О причинах технологического рывка в Германии при Г

О причинах технологического рывка Германии при Гитлере.

Я категорически отвергаю распространённое среди ультраправых мнение, что неоспоримые технологические достижения Германии в период правления Гитлера доказывают преимущества фашизма и нацизма.

У меня иное объяснение этого и подобных событий.

Циклические процессы распространены и в природе, и в обществе.
Циклически меняющаяся активность солнца (да просто смена дня и ночи и времен года), циклы оледенений, циклические колебания соотношения «хищник-жертва» в биоценозах и экосистемах, циклы пассионарности и имперские циклы у Льва Гумилёва, рыночные циклы Кондратьева, циклический характер кризисов при капитализме.

Политические и экономические меры, эффективные на одних стадиях цикла, могут на других быть неэффективны и даже привести к обратному результату.

Технологические рывки подобно немецкому 30-х годов я объясняю с помощью своей «завиральной» теории, которую я назвал «принцип чередования фаз».

Приведу выдержки из двух своих статей: «Мировой коммунизм и принцип равнодействующей» и «О социальном дарвинизме».

Сначала выдержка из первой статьи.

«Почему в ряде стран после кровавого подавления коммунистического и левого Движения наблюдался экономический подъем?

Чем объяснить чилийское,  турецкое,  германское,  корейское "чудо"?  Может быть
верно праволиберальное утверждение, что для эффективного производства необходима свобода предпринимательства, а трудящихся, наоборот, надо "зажать", да посильнее? Последнее утверждение, как ни странно (а с нашей точки зрения - вполне объяснимо) коррелирует с фашистской концепцией, утверждающей, что  тезис  "рабский труд непроизводителен" неверен, так как при создании высокотехнологичного оружия 3-го рейха ("Фау-2", "Мессершмитт-163,157,262","Арадо-234" и др.) использовался подневольный  труд заключенных (как,  впрочем,  и у нас в "шарашках").

     Для нас,  коммунистов,  эти вопросы носят ПРИНЦИПИАЛЬНЫЙ характер,  потому
что, если самый эффективный труд - это труд по принуждению, то незачем было городить весь огород  ни  в 1848-ом, ни  в  1917-ом; тогда мы с нашей верой в общество добровольного бескорыстного творческого труда - лишь наивные  мечтатели, и спор в этом случае продолжится уже без нас, и сведется к вопросу о том, какая из форм принуждения (палочная, административная или материальная) эффективнее.

     Но мы потому и коммунисты, что имеем иной, марксистско-ленинский, ответ на эти вопросы, и я постараюсь изложить его так, как я это понимаю.  Мой подход основывается на двух принципиально важных моментах.

     Первое. В соответствие с марксистской  теорией,  каждому  уровню  развития производительных сил  соответствует  свой  уровень  производственных отношений, причем ЭФФЕКТОРОМ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИМ ЭТУ ВЗАИМОУВЯЗАННОСТЬ,  ЯВЛЯЕТСЯ ТИП ТРУДОВОЙ МОТИВАЦИИ.

     Второе. Я ввожу понятие "ТВОРЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ОБЩЕСТВА" (подобно  потенциальной энергии в механике),  причем УСЛОВИЯ НАКОПЛЕНИЯ И УСЛОВИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ТВОРЧЕСКОГО
ПОТЕНЦИАЛА В КЛАССОВОМ ОБЩЕСТВЕ,  КАК ПРАВИЛО, РАЗЛИЧНЫ: накопление происходит в
более "мягких" (демократия, социальные гарантии) условиях, реализация - в более "жестких" (авторитарные режимы).

     Третье. Ни  одна  страна Мира в наше время в своем политическом,  экономическом, социальном,  идеологическом развитии не может рассматриваться  изолированно от  остальных  стран:  все в мире взаимосвязано.  Поэтому разговоры типа:
"Эта страна благополучна, потому что ее правительство ведет правильную экономическую политику", должны обязательно дополняться: "А эта экономическая политика оказалась возможна потому, что в других странах..."
     Так вот, в ХХ веке развитие многих стран включает чередование относительно
"мягких" и "жестких" периодов.  В "мягкий" период,  отличающийся  сравнительным
политическим либерализмом и социальными гарантиями, развивается фундаментальная
наука, растет численность населения и его "разнотипность"  -  короче,  общество
"накапливает жирок".  В "жесткий" период "гайки" закручиваются,  социальные гарантии и политические свободы сворачиваются,  людей заставляют  много  работать (экономически или  путем  административного принуждения),  и в условиях жесткой дисциплины с помощью накопленного в "мягкий" период  потенциала  обеспечиваются высокие темпы экономического роста.

     В России, например, вслед за относительно "мягким" периодом конца 19 – начала 20  века (Ленина за революционную деятельность всего лишь выслали в деревню),  после подавления революции 1905 года последовал период  реакции  и  "столыпинских галстуков",  при  котором,  между  прочим,  темпы  экономического роста составляли 10%  в год. Затем после Революции, Гражданской войны и Красного Террора -  вновь сравнительно "мягкий" период НЭПа.  Затем - сталинские репрессии,
но именно в этот период страна за счет потенциала, заложенного в 20-е годы, развивалась рекордными темпами и вышла на  передовые позиции в  Мире.  Потом  были Хрущев и Брежнев - сравнительно "мягкий" период. Далее Андропов попытался "закрутить гайки", но это у него сорвалось, наступила "перестройка", затем  реставрация капитализма, и накопленный при Хрущеве-Брежневе потенциал, вместо того, чтобы быть реализованным, просто был уничтожен.

    Аналогично - в Германии. Вслед за относительно "мягким" веймарским периодом
(но именно в этот период были сделаны основные работы Варбурга и немецких физиков) последовала диктатура Гитлера,  при которой темпы роста экономики,  хоть и милитаризованной, были высочайшие,  затем короткий послевоенный "застой", и эрхардтовские реформы с их рекордными темпами экономического роста за счет  недорасходованного Гитлером  потенциала  20-х годов (во время эрхардтовских реформ, между прочим, деятельность коммунистов была запрещена). Потом - замедление темпов развития экономики,  сопровождающееся расширением политических свобод и социальных гарантий.

    Нечто подобное  происходило и в Чили.  И до Альенде,  и при Альенде не было
высоких темпов экономического роста,  но общество накапливало потенциал: формировалась интеллигенция, рабочий класс шаг за шагом улучшал свои жизненные условия, многие имели возможность учиться. При Пиночете коммунисты и профсоюзы были потоплены в крови,  социальные гарантии свернуты (детям бесплатно молоко уже не давали), значит цена рабочей силы снизилась, следовательно, по Марксу, возросла прибыль, и стали выгодны инвестиции. Рабочие были поставлены в тяжелые условия,
они вынуждены были работать на условиях хозяина с большей интенсивностью,   чем раньше, чтобы выжить, но они могли так работать, потому что у них уже был к тому времени накоплен потенциал. Если сейчас, после 15 лет Пиночета, в Чили снова "закрутить гайки", никакого экономического роста уже не будет.

    Аналогично объясняется успех тетчеровских реформ в Англии.  До Тетчер,  при
правительстве лейбористов,   трудящиеся   накопили   потенциал, добились определенных социальных завоеваний - могли учиться, растить детей, жили более или менее сносно. Тетчер свернула многие социальные гарантии, подавила протесты, поставила рабочих в тяжелые условия, заставила их "вертеться", чтобы выжить, тем самым сбила цену на рабочую силу и сделала выгодными инвестиции.

    "Закручивание гаек" - как наркотик,  заставляет общественный  организм  интенсивнее расходовать свои ресурсы. Да, в этих условиях наблюдается интенсивный промышленный рост. Богатые богатеют, стоны бедных и слабых не слышны: им надежно заткнули  рты.  Надолго  ли хватает такого наркотика?  Опыт показывает,  что обычно на 10 - 20 лет.  Затем,  даже если удается потопить  в  крови  протесты,
наступает жесточайший кризис (первые зарницы которого мы видим уже сегодня), так
как загнанный в угол рабочий будет думать не о том,  как повысить свою квалификацию, а о том,  где бы достать еды.  А высокие технологии могут восприниматься только внутренне свободным и уверенным в завтрашнем дне рабочим.

    Таким образом,  ЧЕМ  ВЫШЕ УРОВЕНЬ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ,  ТЕМ МЕНЬШИЙ ЭФФЕКТ
БУДУТ ДАВАТЬ ПОДОБНЫЕ "ВСТРЯСКИ". Чем выше уровень технологии, чем более сложным, неукоемким, творческим, следовательно, является труд, тем большего  творческого потенциала, тем более сложной мотивации такой труд требует, и тем меньше  такой труд может стимулироваться принуждением, хоть прямым, хоть материальным. Жесткая буржуазная диктатура при ограничении социальных гарантий породила  "экономическое чудо" в Турции и Южной Корее, но в современной Японии это мало бы что дало.  В концлагере "Дора" военнопленные выполняли только самые простые, шаблонные операции, а всю творческую работу выполняли немецкие инженеры. Работники наших "шарашек" сформировались КАК СПЕЦИАЛИСТЫ гораздо раньше и совсем в  другой  обстановке, а создавали они что-то только потому, что продолжали ВЕРИТЬ. А когда вера иссякла, ни материальное стимулирование, ни попытки вернуться к  принуждению уже не могли спасти положение и остановить катастрофическое падение  производительности труда в Стране.
    Данная схема,  однако,  не позволяет объяснить экономические успехи Японии, КНР последних десятилетий, а также Советского Союза 20-х годов (наивысшие темпы экономического роста в СССР были именно в годы НЭПа - до  30 %  в  год по ВНП).

Видимо, при каждом уровне производительных сил существует свое, оптимальное соотношение элементов рынка, централизованного планирования и социальных гарантий, обеспечивающее ОДНОВРЕМЕННО промышленный рост и накопление потенциала, и Китаю, Японии и нашей Стране в 20-е годы удалось эту "жилку" нащупать».

Теперь – выдержка из другой моей статьи: « О социальном дарвинизме».

«У сторонников «социального дарвинизма» есть очень сильный аргумент. Поскольку в большинстве своем они считают себя либералами, они стесняются этот аргумент приводить, но давайте уж будем до конца откровенны. Речь идет об успехах гитлеровской Германии и других режимов, где коммунисты и социалисты были подавлены, и утвердился жесткий режим (буржуазная диктатура или открытый фашизм), заставляющий человека работать под страхом  (расстрела, лагеря или нищеты – не суть важно). Самый безжалостный режим в Истории, гитлеровская Германия, к концу своего существования добилась таких технологических прорывов, что, по сути, определила развитие техники на два последующих десятилетия. Об этом сейчас много пишут: тут и реактивные самолеты, и баллистические ракеты, и подлодки с перекисно-водородным двигателем, и даже летающие тарелки. Так что, загоним «неполноценных» в газовые камеры – и завтра уже будем летать к звездам и освоим термояд?

Нет, и объясню почему. Во-первых, в гитлеровской Германии не все работали «из-под палки». Да, «Фау-2» в Пенемюнде собирали под дулами автоматов рабы с вырванными языками. Но сам фон Браун и разработчики-инженеры в большинстве своем были убежденными нацистами, и работали «за идею», а, значит, «в самой своей работе» были свободны. Другие были увлечены самими техническими идеями, их труд тоже не был трудом «из-под палки». Кто-то хотел славы, денег. А вот от того, кто боялся, как правило, мало пользы в творческом труде: такие обычно стараются «спрятать лицо» и устроиться на незаметную должность (кстати, у нас, когда люди стали разочаровываться в коммунизме и осознавать масштабы репрессий, это проявилось в полной мере и стало одной из причин нашего отставания).

Во-вторых. У меня есть своя теория, объясняющая успехи антикоммунистических режимов, и доказывающая временный характер этих успехов. Я  ее называю «принцип чередования фаз». Суть этого принципа  в том, что история любого общества включает чередующиеся «мягкие» (относительно гуманные к человеку) и «жесткие» (где людей так или иначе принуждают к труду, силовыми ли методами, страхом ли нищеты  - не суть важно). Еще я ввел понятие «творческий потенциал общества». Под творческим потенциалом я понимаю совокупность теоретических знаний (прежде всего в сфере фундаментальных наук), общую картину Мира, необходимую для принципиального выбора направлений развития и практических разработок, уровень культуры и образования в стране, наличие творчески одаренных людей и условия для их реализации, в том числе и наличие образованных людей, способных и готовых выполнять «черновые» операции, не приносящие прямой прибыли, но необходимые для реализации идей, выдвигаемых творческими личностями, научные школы, научная и образовательная база и т.д.

Так вот, я полагаю, что наилучшие условия для накопления и для быстрой реализации творческого потенциала различны. Это – как кинетическая и потенциальная энергия в механике. Творческий потенциал успешнее накапливается обществом в «мягкий» период, с социальной защитой слабых и с меньшим принуждением, потому что голодное брюхи к учению глухо, а страх хорошо воспитывает исполнителей, но не свободных в своих мыслях творческих работников. И потом, для творческого роста человеку необходим резерв свободного времени и возможность этим свободным временем маневрировать, что чаще вероятнее в «мягкий» период. Наоборот, реализуется творческий потенциал (то есть, воплощается в конкретные разработки, штуки, мегатонны и гигабайты) успешнее в условиях «жесткого» режима, который тем или иным способом заставляет людей работать, и при этом еще снижает цену их рабочей силы (в крайнем варианте заставляет, опять же не важно, экономическими методами или под дулом автомата, работать по 16 часов в день за миску похлебки) что, вдобавок, делает выгодными инвестиции в производство. Такое «чередование фаз» прослеживается в ХХ веке и в СССР, и в Германии, и большинстве стран так называемого «экономического чуда».

«Закручивание гаек» дает эффект лишь на сравнительно непродолжительный период, как правило, несколько десятилетий, затем творческий потенциал общества исчерпывается, и, если не изменилось отношение к людям, наступает необратимый застой, а затем деградация (оговорюсь, что я здесь не имею в виду «застой» в СССР 70-х – 80-х годов, у него причины иные). В одном американском фильме в жанре «исторической фантастики» показано, во что превратилась бы Германия к 60-м годам, если бы Гитлер остался у власти…

И самое главное. Чем выше уровень развития производительных сил, тем большую роль играет творческий потенциал, и тем меньший эффект будет давать каждое новое «закручивание гаек». В отсталой Южной Корее с ее бедным, но образованным и трудолюбивым населением введение капитализма по западному образцу привело к колоссальному рывку с выходом на передовые позиции в Мире, но уже в России пока только достигнут доперестроечный уровень ВВП, и то в основном за счет сырьевых отраслей, строительства, сервиса и низкоквалифицированных производств (сборка, упаковка).

Таким образом, СОЦИАЛ-ДАРВИНИСТСКАЯ СИСТЕМА ЛУЧШЕ ОБЕСПЕЧИВАЕТ  ПРОГРЕСС НА КОРОТКИХ ИСТОРИЧЕСКИХ ОТРЕЗКАХ, НО ГУМАННАЯ СИСТЕМА С СОЦИАЛЬНЫМИ ГАРАНТИЯМИ И БЕСКОРЫСТНЫМ ТРУДОМ БЕЗ ПРИНУЖДЕНИЯ ЭФФЕКТИВНЕЕ В ДОЛГОВРЕМЕННОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ».


Что представляла собой Германия в начале 30-х годов?

Промышленно развитая, но находящаяся в кризисе страна. Мощная и сохранившаяся (на территории Германии боевых действий к тому времени почти не было) инфраструктура, мощные, но стоящие заводы, развитая передовая наука (и, что очень важно, развитая система научного сервиса), высококвалифицированный, но безработный научно-технический и инженерный корпус, квалифицированный рабочий класс. Высокий уровень технической культуры (что нам как раз всегда не хватало).

Рабочий класс высококвалифицирован и образован, но, по Западным меркам, беден. Это обусловлено, во-первых, недавно закончившейся изнурительной для Германии Первой мировой войной, во-вторых, ограблением Германии по результатам Версальского договора (основная тяжесть репараций легла на немецкий рабочий класс), в-третьих, недавно закончившимся мировым кризисом и великой депрессией. А раз беден – значит выгодны инвестиции в промышленность из-за высокой нормы прибыли.

При этом велико влияние коммунистов и Коминтерна, и новая коммунистическая революция при поддержке Советского Союза представляется вполне реальной.

В этих условиях Запад (то есть, мировой транснациональный капитал) начинает инвестировать в промышленность Германии и давать деньги Гитлеру (особенно в этом преуспел Форд). Гитлера и гитлеровскую Германию мировые олигархи воспринимают как противовес Советскому Союзу и набирающему силу коммунистическому движению. При этом антисемитская и антиплутократическая риторика Гитлера их не смущает: до их капиталов Гитлеру все равно не дотянуться, в «бедных жидков» пусть погромит: это даже выгодно.

Германские корпорации (несмотря на антиолигархическую риторику) тоже поддержали Гитлера: прежде всего, как противовес набирающему силу коммунизму.

«Национализация», проведенная Гитлером, может быть названа национализацией с очень большой натяжкой. Сименс остался Сименсом, Крупп остался Круппом, Тиссен остался Тиссеном. Правильнее говорить не о национализации, а о постановке корпораций под контроль государства и их встраивании в систему государственного планирования и государственных программ. Такая «национализация» позволила на время привлечь на свою сторону часть рабочего класса, но и олигархов вполне устроила, так как позволила реализовать их вековую мечту: нейтрализовать коммунистов и рабочее протестное движение.

Инвестиции плюс жесткая концентрация управления в руках государства плюс концентрация средств на прорывных проектах плюс высокий научно-технический потенциал плюс многочисленность, высокая квалификация и техническая культура рабочего класса плюс временное подавление протестных настроений плюс энтузиазм, обусловленный обещанием взять реванш за предыдущие унижения немецкого народа плюс временная поддержка рабочего класса, обусловленная антиолигархической риторикой,  в условиях Германии привели к колоссальному промышленному и технологическому (хотя и кратковременному) рывку.

Рабочий класс подкупили и «отвадили» от коммунистов  на первых порах, за счет части полученных инвестиций и средств, отнятых у евреев, а затем за счет средств, полученных путем ограбления завоёванных стран, а позднее – за счет средств, полученных в ходе сверхэксплуатации пленных и заключённых концлагерей, чей труд вообще ничего не стоил (как и жизнь).

Для поддержания такой ситуации Германия была обречена вести постоянные захватнические войны, чтобы грабить захваченные народы, порабощенных разорять, а разоренных использовать в качестве дешёвой рабочей силы. Впрочем, это – условие существования вообще любого капитализма. Что мы в наши дни и наблюдаем.

Не надо обольщаться успехами гитлеровской Германии (действительно поразительными). Это  - одна из форм капитализма, хотя и оптимальная для данных конкретных (быстро проходящих) условий, но, по сути, тупиковая. Если бы гитлеровский режим остался  у власти ещё лет на 15, или если бы завоевал весь Мир и, тем самым, исчерпал возможности дальнейших завоеваний, мы бы увидели (ну, я бы не увидел, потому что мои родители и родители моих родителей вылетели бы к тому времени в трубу крематория) застой, по сравнению с которым наш застой брежневских времён покажется утраченным раем.

Помните, в «17 мгновениях весны», гитлеровскую Германию сравнили с мотоциклом, который устойчив только тогда, когда несётся с бешенной скоростью? Необходимо иметь возможность остановиться, чтобы заправиться, починиться, отдохнуть. А это невозможно, потому что сразу рухнешь.

С.В. 2017.


Рецензии
Сегодня зашёл в книжный магазин на вокзале в Кёльне. Насчитал 16 наименований книг о Карле Марксе и Фридрихе Энгельсе. Есть мемориальная табличка на доме, где родился Маркс. Есть музей Энгельса. Интересно, а в России сейчас издают о них книги?
С уважением
Владимир

Владимир Врубель   26.03.2018 20:52     Заявить о нарушении
Недавно купил книжку с работами Ленина. Но подобраны статьи по национальному вопросу, и подобраны таким образом, чтобы подвести читателя к мысли, что Ленин был русофобом и агентом "Мировой закулисы".

И еще купил сборник раннего Маркса, года 3 назад.

Сергей Столбун   26.03.2018 21:32   Заявить о нарушении
Хотя бы автор прочёл "Государство и революция" Ленина, работа написанная в Разливе летом 1917 года. Где и даётся комментарий по работам Маркса и дальнейший путь послереволюционной России. А потом бы уже и пел гимны большевизму!..
Хватит холопской демагогии для недоумков!

Евгений Жироухов   11.07.2018 21:04   Заявить о нарушении