3. Мистер Чистер

продолжение. Начало в http://www.proza.ru/2017/12/14/849

Утро пробуждения оказалось поздним. Во сне Анна блуждала по лабиринтам, которые приводили её  к многоэтажному дому, стоящему у самой кромки моря.  Дом этот никогда не существовал в действительности, но во сне он приходил к ней довольно часто. В этом доме были «нехорошие» квартиры, с проходными насквозь комнатами. Несоответствие формы содержанию тревожило Анну, и она в течение всего сна пыталась придумывать всякие перекрытия. Но геометрия дома не позволяла этого сделать. Или крошечная квартира или большая, но проходная, открытая для всех тех, кто зайдёт в подъезд.

Проснувшись, Анна долго настраивалась на свою прекрасную реальность  уютного «дизайнерского» места жительства. Но новости бесчувственно сминали её настрой, неся  в себе тревогу. Что-то безумное происходило в мире, а новостные агентства, как всегда, выпускали в свет лишь часть информации. Дикторши с зачёсанными набок чёлками, строили «хорошую мину при плохой игре». Из их накрашенных губ лилась ровная  речь, изобилующая не совсем ровными подробностями.
- Если бы у людей не было интуиции, с ними можно было делать, что угодно, вбивать любую чушь в головы, - подумалось Анне.
Так она и просидела с час, пролистывая на ноутбуке новости, которые состояли сплошь из убийств, переворотов и заговоров,  пытаясь хоть как-то между строк увидеть элементы грядущего.

За последние годы во многих странах происходили неоднократные смены президентов. Мир завис в ожидании непонятно чего. Уже было совершено достаточно много  убийств представителей разнообразных олигархических верхушек. Ходили слухи, что Игил воспитал большое количество смертников, что есть вирус смерти, который передаётся от человека к человеку и заставляет совершать самоубийство. Всевозможные страшилки плодились в сети со скоростью дрозофил, создавая чёткое предчувствие будущего хаоса.

Что же в таком мире  может дать ей работа? Анна кожей ощущала, что её  славному уютному существованию может придти конец. Ведь её квартира не автономна, она лишь звено в многомерной городской цепи. Порыв цепи сделает квартиру Анны непригодной для жизни.
Хорошо, что впереди лето. И главное, чтобы была вода в водопроводе, а из конфорки шёл газ.

Когда начинается цепочка событий, совпадений и знаков, самое главное, её не потерять.
Анна могла счесть написанное в синем конверте за дурь. Но интуиция предупреждала её, что всё это неспроста.
«Когда я вернусь к тебе, ты узнаешь меня по татуировке».  Чайка…Почему чайка? Чайка – символ тоскующей женщины, у которой умер муж. Но ещё чайка – это полёт, свобода и жизнь.
- Макс, акс, с…Что ты сделал со мной?

В кухонное окно заглядывало солнце, тыкало прямыми лучами в дверцы шкафчиков, показывая скрытые разводы и пятна. Впору было браться за тряпку, но у Анны не возникло желания заняться хозяйством.
Заварив овсяные хлопья в молоке, она покормила ребёнка и потом решила свозить его  в парк.
В суете повседневных дел она почти не находила времени для общения с сыном. И вот сегодня она восполнит этот пробел. Тем более, что парк был в пяти минутах езды от дома.
- Мишунь, собирайся!
Сын захлопал в ладоши от радости:
- Ура!

В будний день  гуляющих в парковых аллеях было мало. Солнце по-прежнему светило ярко, ветер притих, на газонах зеленела первая трава. Анна сидела на деревянной скамье с резной спинкой и наблюдала, как Михаил играет на детской площадке под ветвистыми кронами каштанов, просыпающимися  от зимнего сна.  Она не удивилась, когда к ней подсел мужчина и сказал:
- Добрый день, Анна Владимировна.
Она не вздрогнула и даже не повернула к нему головы. Отозвалась равнодушно:
- Добрый день.
- Вы меня не помните?
- Нет. Извините.
- Я как-то заказывал вам спальню.
- Да? И что?
- Отличный проект.
- Я рада.
Анне вовсе не хотелось заводить знакомства. Но мужчина  не отступал.
- У меня есть для вас интересное предложение.
- Неужели? – Анна повернула голову к незнакомцу, одетому в кашемировое пальто с клетчатым кашне.
Лёгкий ветерок теребил его тёмные волосы, тронутые пыльцой седины. Глаза прятались за чёрными очками, над верхней губой были старательно оформлены усики.
- Я хотел позвонить вам, но случайно увидел вас тут. И…Не удержался.
- Говорите по делу. Мне предисловия не интересны.
- Хорошо. Объект достаточно большой. Это несколько домов, объединённых в поселение. Нужен внутренний дизайн с общей идеей.
- Ого!
- Поселение находится в отдалении от города. Если вы согласитесь, то нам с вами придётся  проехать туда и побыть там несколько дней. Отъезд планируется сегодня вечером. Мы вам всё оплатим.
- Мы? Кто это мы?
- Фирма «Рога и копыта». Шутка. Вот документы, Фирма у нас приличная и называется «Стройбыт». Заказ вас впечатлит. Мы работаем на территории России и с зарубежными партнерами. Я оставлю вам план проекта, и заеду за вами сегодня вечером. Вы же живёте по старому адресу?
- А откуда вы знаете, где я живу?
- Когда-то мне вас рекомендовала ваша коллега. И я даже как-то бывал у вас в гостях вместе с ней.
Анна нахмурилась, перебирая в памяти коллег женского пола. Хоть и редко, но всё же у неё бывали гости. Кто-то с кем-то приходил. Но сразу вспомнить было трудно.
- Дело не терпит ожидания. Выезжать нам надо сегодня. Вот все мои контактные данные. Остальную информацию найдёте на сайте.
Он приподнял очки, глядя на неё. За очками были измученные жизнью, но улыбающиеся глаза.

Проведя в парке  более двух часов, Анна зашла с сынишкой в ближайшую блинную.  Блины там оказались непомерно большими. Начинённые бананами и сгущёнкой, они не кончались, сколько ни ешь. Она ела-ела, ела.
«Я заеду за вами сегодня вечером». «Я бывал у вас в гостях». «Дело не терпит ожиданий».
Никуда она не поедет, тем более, на ночь глядя. Ребенку нужна  мама…А маме нужны заказы.

Ближе к вечеру, усадив Михаила за  просмотр мультиков, она зашла в сеть и  набрала данные фирмы.  На первый взгляд всё было в порядке. Тот, кто её звал на работу, оказался коммерческим директором. Она проверила по телефону. Женский голос автоответчика приветливо подтвердил ей, что  Дмитрий Павлович Каретников – коммерческий директор проектно-строительной  фирмы и что его сейчас нет на месте, но можно оставить ему сообщение.

План поселения вызвал у Анны удивление, граничащее с лёгкой паникой. Это была её мечта о маленьком радиальном городе с площадью в центре, от которой расходились секторами жилые дома. Каждый дом  здесь отделялся  от другого  треугольником сквера. Сам же центр, включающий площадь, был окольцован дорогой…Кольцевая дорога  -четырёхполосная, радиальные – тоже четырёхполосные с велосипедными дорожками. Улицы, ведущие к домам, были более узкими.
Внутри кольца располагались торговый сектор, сектор образования и ещё медицинский, научный, культурный, спортивный  Целесообразность и красота такого маломестного поселения  давно привлекали Анну. Появилось ощущение, что кто-то заглянул в её мечты.

Анна открыла окно. И небо и Луна были на месте. Лунный диск смотрел на неё  лицом улыбающейся Моны Лизы. Неловко махнув рукой, Анна столкнула со стола чашку. Та упала  на керамический пол, со звоном рассыпаясь  белыми осколками по всей кухне. Анна достала из узкой пенальной «кладовки» пластмассовый веник,  начала подметать осколки, потом нервно отбросила веник в сторону. Её тело сотрясала мелкая дрожь.
Она согрела чашку кофе на огне, намешала  в кофейную жижу три ложки сгущёнки. Достала из вазы высохший круассан, который рассыпался крошками по поверхности стола.  Есть его было невозможно, и Анна безжалостно изломала его пальцами до состояния колючей муки.

Всё хорошо, всё хорошо…Но что так сильно гнетёт её? Как в страшном сне что-то должно произойти…Нет! Она никуда не поедет! Или? У неё есть варианты?

На всякий случай она собрала сумку для себя и для ребёнка. Вещи? Куртка, джинсы, пара маек, документы, ноутбук, косметика…Анна лихорадочно бросала в сумку всё то, что попадалось под руку.  Потом остановилась.
- Дмитрий Павлович Каретников, Дмитрий Павлович Каретников…
Из поиска в сети она выудила несколько лиц, лишь отдалённо напоминающих лицо, встреченного ею сегодня мужчины.

Время шло, надо было уже укладывать сына спать. Но маленький Михаил, словно прочитав её мысли, засыпать не собирался.
- Мама, мы с тобой сегодня поедем в путешествие?
- С чего ты взял?
- Тебе дядя в парке  сказал, что надо ехать.
- Мало ли что сказал дядя. Дяди и тёти могут говорить всякую чушь. Совсем необязательно их слушать.

Он приехал ближе к полуночи. Анна увидела в окно белую Хонду, неуклюже паркующуюся,  на свободном пятачке. Каретников вышел из неё один. Оглянулся пару раз и вошёл в подъезд. Анна слышала шум лифта, потом несколько шагов, ведущих к её двери. Она подождала, раздумывая, стоит ли открывать дверь на звонок.  Но это была лишь видимость ожидания.

Нажимая на кнопку замка, Анна понимала, что совершает нечто неотвратимое. Будущее несло в себе неизбежный страх. Но оставаться в прошлом было гораздо страшнее. Надо выбираться из каюты тонущего кораблика  и, более того, это надо делать срочно.

Каретников вошёл в квартиру шумно, отфыркиваясь как морж. На шум прибежал Михаил, он протянул усатому господину детскую ладошку.
- У вас ус отклеился, - сказала Анна тихо.
Каретников не вздрогнул. Он в ответ лишь подмигнул Анне:
- Это шутка? Можете подёргать.
Михаил же принял чужого дядю как-то слишком хорошо.
Он принёс на кухню свои детские машинки, рассказывая о том, какая из них для чего служит. Анна тем временем включила чайник.

- Анна, Вы смотрели проект?
- Да. И где это райское место?
- Недалеко, в нескольких часах лёту.
- Я не могу рисковать ребёнком.
- Для вас нет никакого риска. Самолёт правительственный. Там, куда я вас повезу, личные владения человека, ближайшего к президенту. Имя назвать не могу сейчас, назову позже. Более того, вам рекомендован отъезд отсюда в целях вашей безопасности и безопасности вашего ребёнка. На днях в стране случится переворот.  В городе начнутся столкновения. И даже больше…
- Откуда вы всё знаете?
- Анна. Я не настроен вас уговаривать. В случае отказа Вы совершенно свободны.
- И за что мне такие почести?

Каретников не успел ответить, в его кармане тревожно заверещал брелок автосигнализации.
-  Что там? Мне, наверное, машину надо откатить… А чего они там делают?-  выглянув в окно, Дмитрий Павлович нахмурился.
- Видимо, мы немного запаздываем, - сказал он тихо.
И уже как в дурном сне в квартиру звонили, стучали требовательно и нагло.
- Прячьтесь! – он силой запихнул их в детскую комнату. Щёлкнул хлипкой защёлкой на двери.
И дальше Анне стали слышны только звуки. Скрежет, лязг металла, глухие хлопки выстрелов, крики, снова выстрелы. Анна схватила сынишку за руку, швырнула его на пол под кровать, накрыла его  всем телом.
Вспышка жуткой возни за дверью погасла внезапно, как и началась, оборвалась в зловещую тишину. Остались только шаги. Совсем немного, всего три шага.

Дверь в детскую распахнулась, обречённо хрустнув от могучего пинка ноги, обутой в тяжёлый солдатский ботинок,  и окровавленный человек в камуфляже сказал им:
- Быстрее. Нас ждут.
Анна, дрожа всем телом, успела только накинуть куртку на себя и на ребёнка и прихватить собранные сумки, закрыв маленькому Михаилу глаза на лежащих в крови людей, среди которых был и Каретников с неестественно вывернутой рукой и открытой грудью, на которой темнела татуировка чайки.

У дверей подъезда  тлела огоньками махина чёрного Джипа.  Водитель Джипа, увидев их,  завёл мотор. Спутник Анны подошёл к кабине. Водитель открыл свою дверь, и дальше всё произошло слишком быстро. Верзила в камуфляже с силой ударил водителя по голове и выкинул из машины.
- Садитесь, быстрее же!
Он буквально впихнул своими «лапами» Анну и Михаила в салон машины, щёлкнул замком блокировки.
Мотор взревел, рассекая ночную тишину утробным воем тревоги, и  Джип, войдя в крутой вираж поворота,  выскочил из двора на простор проспекта, ведущего прочь из города.

Взвизгивали тормоза, вспыхивали огни встречек, что-то скрежетало, орали клаксоны.

Дальше память Анны сковал ужас. Ночь лишала её возможности видеть дальние планы, скорость мешала разглядеть детали. Мир вспыхивал и гас как огромный стробоскоп.

Загородная трасса вынесла их к огороженной бетонке взлётного поля.  Въездные ворота, охраняемые автоматчиками, бесшумно открылись, впуская Джип. К кабине подбежали люди в штатском, о чём-то быстро переговорили с тем, кто был за рулём.  Далее Джип поехал прямиком по взлётному полю к небольшому самолёту с горящими огнями и с включёнными двигателями.  По крошечному трапу они втроём поднялись в салон. Анна, находясь в сильнейшем шоке, тем не менее, отметила, что сын не задаёт ей никаких вопросов. Просто держится своей ладошкой за её ладонь.

Камуфляжный верзила, поднявшись по трапу последним, закрыл дверь. 
Предполётная подготовка заняла считанные секунды. Двигатели взвыли, и самолёт, разогнавшись,  чуть ли не вертикально взмыл в густой мрак ночного неба.

Тело сдавило перегрузкой, стало трудно дышать.
- Боже, боже, не уходи,- Анна шептала нечто бессвязное, пытаясь хоть как-то обвить руками сына, сидящего с ней на кресле рядом.
Наконец, самолёт принял горизонтальное положение, и мир обрёл подобие устойчивости.


продолжение в http://www.proza.ru/2017/12/17/583


Рецензии
Добрый день, Кимма!
Сейчас человеческая цивилизация зависит от взаимоотношений мужчины и женщины между собой. А от чего или от кого будет зависеть нынешняя гендерная цивилизация современной Европы и Америки, где будут жить бесполые или однополые существа? И о чем будет "кричать" культура того мира?

Виталий Овчинников   12.01.2018 10:59     Заявить о нарушении
Культура того мира будет определяться жруще-срущими потребностями.
Извините, что так грубо.
Но испытываю полное отвращение к этой "культуре".

Кимма   12.01.2018 11:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.