Мы выбираем... Глава 11. Не поле перейти

-    Ой, наконец-то пришли, дома им никак не сидится. Везёт же людям - ни зачётов, ни экзаменов! Гуляют себе! Николаева, пляши! Почта была. Тебе письмо из Хабаровска! Бери, на вахте оно лежало. Перехватит ещё кто-нибудь, - тараторит Феня Романова, передавая Розе письмо.

-    Это точно, женихов у неё много. Одним из них поделись со мной, - просит Галя Микишкина.

-    Что, Галя, тебе женихов мало? Каждый вечер назначаешь свидания то с грузином, то с греком, ещё с кем-то, то с осетином. Нет на примете турка? - шутит Роза. - Кто из списка моих женихов тебе приглянулся?

-    Гасим мне нравится.

У Розы не было «списка» женихов - она однолюб. Об этом знали только Шабрукова и Романова. Она страдает, иногда ночи не спит, завидев «любимого мучителя» с очередной девушкой. Поделятся, посекретничают трое - легче на душе. Феня Розе не перестаёт твердить:

-    Кого нашла? Действительно, любовь не зла, полюбишь и козла. Настоящий козёл - твой Толя!

-    И я ей говорю то же самое, - прервала Феню Роза Шабрукова. - Посмотри ты на него, будущего математика. Сравни с собой. Да, хорош собой, ничего не скажешь. Спортсмен, чемпион по прыжкам с шестом, пишет стихи, рисует, играет на аккордеоне. Ничего! Я узнала, что он на следующий учебный год взял академический отпуск, так что, подруга, забудь о нём.

-    Плюс ко всему он - бабник! - отрезала Феня.

-    Мы все трое одинаковые. Шабрукова, кроме своего Владимира, ни на кого смотреть не хочет. А вот у Романовой на тумбочке стоит портрет известного, всеми любимого актёра Гусева. Теперь надеется, что найдёт жениха, похожего на артиста. Ха-ха-ха! - хохочет Николаева. - Письмо, братцы, от Гасима. Как всегда, кратко и ясно, все мысли изложены на одной странице.

-    Читай же! - не терпится Фене.

-    Девчонки, ой, что тут написано? «Будь моей старушкой!» -и больше ничего.

-    Это как? - спрашивает Шабрукова. - Старушкой - значит, женой, а?

-    Наверно. Вот пойми! Через год госэкзамены, распределение на работу. Там видно будет, - решила Роза. - Гасим - моя детская любовь? Он тогда в детдоме нравился многим, в том числе и мне.

Влюбиться в семнадцать лет? Он - студент третьего курса педучилища, а она - на год моложе. Перед девушкой-подростком, откуда ни возьмись, появился необычный парень, как ей казалось, не похожий на других: высокий, тёмные густые волосы, подтянут, одет со вкусом. Немногословен. Во время перерыва Анатолий в коридоре педучилища случайно столкнулся с незнакомой девушкой - не извинился, на неё взглянул высокомерно, тут же отошёл в сторону.

На спортивных соревнованиях Анатолий Семёнов был великолепен: на нём красного цвета атласные шорты, белоснежная майка, такого же цвета носки и кеды. И одежда, и женственно мелкие черты лица, и поведение парня перед прыжком, взятие высоты - всё говорило: «Любите меня, девушки!» Любили, многие влюблялись.

С тех пор столько воды утекло! Анатолий служил в Москве, там же поступил в литературный институт, но по просьбе матери перевёлся в Йошкар-Олу, на физико-математический факультет пединститута, ближе к дому. Часто навещал, поговаривали, больную мать, ездил в Морки.

У Розы тоже были поклонники, хотя к ним она особого интереса не проявляла. Даже один из них, встретив её в коридоре общежития, нагрубил: «Довыбираешься, замуж выйдешь за алкоголика, за пьяницу!» Стало невыносимо грустно, обидно. В комнате Розы и Феня Романова, поговорили, посекретничали и от боли в сердце запели:

Мы выбираем, нас выбирают.

Как это часто не совпадает!

Часто простое кажется сложным,

Чёрное - белым, белое - чёрным...

Чтобы с кем-то быть на танцах-дискотеках, Роза Николаева согласилась на дружбу с Владом, красивеньким, очень добрым парнем из иностранного факультета, на четыре года моложе себя, внешне похожим на «того парня».

В дни зимней сессии по пути в Кукнур в общежитие пединститута заехал студент Горьковского политехнического института Владимир, скромный, привлекательный парень, единственная любовь Розы Шабруковой. Роза и Володя друг с другом знакомы давно. Они земляки, учились с ним в одной школе, оба -медалисты. Роза Шабрукова и в институте - ленинский стипендиат.

-    Роза, большое спасибо твоей маме, замечательному человеку, лучшему математику. Это, благодаря ей, я поступил на политехнический и учусь там с удовольствием. Планирую учёбу в аспирантуре. Обязательно буду математиком, как Зинаида Фёдоровна, - говорит Владимир.

Отец Розы, Никанор Васильевич Шабруков, - преподаватель пединститута. У него другая семья.

На вопрос преподавателей «Кем Вам приходится Никанор Васильевич?» Роза отвечала: «Однофамилец». Нетрудно было догадаться: дочь и отец - одно лицо, как две капли воды. Дочь глубоко переживала разрыв матери с отцом.

Приезд Володи, друга детства, для Розы - огромная радость. Скромный, стеснительный парень вошёл в комнату девушек, поздоровался, присел на стул, чуть покраснев, пригласил Розу прогуляться по городу. «Девочки, до свидания! Извините, пожалуйста!» - и, обращаясь к Розе, сказал: «Я подожду тебя на улице».

-    Розалия, с кем я на танцы пойду? Для кого и чего на платье поменяла воротничок и манжеты? Я одна, где справедливость? -ноет Николаева. - Ты идёшь на свидание? А Романова нашла про любовь роман, видите: забралась в постель - от книги её теперь не оторвёшь. Владик, где ты? Явись ко мне!

-    Кто-то стучится в дверь, не слышите? Николаева, открой! -говорит Феня.

-    Кто стучится в дверь ко мне? - Конечно, я, Финдлей! Входите же!

-    Я не Финдлей, Влад из соседнего двора. Николаева, на танцы нам пора.

-    Иду! Подождать я Вас прошу, опозданья не прощу.

На танцы пара опоздала. Танцы в разгаре, музыка гремит на всю катушку.

-    Влад, кажется, сегодня дежурит иностранный факультет? Давай в дверь пинаться! - предлагает Роза. - Наглухо закрылись.

-    Очередное хулиганство? Подождём, должен же кто-то выйти покурить. Андрей через каждые пять минут курит, он-то и откроет.

Играет вальс. «Сказки венского леса» Иоганна Штрауса. Прелесть! Любимая музыка многих студентов, в том числе двух Роз. В зале знакомые лица.

-    Пойдём, Владик, это же чудо-музыка! Скорее, пусть прекрасный вальс звучит долго-долго! - кружась в вальсе, радуется Роза. Она знает: танцуют они с Владом красиво, нежно, плавно и легко. Вдруг ахнула: «Владик, смотри, в зале Анатолий. Мы с тобой сядем, но не вместе. Я его проучу!»

Объявили белый танец. Роза первая пригласила Владика. Снова вальс, музыка композитора Андреева, которую она исполняла на домре в оркестре педучилища, поэтому чувствовала каждый ритм, ловила каждую ноту. Минуты пять в вальсе кружились только они. Влад понимал чувства Розы, во всём с ней соглашался. Следующий танец. Роза и Влад не вместе, но друг от друга в десяти метрах. Видят: к Розе направляется красавец Толя, Влад опередил его, и снова они вдвоём, но уже - «буги-буги», стильные танцы. Так весь вечер.

В общежитии все. Феня и Рея Топорова спят. Розы пошептались, посекретничали, ещё раз почитали послание Гасима.

-    Надо ответить! - решили обе Розы.

В воскресенье студенческое общежитие оживало, особенно после обеда: девочки торопились в прачечную постирать свои вещи, там же, в подвале, жарили, варили сразу обед и ужин. Из комнат слышалась весёлая музыка. Каждый отдыхал по-своему. В выходной день редко кто бежал в республиканскую библиотеку. К семинарским занятиям на понедельник готовились дома, в общежитии, без особого желания. Вечный староста группы энщиков истфил-фака Коростин Эдиссон, любитель и мастер по фотоделу, в уголочке своей комнаты, за небольшим шкафом, оборудовал «мастерскую», где печатал фотографии и тут же их сушил. Об этом знали только его друзья, обитающие вместе с ним в комнате. Но Роза Капитонова, по секрету узнав от своего кавалера о готовых, уже высушенных фотографиях, сказала девочкам-однокурсницам: Наде Грачёвой, Маше Васинкиной и соседкам по комнате Розе Николаевой и Фене Романовой.

-    Эдик на прошлой неделе специально ходил по комнатам, фотографировал без предупреждения, по его словам, ловил смешные моменты. Феня Романова в комнате мыла пол, а Роза Николаева спала на заправленной кровати, прикрыв лицо газетой, - рассказывает Капитонова. - Надо карточки эти у него выкрасть.

-    Как? - спросила Феня.

-    У меня назрел план, - рассказывает Капитонова, - сейчас в их комнате никого нет, все мальчики в комнате напротив, играют в карты, пьют пиво. Пусть пьют! Мы с тобой, тёзка, проникнем к ним и заберём наши фотокарточки. Понимаешь: там есть уже подписанная фотография, где мы с тобой запечатлены в смешном виде. Пошли! Быстрее!

Такой снимок нашли, Эдиссон и момент нашёл, и подписал с юмором:

«По-моему, фотографический снимок - это очень важный документ, и нет большего несчастья, чем быть запечатлённым навеки с дурацкой улыбкой на лице». В конце - его неповторимая, размашистая подпись. Этот снимок, к сожалению, был только в одном экземпляре, и достался он одной из Роз.

-    Пятикурсники, хотите прочитать «Приказ ВПА (начальника военно-политической академии) Николая Егорова? - вбегая в комнату общежития, обращается Роза Шабрукова. - Данный приказ касается нас, выпускников истфилфака.

Да, Коля Егоров, самый умный парень в группе, самый, самый... во всех отношениях, спасал студентов, не подготовленных к семинарским занятиям, выступал, задавал преподавателю каверзные вопросы, спорил, отстаивал свою точку зрения. Перед отъездом на педпрактику в шутливой форме написал «приказ» от 8 сентября 1963 года, а Роза Шабрукова сохранила его, исписанных, от времени пожелтевших два листа из школьной тетради. Вот некоторые пункты из «приказа»:

-    Старшему лейтенанту Коростину Э.Я. присвоить звание капитана и направить в Закавказский военный округ в распоряжение командира горнострелковой дивизии.

-    Мл. лейтенанта Николаеву Розу А. направить в Москву в распоряжение глазко (секретно).

-    Лейтенанта Шабрукову Розу направить в Болгарию в распоряжение атташе в качестве советника по туристским вопросам.

-    Мл. лейтенанта Романову Ф.С. направить в Мари-Турекс-кий военкомат начальником 5-ой части.

-    Мл. лейтенанта Топорову Рею направить в распоряжение Шепетовского гарнизона... Жизненный путь этого замечательного элегантного парня, историка, аспиранта, затем преподавателя Марийского государственного университета Егорова Николая Владимировича, уроженца из живописного села Коркатово Моркинс-кого района, выросшего без отца, был очень коротким, нелёгким, тернистым.

Перед отъездом в Хабаровск Роза Николаева в составе сборной команды Звенигова, где она проходила педагогическую практику и одновременно работала, защищала честь района в республиканской спартакиаде профсоюзов Марийской республики. После спортивных соревнований по пути в Звенигово она забежала в общежитие, попрощалась с Машей Васинкиной, однокурсницей, родной сестрой Зои Лебедевой, подругой Розы по педучилищу, трагически погибшей из-за несчастной любви.

-    Роза, хочешь встретиться со своим Анатолием? Выйди в коридор, посмотри направо - он ждёт Лизу из русско-марийской группы. Он с ней недавно начал встречаться.

-    Не хочу!

-    Он о твоём приезде знает. Спрашивал у меня о тебе. О ваших соревнованиях писали в газетах и говорили по республиканскому радио, - рассказывает Маша. - На всю республику прозвучало твоё имя. Поздравляем и мы тебя с первым местом по шашкам. Молодец!

-    Подожди, Роза, сначала я схожу на разведку, потом ты, -советует Ира, однокурсница Маши.

-    Мне всё равно надо уходить: могу опоздать на автобус. Незаметно выйду - меня он больше не интересует. Через день уезжаю в Хабаровск. Маша, нашим передай привет. Шабруковой я напишу. Пока! Удачи вам на экзаменах!

От Звенигова до Казани недалеко. Ходили автобусы. Розу провожала хозяйка квартиры тётя Клавдия, доброжелательная женщина, у которой несколько месяцев Николаева жила, как дома.

-    Клавдия, твоей учительнице письмо! Вот оно! Пусть автобус минуточку подождёт! - вдогонку кричит соседка Клавдии Мария Семёновна.

Письмо адресовано Розе Николаевой, и адрес точный, дата на штампе конверта вчерашняя. Письмо короткое: « Здравствуй! Поздно, видно, я понял. Не знал я об этом. Не знал и не мог догадаться. Прости меня, олуха, прости! Ты для меня, возможно, на всю жизнь, есть и останешься в единственном числе. Прощай, милая, единственная! Прощай! Невезучий Анатолий».

На почте села Алексеевка прямо перед дальней дорогой состоялся телефонный разговор двух сестёр:

-    Роза, ты дома? В свой Хабаровск ещё не уехала? Я тебя по телевизору видела, играла в шашки, а потом на восьмисотку бежала. Я с переговорного пункта звоню, слышишь меня? - говорит Римма. - Я тоже завтра уезжаю, но только в Эстонию, точнее - в Нарву.

-    Куда? Вот ненормальная! Кто там тебя ждёт?

-    Нина Краснова. Она из Люльпанского детского дома. Ты её не знаешь, поэтому ничего тебе я о ней не скажу. Ни о чём меня не расспрашивай. Всё будет нормально. Вот увидишь! Давай друг другу пожелаем счастья, здоровья и удачи!

-    Дурёха ты! Никуда не поедешь, поняла?

-    Завтра еду, завтра! Билеты уже купили.

-    Как купили? С кем собралась?

-    С девчонками едем. Не беспокойся, пожалуйста, сестричка! До свидания!

-    Куда писать? Сообщи адрес!..

Сёстры расстались на целых три года. За это время в жизни Риммы и Розы изменилось многое.

Римма жила и работала в Нарве, а Роза переехала в Хабаровск.


Рецензии
Здравствуйте,Роза Арслановна!Думаю не ошибусь,если предположу,что окажись люди способными останавливать суматошный бег своей жизни,то многие были бы не против"тормознуться" в своей студенческой молодости.Ведь только хорошее западает так глубоко в душу,и потом в течение дальнейшей жизни напоминает о себе,высвечивая в памяти милые лица друзей,какие-то эпизоды из тех лет,которые и есть твоя всамделишная жизнь,без которой ты бы никогда не стал таким,каковым являешься в свои зрелые годы.Cпасибо,Роза Арслановна,за умение передать дух того времени,дух студенчества и молодости!Будьте счастливы и здоровы!Успехов Вам во всех делах,коими занимаетесь,либо займётесь в ближайшее время.
С искренним уважением-Владимир.

Владимир Николайцев   04.05.2018 17:22     Заявить о нарушении
Владимир, здравствуйте! СПАСИБО Вам большущее за прочтение одного из глав повести "НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ", третьей книги трилогии "ДЕТДОМОВЕЦ", и прекрасные слова отклика на текст о дальнейшем жизненном пути бывших воспитанников детских домов послевоенного времени. Да, Владимир, "только хорошее западает так глубоко в душу и потом в течение дальнейшей жизни напоминает о себе, высвечивая в памяти милые лица друзей, какие-то эпизоды из тех лет...". Ещё раз СПАСИБО! Думаю: читая мой текст, и Вы, Владимир, вспоминали студенческие годы свои, службу в рядах Советской Армии в марийских лесах, жизнь в казармах. До встречи с Вами прямо сейчас. С превеликим уважением и благодарностью к Вам Роза Арслановна. Пишу из Чувашии.

Роза Салах   04.05.2018 18:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.