Не более чем тень. Глава 1

Глава 1.

Любовь к чудовищу постепенно превращает в чудовище.

А все потому, что сначала мы прощаем зло; потом укрываем зло;

а от этого уже один шаг до того, чтобы зло творить.

Софья Ролдугина "Кофейные истории"


Сегодня пошел третий день с момента, когда Тодор почувствовал первые признаки болезни. Сперва это были легкие нотки тревоги, они появлялись буквально на несколько секунд, затем исчезали, и мужчина не мог точно сказать чувствовал ли он их на самом деле. Временами ему казалось, что сейчас начнут неметь пальцы, или что в квартире не хватает воздуха. Клинические симптомы появились на второй день. Озноб не был сильным и не помешал заниматься привычными делами. «Хм, в этом аду черти не болеют», – уверенность в своем дьявольском происхождении не дала зверю заподозрить беду. Но, сегодня ему стало по-настоящему плохо. Головные боли были такой силы, что отнимались конечности. То жар, то холод сводили с ума, и он ничего не мог с этим поделать. Состояние ухудшалось слишком быстро. Следом начались приступы паники и галлюцинации. Тодор боялся смерти, страх стал настолько всепоглощающим, что, казалось, единственным верным выходом будет отдаться ему во власть. Бороться с ужасом не было сил, он поднимался изнутри, подобно лаве в жерле вулкана, не находящей выхода. Только на долю секунды перед глазами представали образы, мужчина не успевал ни рассмотреть их, ни осмыслить, что также приводило в бешенство, удавалось лишь уловить атмосферу -  то ужаса, то дикого веселья.

Несмотря на все эти приступы, которые накатывали с каждым часом все чаще и сильнее, мужчину не покидало чувство некой отстранённости. Лежа на полу не в состоянии пошевелиться Тодор осознал: умирает одна из его кукол. Эта мысль пронзила, разделив состояния: его и ее,  и вернув контроль над ситуацией. Не без труда сфокусировав взгляд на окружающей реальности, он оторвал раскалывающуюся голову от пола. Держать равновесие было тяжело даже на четвереньках. Понадобилось минут пять, чтобы дрожащей рукой дотянуться до телефона:

  – Ольга?-

Из динамика послышалось кокетливое:

– Привет.

" Не она…"- перед глазами мелькнул очередной образ в кроваво красных тонах. По  телу прошла волна боли, которая,  казалось, вывернет его наизнанку. «Ты нужна мне», - это все что он смог прошептать.

Обитый черной кожей диван занимал треть просторной гостиной и был высотой сантиметров сорок, но забраться на него Тодор так и не смог. Лишь лежал на полу в ожидании либо смерти, либо спасения. Боль, паника и галлюцинации овладели им настолько, что места для собственного сознания уже не оставалось. Он был готов выйти в окно, если б мог пошевелить хоть мизинцем. Внезапно демона пронзило словно гарпуном, все, что он пережил ранее, показалось ничем. Из него вырвали кусок, из самой глубины, оставив зияющую рану. И все закончилось: и страдания, и страх, умерла душа, с которой он был связан. Лежа без движения, не в состоянии пошевелить губами Тодор выдохнул: «Майя». Женщину, которую он берег больше шестидесяти лет, убили. Захотелось заплакать.

Щелкнул замок входной двери, в квартиру влетела Ольга. Стройная длинноволосая блондинка, одетая в легкий белый сарафан, оголяющий красоту на грани пошлости. Не снимая туфель, она проскользнула через широкий, ярко освещенный коридор, безошибочно выбрав нужную дверь. За последние два месяца она успела выучить каждый сантиметр этой квартиры и ее владельца. Гостиная была выполнена в черно-белых  тонах - все согласно моде: стеклянный столик, кожаный диван, геометрическая абстракция на стене, и никаких следов обычной человеческой жизни. Ни одной фотографии на стенах , ни единой царапины на журнальном столике – ничего, что хоть как-то характеризовало владельца, что несло бы на себе следы длительного пользования. Как в рекламе из дорогих журналов. А еще, на полу лежал без движения мужчина. Обычно оливковый цвет кожи сейчас стал пугающе серым, черные волосы мокрыми от пота прядями беспорядочно разбросаны по лицу. Белая обтягивающая футболка, намокнув, стала полупрозрачной, на мгновенье пробудив в девушке воспоминания, о том, что за идеальное тело спряталось под ней. Ольга упала перед ним на колени, пытаясь привести в чувство:

– Тодор! Тодор, что случилось? Мне вызвать «Скорую»? – испуганно повторяла она, не переставая его тормошить, и облегченно выдохнула, когда ее любовник поднял усталый взгляд. Даже сейчас из-под длинных черных ресниц его глаза были похожи на нефрит, пронизанный солнечными лучами.

– Никакой «Скорой». Я в порядке, просто обними, мне это нужно.

Девушка мило улыбнулась и легла рядом.

– Тодор Христоф! Не пугай меня так больше. Ты принадлежишь мне, так что не заставляй волноваться. Никаких болезней!

Тодор крепко обнял ее и почувствовал, как целительное тепло растекается по телу. Сейчас ему полегчало, но невидимая человеческому глазу, рана так просто не затянется. Нужна энергия на восстановление. К тому же, силы понадобятся, когда он найдет осмелившегося вторгнуться в его владения, ведь такое в этом зверином мире не прощают.

***

Каждый из нас главный герой. Только, к сожалению, не тех сказок, которые нам показывают в книгах и кино. С детства вбивают: «Каждый человек уникален, как снежинка, и не найти двух одинаковых». Но почему тогда все наши истории как под копирку: родился, выучился, поработал и умер? С самой школы мы мечтаем о прекрасном принце, о волшебной палочке, суперсиле, но никто не думает, чем за это платить, и сможет ли он с этим жить.

За свой дар Тамара пожертвовала стольким, что теперь он для нее – проклятие. В восемь лет девочке поставили диагноз: галлюциноз на базе шизофрении. Родители стойко боролись за ее здоровье. Но годы терапии не принесли результатов и, отчаявшись, Григорий и Мария Милосердовы начали приглашать шаманок и колдунов. Амулеты, заговоры, отвары – ничего не помогало. Неконтролируемые припадки, чередующиеся многочасовыми периодами апатии, доводили до изнеможения всю семью. Девочка могла сутками сидеть без движения, отказываясь реагировать на окружающих, а после впасть в истерику. Она кричала, умоляла спасти от красного страха, который делает больно, а по ночам раздирала себе кожу до крови. Из всех спасителей, приходивших к Тамаре, только баба Рая хоть как-то помогала ребенку, часами рассказывала сказки и ласково гладила девочку по голове, чтобы принести хоть несколько минут покоя.

По великой случайности Тамаре удалось избавиться от демона, но, увы, не бесследно. Домашнее обучение, заочное отделение института и тайна, о которой нельзя никому рассказать, не располагали к дружескому общению. К тому же, как выяснила одержимая, не все, что рассказывал ей демон, было враньем. Неся в себе след красного зверя, она начала видеть мир его глазами. Мы в аду, а жизнь – последний шанс на искупление, упустив который душа рассыпается в ничто. Конечно, тут есть и свои черти. Называющий себя зверем впивается в душу, питается ею, ведя к гибели через безумие. И теперь, будучи уже взрослой, барышня в каждом подозревала монстра. Довольно миловидная, с густыми каштановыми волосами Тамара пользовалась бы успехом у мужчин. Физический труд придал ее телу гибкость и атлетичность, но не мужскую – спортивную, а женственно-мягкую. В моменты задора и увлеченности блеск серых глаз мог пленить кого угодно, только возведенные до небес стены не давали окружающим ни шанса сблизиться с девушкой.

Сейчас ей двадцать четыре, «болезни» нет, и никто в семье не поднимает эту тему. Чтобы поддержать всеобщее спокойствие, Тамара с восемнадцати лет начала жить в отдельной квартире в другом конце города.

Мой дом – моя крепость. Для одних эта фраза значит намного больше, чем для других. Место, где можно не просто спрятаться от непогоды и отдохнуть в тепле, а форт, куда не проберутся никакие враги, где можно быть собой. Где можно не бояться, что тебя увидят, узнают и начнут чинить, как телевизор, постоянно показывающий не тот канал. Родители купили дочке однушку в хорошем районе, недалеко от центра, понимая, насколько для нее важно иметь свой, закрытый от всех угол.

Каждый день Тамара стремилась быстрее вернуться домой, чтобы укрывшись за стенами  замка, в тишине погрузится в мир книг или, с головой укутавшись в одеяло, воображать о том, какой была бы ее жизнь, не встреть она демона. Сегодня, идя на работу по тенистому парку, она тоже мечтала, как, вернувшись домой, закроет шторы и с кружкой чая в очередной раз будет перечитывать «Джен Эйр». Внезапно зазвонивший телефон напугал так, что она подскочила от неожиданности. Выдохнув, подняла трубку:

– Здравствуйте, – звонки с незнакомого номера всегда заставляли нервничать.

– Здравствуйте, могу я услышать Тамару? Мне этот номер дала баба Рая. У меня дело срочное, – женский голос был тихим, немного хриплым.

– Да, это я. Чем могу вам помочь?

 – Баба Рая сказала, вы помогаете в странных проблемах. Хочу, чтобы вы приехали ко мне домой. Если можно, быстрее, – голос в трубке был неровный и постоянно куда проваливался.

– Да, хорошо. Постараюсь заехать к вам сегодня. Пришлите мне адрес смской, – девушка насторожилась. Спешка – это всегда дурной симптом. – Я позвоню вам еще раз, когда освобожусь.

Еще одна работа от бабы Раи. Из всех людей, что окружали тогда Тамару в болезни, только эта старуха слушала. И вместо больной, несчастной, проклятой, бедной называла ее зоркой, что нравилось ребенку безумно. В свои семьдесят три баба Рая вела очень активный образ жизни: гадала, отпевала, изгоняла, делала все, за что платили. Как правило, девяносто процентов ее посетителей велись на заговоры, покупали амулеты и оставались довольны. Но попадались и те, кто приходил с настоящими проблемами. И тут, сколько бы ведьма через плечо ни плевала, толку не было. Именно таких клиентов она отправляла к Тамаре.


Рецензии