Рождественский завтрак

Проснулся, а в груди что-то тягуче радостное, как новогодняя карамелька из праздничного набора. За окном ещё темно. Гирлянды на окне сверкают. Снег медленно падает синими звёздочками, будто осыпается млечный путь..
В кровати тепло, и даже не верится, что тонкий прозрачный слой стекла – барьер, который сдерживает холод и пустоту, пусть и звёздную. Здесь тепло и свет, радость и покой.
И только утренняя, предрассветная тишина единит два этих пространства.
Но если долго-долго слушать тишину, смотреть на падающий снег за окном, наблюдать, как растворяется ночь в морсе зимнего рассвета, кажется, можно услышать звон колокольчиков. Это рождественское чудо шагает по земле. Или даже не по земле, по небу. Это никакие ни олени, ни лошади, ни сани, и ни кареты. Это вихрь человеческих надежд, метель мечты.
Я закрыл глаза и ярко услышал мелодию колокольчиков.
Как же хороша жизнь. И сколько всего прекрасного обещает наступающий день. Я долго тянулся в кровати, сладко отзевался. Потом встал, оделся и пошёл вниз. Теперь завтрак! Чудесный рождественский завтрак с ароматным кофе с миндальным сиропом.
 Из окна первого этажа я наблюдал уже не только хлопья снега и небо, но и сугробы. Как намело белым. Как всё очистилось и посветлело.
Забулькала кофеварка. Зашкварчала яичница на сковородке. Но чем же украсить этот скромный завтрак? Так важно побаловать себя с утра, порадовать.
Я открыл холодильник и стал выбирать банки.
Средняя полка была заполнена кусками замаринованного мяса. С ним ещё рано что-то делать. На нижней полке стояло полупрозрачное ведро, наполненное моим фирменным спиртовым маринадом, а в нём голова Шуклова. Отрытый рот. И такие смешные выпученные глаза. Мясо в банках тоже от Шуклова. Ему мариноваться до самого конца поста. Его святее место в духовке уже на Рождество Христово.
Какова ирония судьбы: только вчера с Шукликом мы сидели здесь, выпивали, обсуждали последние «Звёздные войны», а нынче его голова с растопыренными глазками в ведёрке. Удивительны пути Господни.
Но хватит размышлений! Яичница почти готова. Я потянулся на верхнюю полку и достал блюдце с двумя последними колбасками. Они из грудинки жены Шуклова. Шуклиха была тучной женщиной. Из её грудинки вышли отличные колбаски.
Остаётся только нарезать, и хорошенько приправить горчичкой.
Ох, как же всё хорошо. Как благостно.


Рецензии