Рождественский подарок для Святого Николаса

1.

Скучно жить в маленьких городках. Да и какой у нас город? Лангория лишь считается таковым, а на самом деле это крохотный рыбацкий поселочек, скрытый невысокими горами на пустынном берегу заполярного круга, на краю света. Лишь раз в неделю если море спокойное, а это бывает не так часто, к нам в пиратскую бухту заходит баркас. Дряхлая посудина связывает нас с большой землей.
После того как осенью в семье смотрителя маяка Густава родилась дочь Елизабет-Николь, в городке стало 99 жителей. По этому случаю бургомистр Лангории – господин Петур, так сильно радовался новорожденной, что смутил ее отца. Просто бургомистру очень хочется, чтобы в нашем городке поскорее появился сотый юбилейный житель. Только дети рождаются у нас редко, и чаще люди покидают Лангорию, чем приезжают сюда жить. Лет пять назад сюда занесло каким-то ветром пожилого пастора, отца Мартина, и добродушного молодого учителя ботаники, господина Ледума. Они – последние, кто, приехав в Лангорию, остались здесь насовсем.
Вечно пустая гостиница, лавка с кафетерием, деревянная церковь, школа, амбулатория, старый маяк и четыре десятка разноцветных жилых домиков вдоль пиратской бухты – это и есть наша Лангория. Почему так называется городок – никто не знает. Может шведы его так назвали или русские.
Жизнь в Лангории настолько унылая и монотонная, что все здесь друг другу давно надоели. Даже крохотной Лизоньке-Николь! Представьте себе, что каждый день, из месяца в месяц, из года в год вы видите одни и те же лица и заранее знаете все новости, которые вам расскажет первый встречный. Здесь все разговоры про то, какой улов у рыбаков, что в школе совсем мало учеников и дальше будет еще меньше, море штормит, а его всегда штормит, и что в этом году солнца у нас было меньше обычного.
 В гости у нас никто не ходит. Это единственная возможность не видеть надоевших сожителей по каменистому холодному берегу. Разве что иногда пастор Мартин забегает домой к молодому учителю ботаники, чтобы скоротать время за шашками. Как истинные северяне, играют они в абсолютной тишине, не проявляя лишних эмоций. Словно игра у них не в шашки, а в молчанку. Но иногда между партиями могут перекинуться парой фраз.
– А собственно, почему Вас в городке называют Ледумом? Я не вижу в Вас ничего холодного.
– Это шутливое прозвище придумали мои ученики. Латинское название цветка.
– Точно, коллега, как же я мог забыть. Багульник.
Разговор закончен. Пастор и учитель продолжают игру…
Для крохотной Лангории приезд каждого нового человека – событие вселенского масштаба. Когда два года назад в Лангорию всего на несколько минут прилетел на вертолете губернатор северной провинции – город отмечал это событие целый месяц. Или вот, прошлым летом причалила к нашему берегу заблудившаяся яхта, как тотчас же на причале собрались все до единого жители городка. Приковылял даже Маркус, древнейший житель северной провинции, а может даже и всего заполярного круга. Яхту с двумя весьма странными парами молодых людей потом целую неделю не выпускали из бухты. Даже выставляли охрану на ночь – чтобы гости не уплыли прежде, чем удовлетворят все наше любопытство по части окружающего мира.
А этой весной в Лангории объявился странный профессор-отшельник, приехавший сюда за уединением. Большей ошибки совершить было невозможно. Каким надо быть чудаком, чтобы искать уединения в таком городке, как наш. Здесь у нас не Нью-Йорк. Это там ты совершенно один и никому не нужен, а в Лангории несчастного профессора только что не разорвали на части. Каждый хотел выговориться и в мельчайших подробностях рассказать про свою жизнь, про остальных горожан, всех приезжих на эти берега со времени сотворения мира, и подробнейшим образом про погоду, как минимум, за последние лет двести. Неудивительно, что отшельник в Лангории надолго не задержался – убежал по морю…
Не везет нам на приезжих. Едва только познакомишься с ними, как они стремительно нас покидают. После чего поселок погружается в свой обычный сонный режим.
Музыка Лангории – шум набегающих на берег волн и унылое завывание холодного ветра. Тоска. Так здесь было всегда…
И вдруг у нас стало происходить нечто необычное.

2.

Случилось это впервые три года назад в сочельник. Жители Лангории сидели по своим домам и готовились отмечать Рождество. Первой оказалась семья бургомистра города. Хозяин и его домочадцы немало удивились, услышав стук в дверь.
– Кто бы это мог быть? – пожал плечами господин Петур.
Бургомистр потерял дар речи, когда увидел на пороге своего дома Святого Николаса. Самого, что ни на есть, настоящего – с пышной седой бородой, в ярком праздничном одеянии, с большим посохом и красным колпаком на голове! Ни хозяин дома, ни его жена - Стефания-Женевьева, ни дочери-школьницы - семнадцатилетняя скромница Анна-Мария и одиннадцатилетняя заводная Мария-Катарина ничего подобного не ожидали. Святой Николас поздравил семью бургомистра с Рождеством, вручил всем домашним подарки и направился дальше - к дому пастора Мартина. Там все повторилось. И хотя пастор по своей службе мог бы ожидать нечто подобного, но и он был удивлен не меньше бургомистра. Затем Святой Николас посетил семью директора школы – господина Патрика. Единственный атеист в городке тут же безоговорочно поверил в чудо! А Святой Николас дальше продолжил свой обход по Лангории, раздавая горожанам добрые незамысловатые подарки: маленькие деревянные статуэтки, самодельные елочные игрушки, шоколадки и пр. Так он обошел весь город и … исчез.
Это событие обсуждалось в городке очень долго! Всех жителей Лангории интересовало: кто же это мог быть? Ведь в городке в этот предрождественский день не было никого постороннего. Перебрали всех мужчин. Точного описания Святого составить не удалось. По причине неожиданности никто его толком не рассмотрел. Кому-то Святой Николас показался высоким – все тут же начинали смотреть в сторону господина Патрика. Другим – тучным. Взгляды переводились на господина Марка, хранителя маяка. Некоторые утверждали, что Святой был маленького роста и очень худой, так что похож на директора пристани. Находились и такие, кто полагал совсем невероятное - что это была женщина! Учитель Ледум связал появление Святого Николаса с маленькими яркими огоньками в небе, которые наблюдал в рождественскую ночь. И, конечно, больше всего удивил директор школы, господин Патрик, уверовавший, что Святой был самым настоящим! Глухая старушенция Ева-София (вероятно, Вы уже заметили, что в нашем городке очень популярны красивые женские имена!) не до конца понимала, о чем шел спор, но также принимала в нем самое активное участие. В результате, кто это был на самом деле, осталось загадкой.
Господин Петур был страшно раздосадован! На всю округу бургомистр имел славу заядлого любителя разных тайн и детективных историй. В доме у него была самая большая в Лангории подборка книг Агаты Кристи и, если по телевизору показывали детективный или мистический сериал, бургомистр всегда делал ставки, что отгадает секрет. Правда, всегда проигрывал.  Но это не мешало его репутации самого прозорливого и внимательного человека в Лангории.
Одним словом, в тот год выяснить ничего не удалось…
На следующее Рождество все повторилось! Началось все, как и в прошлый раз – с дома бургомистра. По ходу шествия Святого Николаса по Лангории некоторые жители выходили из своих домов и начинали поздравлять друг друга с праздником. И снова для всех осталось загадкой, кто же скрывался за обликом Святого Николаса.
Бургомистр решил на сей раз не отступать и по окончанию Рождества учинил тщательное следствие, словно разыскивался не Святой Николас, а страшный преступник! К немалому удивлению господина Петура, жители Лангории не просто давали разные описания таинственному пришельцу, но совершенно определенно сознательно запутывали дознание.
– В прошлом году, тот … был очень маленького роста. Как гном!– объяснял кочегар Харольд. – А, нынешний - просто гигант! Ростом под три метра.
– Их что – несколько? Что ты мне все врешь! – не мог сдержаться бургомистр.
Но даже его близкие точно сговорились: жена Стефиния-Женевьева зачем-то слишком подробно рассказывала про халат Святого, а Анна-Мария словно специально обращала внимание на его башмаки. Да еще этот чудаковатый учитель ботаники, который рассмотрел только что цветочные узоры на мешке, где Святой Николас прятал подарки. Бургомистр недолюбливал господина Ледума.
– Он, что, смеется надо мной?– злился бургомистр. – Я его что, про цветы расспрашиваю?
И в этот раз господину бургомистру не удалось раскрыть тайны.
Прошел еще год. На очередное Рождество жители городка нарядили большую красивую елку. Каждый смастерил какие-то свои особенные игрушки. Как бы случайно в Лангорию приехали гости из соседних городков, так что гостиница госпожи Ангелики-Виктории впервые за всю свою историю оказалась переполненной. Собравшись на центральной и единственной на весь городок площади у рождественской елки, все ждали появления Святого Николаса.
Бургомистр решил во чтобы то ни стало разгадать загадку и устроил перекличку, пытаясь выяснить, кого нет на площади. Только и в этот раз у него ничего не получилось. Горожане опять его путали. Ева-София выкрикнула свое имя дважды, а директор школы ответил за смотрителя маяка, а тот – за этого чудаковатого учителя Ледума…   И тут наконец, появился Святой Николас. Жители Лангории встретили его веселой музыкой и песнями. Также, как и в прежде, волшебный гость стал дарить всем добрые подарки. Бургомистр, чтобы лучше рассмотреть Святого Николаса, пытался поближе подобраться к нему. Только господина Петура все время отодвигали в сторону…
– Ну, нет! – кипятился бургомистр, – теперь я точно дознаюсь! Чтобы мне не говорили, но все же я его хорошо рассмотрел. Он - рослый и высокий, по этим приметам вычислить его будет легко!
Только у всех, кого господин Петур подозревал, находились свидетели их присутствия на площади. К тому же верзила рыбак Йохан сильно заикался, а здоровяк механик Иван заметно шепелявил. Это никак не они… Половина мужчин в поселке, истинные северяне, были рослыми и высокими. Вот и хранитель маяка такой же. И этот недотепа, специалист по цветам… Опять пошли разговоры, что это может быть и женщина. Кому-то показалось, что голос у Святого Николаса был старческим. А кому-то – совсем детским. Все словно нарочно сбивали бургомистра с толку. А тот никак не мог догадаться: кто же скрывается под париком и одеянием Святого Николаса?
Так в нашем маленьком городке поиски таинственного волшебника превратились в самую настоящую игру…

3.

И вот снова наступило Рождество, четвертое с тех пор, как в Лангории объявился Святой Николас. На сей раз в городок приехали не только гости из соседних поселков, но даже сам губернатор и журналисты. А один аж из самой столицы. С большим трудом всех разместили в гостинице. Хорошо, что госпожа Ангелика-Виктория еще летом наняла строителей и те соорудили вместительную теплую пристройку.
Пастор отслужил торжественную рождественскую мессу. Присутствовали все горожане. Не было только учителя Ледума. Днем ранее молодой человек подвернул лодыжку, и чтобы случайно не поскользнуться по дороге в церковь, остался дома. Все сожалели по этому поводу. Даже пастор Мартин нашел несколько добрых слов, чтобы во время проповеди поддержать учителя ботаники. И только бургомистр пробурчал нечто такое: «Что еще можно ждать от этого недотепы?»
После богослужения никто не спешил расходиться по домам. Как и в прошлый раз собрались у рождественской елки. Только Святой Николас все никак не появлялся. Бургомистр стал беспокоиться. Ему показалось будто все не очень-то удивлены отсутствием долгожданного гостя. Градоначальник несколько раз пересчитал и записал в блокнот всех присутствовавших на площади. Он был уверен, что теперь-то обязательно узнает правду!
Жители Лангории стали перешептываться.
– И где же ваш Святой Николас? – поинтересовался губернатор.
– В самом деле: где? Здесь на площади все жители городка. Разве что нет этого нашего…– бургомистр хотел сказать что-то вроде «чудака» или «недотепы», но решил не ронять авторитет учителя, – … господина Ледума. Но с ним все понятно…
– Не волнуйтесь, дорогие гости, – успокоила губернатора и журналистов Анна-Мария, – Святой Николас у нас в городе. Просто так получилось, что он не может сейчас быть с нами.
– Ты что же, знаешь кто он?! – удивился бургомистр.
– Папа, об этом уже давно догадался весь наш город.
– Я в это не верю.
– Точно так, господин бургомистр, – подтвердил директор школы.
– По-моему, я тоже начинаю догадываться о ком речь! – засмеялся губернатор.
– И кто же это? – вконец раздосадованный бургомистр, в поисках поддержки посмотрел на свою жену.
– Дорогой, это – наш Николас!
– Какой Николас? Святой?
– У нас в городе всего один человек, чье имя - Николас, – вмешался пастор Мартин. – Это наш учитель ботаники – молодой господин Ледум!
– Тот, который случайно подвернул лодыжку и сейчас не может быть вместе с нами! – губернатор по-дружески похлопал по плечу господина Петура.
– Невероятно! – воскликнул бургомистр.
 – Именно так, коллега! – засмеялся пастор Мартин.
– Но что же нам делать дальше? – обратился к горожанам бургомистр. – Подождите, кажется, я знаю. Нам необходимо навестить нашего Святого Николаса… Только сначала мы должны к этому немножко подготовиться.
Жителям городка не надо было объяснять, что имел в виду господин Петур. Все быстро разошлись по своим домам.

4.

Учитель Николас был одиноким человеком. Хотя вообще-то он молодой и веселый. А еще очень добрый. Все в Лангории давно уже знали, разве что за исключением господина бургомистра, что ему нравится Анна-Мария. Именно поэтому учитель ботаники, нарядившись Святым Николасом и начал тогда свой праздничный обход с семьи бургомистра. Конечно Анна-Мария сразу узнала молодого человека. Уже затем Николас решил поздравить пастора, а дальше, как-то само собой вышло, что и всех остальных жителей городка.
Сейчас молодой человек сидел дома один, смотрел на больную ступню в гипсе и грустил…
Со времени окончания рождественской мессы прошло уже больше часа.
И тут неожиданно постучали. Опираясь на трость, Николас подошел к окну и выглянул на улицу. Молодой учитель увидел, что вокруг его дома в веселых нарядах Святого Николаса собрались все жители городка! С подарками в руках большие и маленькие «волшебники» пришли к своему настоящему Святому Николасу!
Тут же быстро для больного нашли коляску и весь город возвратился назад к праздничной елке.
– Как же так получилось, что я сразу обо всем не догадался?! – сокрушался незадачливый бургомистр.
– А, по-моему, коллега, Вы и сейчас не догадываетесь о самом главном! – заметил пастор Мартин.
– О чем же таком я еще не догадываюсь? – удивился господин Петур.
– Мне кажется, мой дорогой, – решила подсказать своему мужу Стефания-Женевьева, – в будущем году в нашем городке родится сотый житель!
– Неужели?! Ты в этом уверена?
– Я предполагаю. Тебе надо быть внимательней не только по отношению к Святому Николасу, но и к своей дочери!
– Папа, речь не обо мне! – воскликнула Мария-Катарина, поймав взгляд родителя.
В тот же миг Анна-Мария покраснела от смущения.
– Мы уже давно мечтаем об этом! – учитель Николас осторожно взял за руку свою возлюбленную.
– Что ж,– развел руками бургомистр.– Раз такое дело, то я только – «за»! Но почему, Николас, ты раньше молчал?
– Просто я надеялся, что как человек прозорливый, – в это время по площади пробежался легкий смешок, – Вы обо всем догадаетесь сами!
– Русские в таком случае сказали бы, что наш Святой Николас нашел свою снежиночку! – заметил пастор Мартин.
– Нет, святой отец. Не совсем так, – поправил его директор школы. – Не снежиночку, а снегурочку!
Тотчас площадь наполнилась музыкой и песнями...
Какой замечательный получился праздник!


Эпилог


Не так много событий случается в нашем северном городке. Мы научились радоваться даже самым простым вещам. В начале весны Николас и Анна-Мария сыграют свадьбу. Это будет доброе и долгожданное событие для всех горожан! И на следующее Рождество, к огромной радости бургомистра, в его семье появится на свет сотый житель Лангории. Разве это не здорово?!

И это правда, что с некоторых пор у нас в городке самое веселое Рождество во всей северной провинции. Может даже - самое веселое во всем заполярном круге.


12-13 декабря 2017.


Рецензии
Невероятно трогательный рассказ. Пока читал, у меня навернулись на глаза слёзы, - потому что я очень чётко представил себе всю эту картину. Особенно трогательно для меня всё это потому, что я сам северянин.

Хотя где находится Лангория, в какой стране, на каком острове - мне так и не удалось выяснить. Как истинный северянин, я знаю географию Севера и Заполярья почти на память (имею в виду Карелию и прилегающие страны и территории). Сначала я подумал, что речь идёт об острове Шпицберген. Но на Шпицбергене нет городов, там всего четыре жилых посёлка, и около десятка заброшенных, из которых ни один не называется Лангорией. Да и не имели шведы до Шпицбергена никогда отношения, хотя и охотились у его берегов, но не жили. А может, это всё же материк? Наверное, речь идёт о провинции Лапландия в Суоми, потому что были же упомянуты шведы и русские. Мурманскую область я сразу отмёл как гипотезу, поскольку карту Мурманской области я знаю почти на память, каждый крошечный посёлок мне известен, не то что городок, - и там такого названия попросту нет, - тем более, что и двойные имена в России не практикуются, а в Финляндии - да, запросто, даже тройные, - хотя, как правило, они пишутся без чёрточки, а просто перечисляются. Значит, это не Суоми. Но где же, где Лангория? Может, это Норвегия? Но при чём тогда здесь русские? Норвегия никогда не была под Россией. Значит, и Норвегия нет. Выходит, что всё-таки Финляндия? Нет, не Финляндия. Открыл даже карту, чтобы убедиться, что подобного названия ни в Финляндии и ни в Норвегии быть не может. Я в полной растерянности. Я озадачен. Неужели всё выдумка?

И стало грустно. Потому что я поверил в реальность событий. Настолько поверил, что даже расчувствовался, и плакал, когда читал...

Братислав Либертус Новинки   09.02.2018 05:29     Заявить о нарушении
Спасибо Братислав за отзыв! Рад, что Вам понравилась история. События происходят в Норвегии. Поначалу я выбирал Лафонтенские острова, но не понравилось звучание названий городков. Тогда я решил немножко изменить Лангейя и превратил ее в Лангорию. Также и с местом. То, что можно спутать страну - это сознательно. Вообще я люблю скандинавский кинематограф и страны эти очень люблю. Похожий рассказ "Джекки". Есть еще задумки - буду ловить вдохновение, так что, может, в будущем еще что-то напишу. Мне нравится и наша топонимика севера: Африканда, Индига... Только что, когда смотришь картинки из этих мест - вся романтика пропадает. Я несколько раз принимался сочинять про Индигу, но получались в описании "бараки" и "колючая проволока"... Но ничего, все равно что-нибудь напишу. И обязательно хорошее. Еще раз спасибо. Вам также творческих успехов! ЮНЕ

Юрий Николаевич Егоров   09.02.2018 08:20   Заявить о нарушении
Улыбнулся. Лофонтенские острова! Это же очень далеко от России, там россиянами и не пахло никогда (наивно надеюсь). А Лангейя - и вовсе остров, хотя, если брать объективно, с точки зрения близости к континенту, то его и островом всерьёз назвать трудно, скорее полуостров. Вот бы никогда не подумал, что какой-то "мышиный" полуостров в числе Лофонтенского архипелага смог вдохновить Вас на сочинение городка на острове, настолько удалённом от континента, что в первую очередь, действительно думаешь, что речь идёт о Шпицбергене. Но, зная назубок географию Шпицбергена, с разворота встаёшь в тупик! "Где? Где Лангория там могла быть?... Неужто это второе, неофициальное название Баренцбурга? Но Баренцбург большой, в пять раз больше Лангории. Может, Свеагрува? По числу населения подходит. Но нет, не то! Имена слишком русские!"... А главное, встаёшь в тупик от повальных двойных имён через черточку, которых на Шпицбергене быть не может! И так далее, и так далее - в голове сумятица и недоумение!...

Но Вы меня развеселили. Вот мастер-запутыватель! А я верю, и голову ломаю, пытаясь понять: "Где?..."

Я ж ведь тоже Север обожаю. Не понимаю тех людей, которые не умеют наслаждаться чистым прохладным воздухом, не умеют восхищаться снегом, не умеют наслаждаться прохладой северного лета. Говорят: "Холодно!"... Да где ж холодно? Это у них на Югах жарко, а на Севере - прекрасная погода и замечательный климат!... Я вот не понимаю тех людей, которые летом в отпуск едут на Юг. В самое пекло!... Какой нормальный человек поедет на Юг отдыхать? Летом наоборот, надо на Север ехать, отдыхать от жары и духоты, наслаждаться мягкостью северного лета. А вода в озере летом какая!... Как будто только что выдоенное молоко. И солнышко такое ласковое-ласковое!... Взбираешься на валун, раздеваешься донага, ложишься, и - оно ласкает, нежит, как будто языком лижет всюду, каждую клеточку, каждый сантиметрик твоего тела... М-м-м!... А они - на Юга едут. Не понимаю я их...

Я почитаю ещё что-то! Мне понравилось. Хоть Вы и сказочник, и география у Вас словно попурри, но ведь главное - сам сюжет... О доброте, о том, что каждый может стать волшебником собственного "изумрудного" города, и сделать мир красивее и интереснее. Вот бы так в жизни!...

Братислав Либертус Новинки   09.02.2018 14:25   Заявить о нарушении
Спасибо Братислав за добрые слова! Да, история выдуманная. И поселок... Но все же прототипы есть. Я долго выбирал место. И Исландию смотрел, и Шпицберген, и наш Север. Лофонтены все пересмотрел. Место очень красивое... Двойные имена были для того, чтобы подчеркнуть "чокнутость" (в хорошем смысле слова) всех персонажей. Вот так они женщин называют. И главный герой - ненормальный, и пастор, и бургомистр... Такие вот веселые люди. Все друг друга разыгрывают! Потом сейчас происходит смешение народов. Все же я - русский автор (хотя тоже чокнутый!)- поэтому и появляются русские (или с русскими именами) персонажи. Очень рад, что Вам понравилось.
Кстати, от Вас фанатеет мой друг. И я с ним согласен. Литературный багаж у Вас очень серьезный. Я так понял, что Вы - не москвич. Просто в Подмосковье у нас свой кружок. Успехов Вам! ЮЕ

Юрий Николаевич Егоров   09.02.2018 15:27   Заявить о нарушении
Уау! У меня есть фанат? Ого. Хоть и не знаком с ним лично, но знать всё равно лестно об этом.

Нет, я не москвич, я карел. Ещё точнее - ливвик. Без указания населённого пункта. Просто карел. Точнее, ливвик. Люблю свою Карелию, она всегда в моём сердце, она вся наполняет меня всего, - так что по сути, я сам и есть Карелия. И, кстати, так повелось уже давно, уже много-много лет, что мои знакомые и друзья из реала называют меня Карелией: "Привет, Карелия!" - это они ко мне так. Вроде как прозвище. А мне нравится. Я люблю, когда они меня так называют. Особенно, когда я нахожусь вне неё, или даже очень далеко от неё физически. В этом есть некое подчёркивание моей индивидуальности: вот, мол, все местные, все обыкновенные, а я - особенный. Подчёркивание некоего представительства всего карельского народа в моём лице. Это отчасти налагает определённую долю ответственности перед моим родным народом. Заставляет более ответственно относиться к своим словам, к своему поведению... Не для того, чтобы показаться святым, нет. А для того, чтобы моему народу не было стыдно за мою искренность. Но в искренности не раскаиваются. Поэтому мне не стыдно за себя. Я собой горжусь. Независимо от наличия или отсутствия фанатов. Независимо от размера багажа моего творчества. Независимо от того, занимаюсь ли я им вообще или нет. Где бы я ни появился - я прежде всего Карелия, а потом уже писатель.

Поэтому как Карелия, я выпендриваюсь своей национальностью перед другими нациями при каждом удобном случае, и даже бываю несносен, могу быть язвительным, даже могу быть агрессивным и резким, - отстаивая своё право на индивидуальность в виде особенной национальности. Это как отстаивать право носить именно тот цвет волос, с которым я родился, в то время, когда мне навязывают моду на другой, неродной мне. Но как писатель - я люблю всех людей, независимо от национальности. И Вашего друга тоже. И Вас тоже. Очень уютно люблю. Как мягкий пушистый котёнок, которого хочется умилённо погладить.

Ну, а творчество - это всего лишь повод для знакомства с подобными себе. О том, чтобы зарабатывать на этом - пока остаётся лишь мечтать... Спонсоров нету. Знакомств нужных нету. А где их найти, эти нужные знакомства. Ведь и с этими априори полезными людьми хочется тоже быть собой, иметь интересные отношения, которые не будут ущемлять моей самобытности. Как-то по-другому я не умею... Наверное, слишком гордый, чтобы смочь согласиться на говноотношения ради денег. Поэтому пока не везёт... Не везёт, и всё тут. Поэтому я ропщу на Бога. Рычу на Него. Это же Он виноват в моих бедах, а не я. Это Он бездельник и жлоб. Ну, и такое прочее...

Но зато, оказывается, у меня есть поклонник. Это здорово утешает, как-то бодрит. Хотя ничего и не даёт в денежном эквиваленте, и никак не изменяет мою судьбу. Наверное...

Братислав Либертус Прозаик   09.02.2018 21:58   Заявить о нарушении
Да, это так. Александров Олег Аркадьевич. Он здесь на Прозе.ру. Ему очень понравилась "Щербатая корона". О Карелии я много слышал, но никогда не был. Друг у меня уроженец Кондопоги. Про ливвиков только что прочел. Первый раз услышал про Ваш этнос. Это плохо - всегда считал себя сильным в географии. Видимо, ошибался. Литература, действительно, не приносит дохода. Если не считать единиц. Но, все равно, какой драйв, когда что-то интересное получается! Успехов Вам!

Юрий Николаевич Егоров   09.02.2018 22:18   Заявить о нарушении
Драйв - это да. По сути, те эмоции, которые переживаешь вместе с героем, которого пишешь - это и есть самый сладкий десерт для души... Всё остальное отходит на второй план. Хотя на самом деле и такое счастье тоже рано или поздно приедается. Пропадает стимул писать. В душе наступает пустота и разочарование. Потому что отдал этому занятию всё, что имел, всю душу вывернул на изнанку, голым мясом наружу. И ничего не получил в ответ, кроме кратковременных эмоций и пустого желудка. И понимаешь: бросать это надо. Это не дети на самом деле, хотя и казались раньше детьми. Это всего лишь мастурбация. И дивидендов эта бесконечная мастурбация никогда не принесёт, если не бросить все силы на поиски спонсоров. Другие как деньги делают? Бздюшку, не стоящую внимания, накропают на коленке - и тут же бегут в студию, озвучивать и рекламировать. А мы в это время чем занимаемся? Мастерство оттачиваем, считаем важным наличие этого мастерства... А бездари между тем оттачивают мастерство зарабатывания денег на говне. А потом жалуемся, что читать нечего, слушать нечего... Потому что чарты рейтингов занимают бездари всех мастей, а талантливые олухи втихомолку мастерство оттачивают по своим норам...

"Это бизнес, детка!"... Всё на ширпотреб, на скорую руку, на тяп-ляп. Лишь бы поскорее деньги срубить здесь и сейчас. Вкладываться в таланты никто не спешит, некогда. Смотришь на это всё... И понимаешь: жить скучно.

Наверное, я утомил Вас своими разговорами. Прорвало меня сегодня.

Спасибо Вам, Юрий Николаевич, за Ваше понимание, за Вашу чуткость, тактичность, доброту... Вы удивительный человек. Побольше бы на земле таких. И меня бы побольше. Тогда бы мы собрались все вместе, и что-нибудь эх! и изменили в этом мире.

Братислав Либертус Прозаик   09.02.2018 23:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.