У дантиста

Воскресным августовским вечером, когда уже все в воздухе шептало насчет разойтись наконец по домам, под сплит- системы, к телевизорам и окрошке из холодильника, двери небольшой частной стоматологической клиники внезапно открылись. На пороге стоял ярко выраженный иностранец, смуглый , восточного типа, следом за ним шла русская барышня, бледная и с ярким румянцем.

Весь имеющийся в наличии персонал, в составе двух дам в белых костюмчиках, поднялся им навстречу и замер в ожидании подробностей.

- Нам срочно! - Начала румяная барышня. - Зуб! Наверное удалить!

Все посмотрели на иностранца. Он мимикой подтвердил, что все так и есть, скорчившись от боли.

- Имя, фамилия! - Громко и по слогам, как это принято при общении с иностранцами, спросила девушка- администратор, раскрывая журнал регистрации пациентов.

Румяная барышня поговорила с иностранцем по- английски и тот представился.
- Индиец? - Обрадовалась регистраторша и что- то зачирикала ему на хинди.

Тот, видимо, не просто понял, а очень даже ее понял, потому что также радостно что- то выдал в ответ. Все с изумлением посмотрели на регистраторшу, которая возбужденная и счастливая от предоставившейся ей такой возможности, продолжила беседу, отчего остальные присутствующие уже вторично выпали в осадок.

Затем процессия проследовала в кабинет до кресла. Иностранец с доктором заняли положенные каждому места, переводчицу посадили сзади, регистраторша маячила в дверях на правах знающей несколько фраз на хинди, отчего румяная барышня поглядывала на нее неприязненно и с легким раздражением.

По итогам обследования, в ходе которого иностранец несколько раз завывал и хватал за руки докторшу, ему в больной зуб было положено лекарство.
- Завтра! Придете завтра! Будет хирург, удалит зуб. - Сказала доктор иностранцу четко и внятно, но на русском.
Переводчица перевела на английский.
Из дверей посчитали нужным прибавить что- то на хинди.
Доктор, как не тужилась, ничего вспомнить по- английски еще со школы так и не смогла, но поучаствовать в разговоре ей тоже страсть, как хотелось, поэтому она не удержалась и закрыла прения своим неожиданным и авторитетным:
- Yes!

На следующий день в назначенный час иностранный пациент прибыл в том же сопровождении. Из- за стойки регистрации раздалась длинная фраза на хинди, в ходе которой администратор несколько раз подглядывала в заготовленную накануне шпаргалку. Индиец скорчился от боли, переводчица злобно сверкнула глазами. Прошли в кабинет.

Хирург- дама, видимо, уже посвященная в подробностях в суть дела, сказала:
- Приступим! - И пациент получил укол обезболивания.
При этом лицом он был еще бледнее вчерашнего, а переводчица, наверное, не выносившая даже вида зубоврачебных дел, с большим интересом упулилась в пейзаж за окном и переводила указания доктора без отрыва от этой картинки.

Через час стало ясно, что зуб какой- то сложный и мало сегодня никому не покажется, ни пациенту, который продолжал светлеть на глазах, ни переводчице, которая стекала по креслу, не отрывая взгляд от заоконных березок, ни самой даме- хирургу, из- под маски которой стекал крупными каплями пот.
Регистраторша, исчерпав свое знание хинди, не появлялась, дежурная медсестра ассистировала молча, бесшумно скользя по кабинету.

Еще через час пациентом был взят тайм- аут и он стал уговаривать переводчицу уйти.
Доктор, сама уставшая, сказала однако в ответ:
- Никак нельзя!
- Ему бы отдохнуть! - Так же жалобно, как и иностранец, проскулила переводчица.

Последовал консилиум из всех присутствующих. Хирург неоднократно пыталась показать переводчице в чем собственно проблема, от чего та решительно отказывалась, вымотанный пациент продолжал канючить, что, мол, хватит на сегодня, при этом все уже худо- бедно, но использовали английский, причем даже между собой.

Переводчица сообщила, что иностранец не может больше держать рот открытым, все затекло и болит. Хирург отвечала, что с таким открыванием рта они еще два часа будут только мучить друг друга, но неожиданно к ней пришло решение и она выскочила из кабинета, а вернулась с какой- то пластмассовой штукой в руках.
- Открыть рот! - По- военному скомандовала она и пациент, уже понимавший немного по- русски, покорно подчинился.

- Расширитель для рта! - Победно выдала она и посмотрела на присутствующих. - Теперь дело пойдет!
Пациент, лишенный возможности говорить, активно зажестикулировал, поднимая большой палец вверх и демонстрируя полное свое согласие с доктором.

Продолжили.

Еще через час все действующие лица покинули кабинет. Иностранец был с лицом землистого оттенка, зажатым во рту тампоном, мокрым насквозь и счастливым, что все не просто закончилось на сегодня, а закончилось успешно.
Переводчица, заглянув в висевшее около регистратуры большое зеркало, не обнаружила на прежних местах свой румянец и осталась этим обстоятельством чрезвычайно удивлена.

Хирург с медсестрой, стоявшие рядом, хором сказали:
- Bye!
Из- за стойки регистрации раздалось прощальное:
- Намасте!

Иностранец вежливо сложил руки ладонями на груди, вымученно улыбнулся, поклонился и промычал что- то в ответ, что с учетом набитого рта, смело могло сойти за русское "Спасибо" и двери стоматологии захлопнулись.

- Дааааа! - Мечтательно протянула хирург, выйдя с медсестрой на улицу и закуривая каждая по сигаретке. Регистраторшу на перекур не позвали. Хотелось просто спокойно перекурить среди своих, а не среди таких выскочек, которым лишь бы покрасоваться перед другими. Та сидела насупившись одна, закусив губу, и думала, что черти ее дергали за одно место и чтоб еще раз в жизни, да ни за что на свете, а то пять минут триумфа и вся налаженная и устаканенная жизнь в коллективе коту под хвост.
- Думать надо! - Постучала она сама себе по голове и укоризненно поглядела в висевшее напротив зеркало.


Рецензии