением для себя заметил, что спал я всего на всего пять часов, но ощущал себя как будто спал все десять. Может быть привычка со времён войны, ведь привычка человека странная штука – один раз выработалась, будет сопровождать его до гроба. Однако на часах было без пятнадцати семь, а встреча с Оливией Беркинс ещё ой как ни скоро. Первое, что мне пришло на ум, выпить кофе и перекусить чего-нибудь. Позавтракав, я решил прогуляться, подышать свежим, подумать о том, что мне снилось сегодня. Сие предприятие продлилось до половины двенадцатого, но значительных успехов достичь не удалось. Посмотрев на часы, я решил, что надо выдвигаться в направления дома Беркинсов.
Подходя к дому, где живёт Оливия, я не мог не заметить, что дом в котором она живёт, стоит уже несколько столетий и, возможно видел разные знаменитые события прошлых лет. Однако цель моего визита никоим образом не соприкасалась с архитектурой Глазго, и поэтому я не стал долго рассусоливать данную тему в своей голове. Поднявшись на третий этаж, передо мной неожиданно встала интересная проблема. Дело в том, что на этаже три квартиры, и у первой и третьей сбиты последние цифры, а именно в одной из них и жила миссис Оливия. Я постучал в правую дверь и оказался прав. На пороге своей Квартиры меня встретила Оливия, одетая в простое домашнее платьишко, модное в межвоенный период, но до сих пор красиво смотрящиеся на её неплохой фигуре.
- Добрый день, мистер Джейсон. Рада вас видеть. Как ваши дела? – Поприветствовала меня по всем нормам приличия Оливия.
-И вам добрый день, Оливия. Дела мои как обычно. А вы сегодня прекрасно выглядите, даже сияете. – Не менее стандартно ответил я. – Так где расположена комната Александра?
-Следуйте за мной.
Разувшись в прихожей и оставив там шляпу и плащ, я проследовал за миссис Беркинс через гостиную, обставленную достаточно уютно: в ней было два кресла, небольшой столик, такой же небольшой книжный стеллаж, тумбочка с радио, на полу лежал красиво сотканный ковёр, да камин. Но вот, пройдя гостиную, мы очутились возле двери, ведущую в место, где работал Александр. Я посмотрел на миссис Беркинс, и в ту же секунду она сказала мне:
- Я не пойду с вами в комнату моего бедного мужа по двум причинам. Во-первых, чтобы не мешать вам в ваших поисках. Во-вторых, данное место является чем-то вроде святыне, в которую Александр просил меня не заходить. Надеюсь, этим я не спутала ваши планы.
- Что вы, я даже в какой-то степени понимаю вас. Ладно, ждите меня здесь, пока будет проходить обыск кабинета Александра, а затем вы услышите моё мнение.
- Хорошо, удачи вам в ваших поисках… И да, Александр всегда закрывал свой кабинет на два оборота ключа.
-Спасибо.
И вот Оливия отошла на несколько шагов назад, и я остался один перед дверью в неизвестность. Что-то кричала во мне - “Остановись пока не поздно, дурак. Тебе нечего там делать. Спаси свою жизнь”. Мне до сих пор не понятно, как моему подсознанию удалось осознать ту опасность, которую таил в себе тот роковой шаг. Или может кто-то подсказал ему тревогу? Но как бы там ни было, я вставил ключ в замок двери, повернул его два раза, и медленно открыл врата в тот ад, из которого мне не удастся выбраться до скончания веков моих. Войдя в кабинет, первое, что почувствовал, был чей-то пристальный, злобный, полный ненависти ко всему чужому, взгляд на себе.
Осмотрев кабинет взглядом, я приметил два места, с которых стоило начать свои поиски. Кабинет представлял собой небольшую комнату с письменным столом, книжными полками, забитыми под завязку, сундуком, стоявшем в правом углу от стола и стулом. Более в комнате ничего не было. Я направился к столу, и каждый мой шаг по направлению к нему, очевидно, злил того, что следил за мной, а потому каждый следующий шаг становился медленнее предыдущего, но не менее уверенными. По моему лицу начали стекать капли пота, появившиеся не от жары, ибо в комнате было прохладно, даже чересчур прохладно, а от нервного напряжения, объявшего меня крепко и надолго, словно какой-то паразит.
Но нервы нервами, а я медленно, но верно приближался к столу. И вот уже стою возле него. При более близком рассмотрении письменный стол представлял собой работу мастеров середины прошлого века, и как любой из представителей того столетия, сейчас смотрелся старым, дряхлым, лишь тенью самого себя, весь исцарапанный, слегка помятый и шершавый. Его покрывал, как своеобразная скатерть, ворох бумаг разного назначения и величины, часть из которых пожелтели от времени или же выцвели на солнце. Пробежавшись по ним глазами, я понял, что почти все из них носили бытовой или рабочий характер и вряд ли могли мне помочь, хотя полностью отказываться от них было бы глупо с моей стороны, а потому взял все записки, что находились на столе для дальнейшего изучения у себя в офисе и дома. Лишь одна бумажка, с нарисованным на ней странным узором, состоящим из ряда простых геометрических фигур и нескольких разноцветных точек. Ниже я начерчу его, а также надпись, располагавшуюся под рисунком:
 
“Всяк не посвященный, коей попытается своей жалкой сущностью помешать мне, будет проклят Великим, и тот будет вечно бродить в чертогах своего никчёмного разума, и сгинет в полном одиночестве и безумие!”
На обратной стороне было написано одно единственное слово – ключ. Я сразу же понял, что данное изображение или слова под ним, а может и то, и другое вместе, являются ключом к раскрытию какого-то секрета или тайника Александра. Словно подтверждая моё предположение, как только моя рука  коснулась этого листка, следившая за мной сущность тут же обозлилось на меня пуще прежнего, а так же, как мне показалось, сменило своё положение и приготовилось напасть на меня. Я посмотрел через своё правое плечо на правый верхний угол, откуда, как мне тогда казалось, располагалось то злое существо, но никого там не увидел. Но меня всё равно не оставляло настойчивое чувство того, что за мной кто-то пристально следил. Я потянулся к левой из двух наплечных кобур, кои были всегда со мной, как и в тот день, а так же удививших Оливию, и снял ремешок, защищавший мой наградной револьвер Кольт, дважды спасший мне жизнь во время поисков логова  “Упыря”.
Но не в этом суть. После вышеописанного действия, я, вначале, осмотрел все выдвижные полочки стола, большей частью, представлявшие из себя облупленные и поцарапанные, а также сильно скрипящие деревяшки, внутри которых, кроме пары чистых листов и ручек, ничего полезного не было. Да и сущность никак на данное действие не отреагировала. В общем, со столом, пока что, я закончил. Далее передо мной стоял выбор: либо осмотреть книжную полку, либо порыться в сундуке. Мой выбор пал на сундук. Но сундук оказался заперт, чего мне стоило ожидать.
Собственно говоря, сам сундук был не совсем обычным. Большая его часть была выполнена дерева, украшенного с одной стороны достаточно примитивным орнаментом, но с другой стороны от этого орнамента веяло чем-то неестественным и абсолютно чужим. Замка не было, но на крышке, в том месте, где должна быть верхняя часть замка, был расположен тот же рисунок, что и на том листке, найденным мной на письменном столе. Однако, в отличие от прочих рисунков, что были изображены на сундуке, данный узор представлял собой некий механизм, благодаря которому, как мне тогда казалось, можно будет открыть сам сундук. Почему я решил, что данный узор играет роль замка? Все восемь углов отделены от остального рисунка, как и центральный круг, и выглядят так, словно при нажатии на них в определённом порядке сундук откроется. Я сразу же понял, что такие замки, да и сундуки могут делать только на заказ, следовательно, где-то на столе, среди той кучи бумаг должна быть квитанция или чек на заказ подобного сундука или же замка данной конструкции. С сундуком на тот момент всякие взаимодействия были прекращены
Вернувшись к изучению письменного стола, я предпринял новый осмотр с целью найти квитанции о заказе замка данной системы. Мои поиски увенчались успехом. Правда, вместо ожидаемой мной одной бумаги, я нашёл две квитанции на заказ замков из одной и той же мастерской один из которых для сундука, а второй – книжного формата. То есть, не только в сундуке Александр прятал что-то ему важное, но и в некой книге или дневнике.
М-да, дело это усложняло в двойне, но мне не привыкать к трудностям. Как только я начал осматривать книжные полки, та странная сущность, что беспрерывно следила за мной, вновь стала злой и, как тогда казалось, приготовилась прыгнуть в мою сторону, чтобы разорвать меня на мелкие кусочки. Обстановка в комнате накалилась до предела, и, казалось, что любое неверное движение приведёт к катастрофе. На моём лбу начали выступать капли нервного пота. Курок моего револьвера был взведён, а сам он только и ждал того, чтобы выпустить смертоносный свинец в любого, кто будет опасен мне. Пробежавшись по полке глазами, я сразу выделил две основные группы книг, находившиеся на ней. Первая группа представляла собой книги, покрытые немалым слоем пыли и давно уже не достававшиеся их владельцем, вне зависимости от их содержания. Если Александр и вёл какую-либо секретную работу и прятал её в книгах, что стояли на данной полке, то я не представляю себе способа, которым можно трогать пыльные предметы, как-то с ними взаимодействовать и не оставлять абсолютно никаких следов на нём, даже с учётом того, что мне предстояло увидеть в будущем. В общем, первая группа книг сразу же не воспринималась мной, как что-то несущее важную информацию. Возможно, я тогда и поспешил с подобным выводом, и не будь его, быть может, всё пошло бы иначе, но возможности проверить данную версию  у меня, к сожалению, нет. Но моё повествование отошло в не ту сторону.
Так вот, вторая же категория книг была составлена из тех, которые активно использовались и пыль на них была лишь малыми участками и небольшими, чисто формальными слоями. Представители данной группы делились на три подгруппы: рабочие, художественные, да дневникового характера. Понятное дело, что в книгах последней подгруппы, представленных двумя экземплярами, с большей вероятностью могут находиться важные улики и заметки, которые приблизят меня к разгадке данного дела, но не стоило забывать, что, если Александр вёл какие-то тайные записи, то с большой долей вероятности мог спрятать отдельные важные записи в других местах. А потому я собрал всю вторую группу. В процессе собирания книг со мной произошёл следующее: когда моя рука приблизилась к дневнику, это было выяснено позже, та невидимая сущность, что к тому моменту просто уже кипела от злости и ярости, неожиданно прыгнула на меня, точнее показалось что прыгнула. В тот же миг я выхватил свой Кольт, повернулся через правоё плечо в сторону угрозы, попутно слегка согнув колени и обхватив револьвер левой рукой, и, почти выстрелил, но не сделал этого, ибо не было того, для кого предназначался свинец. В кабинете повисла мёртвая тишина, которой, порой, не бывает в склепах, полностью зловещая, ничем не нарушаемая. Простояв в огневой стойке ещё несколько секунд, я начал медленно сгибать свои руки и распрямлять ноги, сохраняя при этом бдительность и осторожность, а также готовым выстрелить в любого, кто будет угрожать мне.  Однако, таковых в комнате будто и никогда и не было, но атмосфера с каждым мгновением всё тяжелей и невыносимей, из-за ненависти и злобы, исходившей от невидимого, но могу поклясться, реального существа, что мечтало лишь одного – моей смерти. Окончательно успокоившись и вложив револьвер обратно в левую кобуру, я взял две последние книги и быстро вышел из кабинета Александра.
Выйдя из кабинета, я тут же положил стопку книг на пол, быстро достал ключ и, нервничая, закрыл дверь на два оборота, попытавшись повернуть на третий несуществующий оборот и тем самым чуть не сломав ключ от этой злосчастной комнаты. Потом аккуратно вынул его, и держа в руке, прислонился к двери правой рукой и облегчённо вздохнул. Если говорить начистоту, то даже если бы там сейчас находилось моё спасение, то ни одна из моих ног не переступила бы порог этого ада. Стоит отметить, что, как только я покинул кабинет мистера Беркинса, вся та злоба и ненависть, что не давали мне спокойно дышать, тут же исчезли вместе с беспокойством и тревогой. В ту же секунду ко мне вышла Оливия, чтобы узнать о моих результатах. Однако, увидев меня, она вскрикнула и прижала свою маленькую левую ладошку к своему миниатюрному рту, а в её зелёных глазах застыл шок. Видимо я не только чувствовал себя плохо, но и выглядел так же.
- Простите меня за мою реакцию мистер Джейсон, но просто вы выглядите так, будто побывали не в кабинете моего мужа, а в аду, да к тому же… - Начала было оправдываться Оливия, но я её перебил.
- Знаете, возможно, я действительно попал в ад вместо кабинета вашего мужа, но всё-таки мне удалось найти то, что поможет найти его. Ну, а ещё вам не надо вызывать священника, чтобы очищать данной помещение от демонов. – Отшутился я, тем самым пытаясь снять напряжение, возникшее после прихода Оливии, а так же показать, что со мной всё в полном порядке. И по-моему, мне это частично удалось, судя по тому, что она убрала свою руку от лица и, хоть неискренне, но улыбнулась. – Ну, а если серьёзно, то можно мне стакан воды.
- Конечно. – Учтиво ответила Оливия и ушла на кухню.
Я тем временем посчитал количество взятых мною книг, коих оказалось семь, и понял, что их надо бы чем-нибудь перевязать, для более удобной доставки в мой офис. В тот же момент пришла Оливия со стаканом воды и передала его мне. Скажу честно, что в тот момент вкуснее этой воды я в жизни не пробовал, хотя она и была из-под крана, но тогда мне казалось, будто её взяли из самого лучшего источника, который существовал на Земле. Видимо поход в кабинет Александра и сущность в нём обитавшая настолько вымотали меня, что, наверное, такая же реакция была бы и на воду, взятую из самой грязной лужи. Выпив всю воду до дна, я отдал стакан Оливии и спросил её:
- А у вас не найдётся чего-нибудь, чем можно перевязать эти книги. – И показал взглядом на стопку возле дверей.
- Должно быть, сейчас посмотрю. – Неуверенно ответила Оливия.
- Если ничего не будет, то ничего страшного, как-нибудь переживу. – Прозвучало ей вслед.
Некоторое время после того, как миссис Беркинс ушла, её не было даже слышно, и я уж грешным делом подумал, что никаких поисков бечёвки или чего-то в этом роде не производилось. Но вскоре Оливия вернулась с немаленькой катушкой вышеупомянутой бечёвки, а также ножницами и передала её мне, попутно сказав:
- А может разделить их на две стопки, что б удобнее было нести?
- Кстати да, я тоже об этом подумал. Давайте так и сделаем. – Принял я идею Оливии и начал воплощать её.
Через пятнадцать минут мы стояли у входной двери: я с двумя небольшими стопочками книг в каждой руке, а она одевала мне на голову мою шляпу.
- Ну что ж, как только я что-то узнаю, так сразу же вам сообщу, а пока ждите.
- Ладно. До скорой встречи. – Попрощалась со мной Оливия Беркинс.
- До скорой встречи. – Попрощался и я.
Вначале я зашёл в свой офис и оставил там две стопки книг, а также проверил наличие иных просьб о помощи и предложений на работу, но ничего не обнаружил. Затем отправился на почту, где тоже ничего для меня не было. И, наконец, прибыл домой, проверил почтовый ящик, приготовил обед и до позднего вечера делал разные заметки по делу, исследовал тот странный рисунок, да искал по телефонному справочнику номер мастерской, где были сделаны два заказа Александра, но так и не добился никакого успеха. Уснул я где-то к полуночи, да и то не сразу, ибо дворовые собаки, как будто сговорились, и начали ночной концерт, слушателем которого мне и посчастливилось стать.


Рецензии
Интересно и необычно написано.
Прочитано с удовольствием.
С уважением
Кир.

Кир Неизвесный   30.01.2018 23:27     Заявить о нарушении
Это хорошо, что с интересом. А необычного здесь почти ничего нет - почти всё по заветам готических романов и Г.Ф.Лавкрафта, ну развве что мифология да монстры свои собственные.
Спасибо за прочтение, Кир
Кренкель.

Кренкель   30.01.2018 23:35   Заявить о нарушении
Когда-то давно, возможно, даже очень давно, почитывал этого писателя. Но такого впечатления он не смог на меня произвести, возможно влияние времени, обстановки или личное отношение. Я уже не помню, что повлияло на восприятие, да теперь уже и не важно.
Но есть один плюс, который можно применить именно к вашим произведениям, хоть Вы и скромно отдаете пальму первенства другому - это конечно, тот Дьявол, что прячется в мелочах.
Вы смогли расчесать этот "нарыв" интереса. Теперь либо он сам затянется , со временем - мучительно, либо есть возможность врачевать его заключительным словом всей книги.
Открывая такие двери, знайте, что в них могут зайти, могут увидеть комнаты и залы, каменные площадки или зеленые поляны. Все то, к чему Вы призвали Светом.

Останьтесь проводником, укажите вехи на пути изучения Вашего придуманного мира....
И что читать следующее.
С уважением
Кир

Кир Неизвесный   30.01.2018 23:49   Заявить о нарушении
Спасибо за эти слова, Кир. Вы тоже не без таланта и лучше меня это знаете. Ваш, ещё не написанный роман, завлек меня и многих ваших читателей сильнее, чем многие законченные и завершенные, да еще и обласканные разными критиками. То, как вы подаёте текст, историю, заставляя или помагая персонажу проходить её вместе с читателем заслуживает похвалы. Быть может свет никогда нас с вами не признает, заменив очередными Донцовыми, но наши созданные миры никогда не умрут, ибо подобные мысли рождаются бессмертными и не умирают никогда.
Желаю успехов.
С уважением
Кренкель.

Кренкель   31.01.2018 00:03   Заявить о нарушении
Спасибо за напутствие!
С уважением
Кир

Кир Неизвесный   31.01.2018 19:36   Заявить о нарушении