Литературные наблюдения-7

ЛИТЕРАТУРНЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ-7 (Из разных источников)

СОДЕРЖАНИЕ

I. О В.Аксёнове
II. Л.Жуховицкий о Е.Евтушенко
III. Сабашниковы-М.Волошин-Р.Штейнер
IV. О М.Цветаевой
V. Тест А.Ахматовой
VI. О «Серапионовых братьях»
VII. Из К.Паустовкого («Золотая роза»)
VIII. Одной строкой


I. О В. АКСЁНОВЕ

1.1 В.АКСЁНОВ И НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ

• Известно, что во время эмиграции В. Аксёнов неоднократно становился номинантом на премию Нобеля по литературе. Его писательский потенциал достаточно высоко был оценен не кем иным, как Иосифом Бродским, в письме Аксенову от 28 апреля 1973 года.

• И уже спустя много лет после конфликта с Бродским некоторые критики, в том числе зарубежные, считали Аксенова наиболее вероятным среди российских писателей претендентом на высшую премию по литературе.

• Из статьи Тадеуша Климовича «В ожидании Нобелевской премии. Заметки о современной российской литературе»:

«А вдобавок кто-то из них получит Нобеля. Многое указывает на то, что им будет Василий Аксенов (1932 г. р.), прозаик и драматург, который дебютировал полвека назад. Его первые произведения („Коллеги“, „Звездный билет“, „Апельсины из Марокко“) вырастали из атмосферы оттепели и располагали к себе давно отсутствовавшей в российской литературе безыскусственностью.

Так же тепло принимали читатели и его следующие тексты, и даже роман „Любовь к электричеству“, опубликованный в серии „Пламенные революционеры“, не запятнал либерального образа писателя. В 1979 г. он был одним из пяти редакторов (остальные четверо – Андрей Битов, Фазиль Искандер, Виктор Ерофеев, Евгений Попов) тысячестраничного альманаха „Метрополь“, у которого не было ни малейшей надежды на публикацию в Советском Союзе и который в конце концов издали в США.

После наказания самых молодых „метропольцев“ (Ерофеева и Попова) Аксенов, как и полагается приличному человеку с принципами, в знак протеста демонстративно покинул ряды Союза советских писателей и в 1980 г. очутился в США, где оставался 24 года. Только там он сумел опубликовать выдержанный в тональности политикал-фикшн „Остров Крым“ и автобиографический „Ожог“. Уже в эмиграции написаны и другие его романы: „Бумажный пейзаж“, „Новый сладостный стиль“ (из жизни эмиграции) и, главное, трилогия „Московская сага“, которую неумеренные льстецы сравнивают с „Войной и миром“, а умеренные – с „Доктором Живаго“

• При этом сам Аксенов при возникновении разговора на эту тему говорил, что пока в жюри премии заседает Гюнтер Грасс, ему, Аксенову, этой премии не видать. Со всеми левыми на Западе у него были испорчены отношения…

• Попов Е.: «Его значение для России трудно переоценить. Из его раннего романа «Затоваренная бочкотара», как из гоголевской «Шинели», вышла вся современная русская проза и обратно уже не вернется. Аксенов научил всех нас главному. Свобода — это необходимое условие писательского существования, даже если она внутренняя. А все ссылки на власть, погоду, географию и дурную историческую наследственность всего лишь ленивые отговорки слабых людей».

1.2 РАЗНОЕ

• По мнению Анатолия Гладилина, которое он высказал в 2011 году,  Бродский своим отрицательным отзывом нарушил негласное правило, существовавшее в эмигрантской среде: произведения авторов, которые подверглись в СССР преследованию, печатать безоговорочно, невзирая ни на какие привходящие обстоятельства.

• Последнее предательство совершилось в 2009 году при выходе “Таинственной страсти”: издатели (семья Роберта Рождественского), пользуясь тем, что Василий Аксенов был уже безнадежно болен, бессовестно откорректировали его текст. Они выбросили из него четыре полноценных главы, компрометирующих, по их мнению, моральный облик Роберта Эра, чем лишили его образ обаяния и жизни...

• В 2011 году последний завершенный роман Василия Аксенова был издан тем же издательством “Семь дней” вновь, теперь уже в полном объеме. Возможно, одной из причин этого стало выступление в эфире “Эха Москвы” автора этих строк (В.Есипова) и Анатолия Гладилина, старейшего друга Аксенова, в котором беспрецедентному редактированию текста умершего писателя была дана соответствующая оценка.

• Роман "Москва ква-ква" вышел книгой (до этого публиковался в журнале "Октябрь") в марте 2006-го. Он представлял собой рискованную смесь авантюрного романа с исторической хроникой времен сталинского социализма, причудливо сплавленную с античным мифом о Тезее. В центре повествования – сталинская высотка на Котельнической набережной, в которой жили Вася с Майей…..

• И есть еще одна важная тема — судьба их литературного поколения, ощущение того, что блестящее творческое содружество шестидесятых (Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина, Василий Аксенов) перестало существовать, его участники потеряли друг друга, разъединились, разошлись. Об этом с горечью пишет Белла Ахмадулина.

Василий Аксенов вспоминает в связи с этим строки из ее давнего стихотворения: «…Ну, вот и все. Да не разбудит страх Вас беззащитных среди этой ночи. К предательству таинственная страсть, Друзья мои, туманит ваши очи…». Через двадцать с лишним лет он вернется к этой животрепещущей для них теме в своем последнем завершенном романе «Таинственная страсть»…

II. Л.ЖУХОВИЦКИЙ о Е.ЕВТУШЕНКО ( фрагмент интервью)

....— Но противники Евтушенко могли сказать, что он помог благодаря связям в спецслужбах.
— Женя работал в России великим поэтом, должность такая. Это не значит гениальный поэт. Скажем, в середине ХХ века в России гениальным поэтом был Борис Леонидович Пастернак, но он не был великим поэтом. А великим поэтом был Твардовский. Что такое великий поэт? Это поэт, которого знает, уважает и слушает народ и к которому вынуждены прислушиваться власти.
— Тогда самый великий — Высоцкий.
— Высоцкий — замечательный поэт, но он не был самым великим. Его больше всего любил народ…
— Так и академики его слушали, и Брежнев, и Андропов.
— Но власть вполне могла себе позволить с ним не считаться. А вот с Евтушенко не считаться не могли себе позволить. Высоцкого пускали за границу, а могли бы и не пустить.
— Но не печатали.
— А Евтушенко нельзя было не печатать, вот в чем разница. Женя умер, и в России теперь нет великого поэта. Это трагедия для страны. Ведь пока в России был жив Лев Толстой, власть не могла себе позволить полностью распоясаться.
— Еще Чехов говорил: «Если умрет Толстой, что же будет с Россией?» Но и когда Станиславский был жив, и даже Горький, власть тоже не могла себе позволить полностью распоясаться….

III. САБАШНИКОВЫ-М.ВОЛОШИН-Р.ШТЕЙНЕР

III.1. Издательство Сабашниковых, просуществовавшее в Москве с 1891 по 1930 год, принадлежит к выдающимся явлениям книжной культуры России. В начальный период его деятельности во главе издательства стояли оба брата. После смерти младшего издательство возглавлял один Михаил Васильевич. С маркой "М. и С. Сабашниковы" выходили знаменитые серии; "Памятники мировой литературы", "Страны, века и народы" (книги по географии, истории, культуре, искусству), "Записки прошлого" (воспоминания и письма), "Пушкинская библиотека", "Русские пропилеи" (сборники по истории русской мысли и литературы), "Ломоносовская библиотека" (общедоступные книги по всем отраслям знания) и множество других изданий. В 1930г. издательство Сабашниковых было преобразовано в кооперативное изд-во "Север", которое вскоре прекратило свое существование, слившись в 1934г. с изд-вом "Советский писатель".

III.2 Волошин (Кириенко-Волошин) Максимилиан Александрович (1877, Киев -1932, Коктебель) - поэт, мыслитель, критик, художник-акварелист, искусствовед.

В 1897 г. окончил Феодосийскую гимназию и поступил на юридический факультет . Московского университета. Через год исключен за участие в студенческих беспорядках и выслан в Ташкент.

В 1900 годах путешествует по Европе. Знакомится с различными духовными течениями Востока и Запада (встречается со многими значительными личностями, например, с тибетским ламой А. Доржиевым), становится знатоком теософии, мистики" и оккультизма. Изучает также академическую культуру Европы, особенно Франции.

С 1900 года печатается в литературных журналах, входит в круг ведущих русских писателей начала века.

В 1906 г. - бракосочетание с М. В. Сабашниковой. В том же году знакомится с Р. Штейнером и становится его учеником.

В 1910 г. выпускает первую книгу стихов. Перед войной едет в Европу, участвует в строительстве первого Гётеанума. В 1916 г. возвращается в Россию. В феврале находится в Москве и пытается - один из немногих - выступить с трезвыми оценками революции, но журналы отказываются принимать его статьи.

Весной 1917 г. возвращается в Крым и живет до конца жизни в Коктебеле.
Его многочисленные стихи на исторические темы и философская поэма, посвященная трагедии материальной культуры ("Путями Каина"), долгое время практически не печатались. Вместе с тем, хорошо известные в кругах мыслящей интеллигенции, они оказывали серьезное влияние на процесс формирования сознательного отношения к происходящему - вплоть до сегодняшнего дня.

На протяжении многих мрачных лет дом Волошина в Коктебеле оставался очагом культуры, в котором сохранялись также и знания об антропософии. После смерти Максимилиана Волошина дом его был сбережен вопреки серьезнейшим трудностям его второй женой Марией Степановной Волошиной.

• Волошину предлагали эмигрировать, но  он ответил, что «не может оставить Библиотеку».

• Когда, во время гражданской войны,  задавали вопрос, кому принадлежит Крым, многие отвечали, что «Волошину».

• Волошин до революции – поэт второго/третьего ряда (мелкотемье). После революции – появляется тема: о революции, о России, и он выдвигается в первые ряды.

III.3 Р.Штейнер очень отрицательно относился к Вяч. Иванову. А. А. Тургенева в своих воспоминаниях о Р. Штейнере рассказывает: "1912 год. Базель. Нас посетил также писатель Вяч. Иванов, о котором часто упоминает в своей книге "Зеленая Змея" М. Волошина.

Поэтический дар, личное обаяние и золотые кудри придавали его благородно-профессорской наружности оттенок эстетизма. Он хотел вступить в Теософское общество и просил нас познакомить его со Штейнером. Мы были поражены решительным отказом Штейнера, который вообще допускал в Общество самые удивительные фигуры. "Может быть, господин Иванов большой noat" - Сказал он", но к Оккультизму у него нет ни малейших способностей; это повредило бы ему и нам. Я не ХОЧУ с ним встречаться, постарайтесь его отговорить". Так что тот, кто мнил себя первейшим русским оккультистом, был признан в этом отношении полнейшей бездарностью.

Надо иметь в виду, что Штейнер под "способностями к оккультизму" - что данном случае означает антропософскую духовную науку - никогда не подразумевав визионерские способности в стиле, например, А. Р. Минцловой, а всегда подчеркивал моральные моменты как предпосылку и первое условие истинного духовного пути Особенно показательна в этом отношении его книга "Как достигнуть познаний высших миров".

• Гете разработал феноменологическую теорию о природе цветовых явлений, органическим элементом которой являются познавательные способности самого человека и их развитие. Эту теорию он считал своей главной заслугой. Ее поддерживали близкие к Гете по образу мысли естествоиспытатели первой трети XIX века, ее с большой энергией защищал Гегель. Гетевское "Учение о цвете" долгое время не встречало соответствующего понимания в ученом мире. Объяснению и истолкованию этой теории посвятил несколько лет своей жизни Р. Штейнер.

III.4 Люди... принадлежали к кругу, находившемуся под влиянием идей Владимира Соловьева. - М. В. Сабашникова имеет ввиду кружок "аргонавтов" и близкий к нему круг лиц. Ядро кружка в разное время составляли молодые литераторы, музыканты, естественники, теософы: А. Белый, П. Н. Батюшков, А. Петровский, Эллис, Э. Метнер, С. Соловьев и многие другие. Кружок сложился в 1902-1904 годах, в дальнейшем из него выросло издательство "Мусагет". Жизнь кружка оказала заметное влияние на атмосферу культурной жизни Москвы и Петербурга. См. трилогию А. Белого: "На рубеже двух столетий", "Начало века", "Между двух революций" (М., 1990) и статью А. В. Лаврова "Мифотворчество "аргонавтов" в сб. "Миф - Фольклор -Литература" (Л., 1978). 

IV. О М.ЦВЕТАЕВОЙ (из передачи «Игра в бисер», 7 октября 2017 г.)

• В разные периоды жизни у М.Ц были разные кумиры-поэты: Ростан, Блок, Пушкин).
• Любимый знак М.Ц. – «тире».
• Пушкин пишет объективно, Цветаева – субъективно.
• «Мой Пушкин» написан в противовес эссе Брюсова о Пушкине.
• Ахматова считала, что Цветаева не понимает Пушкина, т.к. она не признавала «Капитанской дочки».
• Ахматова была против такого «панибратского» отношения к Пушкину со стороны М.Ц.:

«Вся его наука —
Мощь. Светло; — гляжу:
Пушкинскую руку
Жму, а не лижу».

• Цветаева была всегда «седьмой» (анализ стихотворения «Стол накрыт на 6-х», посвящённого А.Тарковскому).

V. ТЕСТ А.АХМАТОВОЙ

У Ахматовой был любимый тест для новых знакомых: чай или кофе? Кошка или собака? Пастернак или Мандельштам?

Тут в полной мере сказалась присущая ей тяга к простым и точным решениям. Два полюса человеческой натуры в самом деле легко определить при помощи этих трёх дихотомий: два наиболее выраженных варианта – «Чай, собака, Пастернак» и «Кофе, кошка, Мандельштам» - во всём противостоят друг другу.

Она считала, что все люди делятся на два типа, – те, кто любит чай, собак и Пастернака, и тех, кто предпочитает кофе, кошек и Мандельштама. Конечно, все в жизни не так однозначно, но у поэтессы был собственный взгляд на человеческую натуру, и два варианта ответа она рассматривала как два полюса человеческой натуры, которые во всем противостоят друг другу, такой ахматовский «Инь» и «Ян».

Набор «чай, собака, Пастернак» изобличал человека надежного, но простоватого, так сказать, психически нормальную личность с доминантой оптимизма и душевного здоровья.

«Кофе, кошка, Мандельштам» - человека более изысканного, но менее нравственного. Кофе, кошки и Мандельштам – питерский полюс, чай, собаки и Пастернак – московский.

Достаточно категорично, но, наверное, имеет право на существование.

VI. О  «СЕРАПИОНОВЫХ БРАТЬЯХ»

• ….Писатели решили назвать себя «Серапионовыми братьями». Это название сборника новелл немецкого романтика Э. Т. А. Гофмана, где группа молодых людей регулярно собирается, чтобы читать и рассказывать друг другу занимательные истории. Таким же образом петроградские «Серапионовы братья» стали собираться раз в неделю, чтобы читать и обсуждать свои новые произведения. Отшельник Серапион, отказавшийся усомниться в реальности своих вымыслов, был их патроном.

• Манифеста «Серапионовы братья» не имели, и статьи и речи, которые они написали и произнесли за время существования группы (1921–1929), не смогли удовлетворительно объяснить их общую платформу. Слонимский впоследствии рассуждал об их исходной точке опоры так:

«Объединяла нас родившая эпоха, отчаянная любовь к литературе, стремление, ломая инерцию дореволюционной беллетристики, выразить в словах все испытанное и виденное в годы войн и революции».

К этому он еще добавил «романтическую идею дружбы». Среди «Серапионов» не было зависти, наоборот, господствовало сильное чувство общности.

• По легенде, «Серапионы» приветствовали друг друга словами «Здравствуй, брат! Писать очень трудно». Шкловский, теоретик формализма, вдохновлял других к исканию новых художественных решений, побуждая интерес к «технике» писательства.

• «Серапионовы братья» получили известность сперва как члены общества и только потом в качестве отдельных писателей.

VII. ИЗ К.ПАУСТОВСКОГО («ЗОЛОТАЯ РОЗА»)

• Трудно найти пример большего отречения от себя во имя искусства, чем жизнь Ван-Гога. Он мечтал создать во Франции «братство художников» – своего рода коммуну, где ничто не отрывало бы их от служения живописи.

• Запас материала должен быть гораздо больший, чем то количество его, которое понадобится для рассказа.

• Для всего, что существует в природе, – воды, воздуха, неба, облаков, солнца, дождей, лесов, болот, рек и озер, лугов и полей, цветов и трав, – в русском языке есть великое множество хороших слов и названий. Чтобы убедиться в этом, чтобы изучить емкий и меткий словарь, у нас есть, помимо книг таких знатоков природы и народного языка, как Кайгородов, Пришвин, Горький, Алексей Толстой, Аксаков, Лесков, Бунин и многие другие писатели, главный и неиссякаемый источник языка – язык самого народа, язык колхозников, паромщиков, пастухов, пасечников, охотников, рыбаков, старых рабочих, лесных объездчиков, бакенщиков, кустарей, сельских живописцев, ремесленников и всех тех бывалых людей, у которых что ни слово, то золото.

• Мне посчастливилось несколько раз быть в Дрезденской галерее.
Помимо «Сикстинской мадонны» Рафаэля, там есть много картин старых мастеров, перед которыми просто опасно останавливаться. Они не отпускают от себя. На них можно смотреть часами, может быть, сутками, и чем дольше смотришь, тем шире нарастает непонятное душевное волнение. Оно доходит до той черты, когда человек уже с трудом удерживает слезы.

В чем причина этих непроливающихся слез? В том, что в этих полотнах – совершенство духа и власть гения, заставляющего нас стремиться к чистоте, силе и благородству собственных помыслов.

При созерцании прекрасного возникает тревога, которая предшествует нашему внутреннему очищению. Будто вся свежесть дождей, ветров, дыхания цветущей земли, полуночного неба и слез, пролитых любовью, проникает в наше благодарное сердце и навсегда завладевает им.

VIII. ОДНОЙ СТРОКОЙ

1. Дм. Быков: «Набоков обладает безупречным вкусом, а Хэм — вкусом весьма сомнительным, хотя европейская выучка и посбила с него апломб и крутизну американского репортёра; но мы-то знаем, что для гения художественный вкус необязателен, гений творит новые законы, а по старым меркам он почти всегда графоман».

2. О.Мандельштам:  «Русская литература родилась под звездой скандала».

3. В 1881 году молодой филолог Владимир Соловьев, которому прочили блестящую ученую будущность, возвысил голос протеста против казни пяти народовольцев, умоляя царя Александра III отменить смертный приговор. Призыв ни к чему не привел. Он стоил только Владимиру Соловьеву профессорской кафедры и живого общения со студенческой молодежью.

4. Теодор Курентзис:

«Что такое для меня Запад и что такое Восток? Для меня западный мир — это мир Аристотеля. Мир рассудка, логики, философии. А Восток — это мир Платона. Мир интуиции, религии. Аристотель тоже грек, но в Греции, как и в России, победил Платон.

Без Аристотеля не было бы Льва Толстого, и вообще Запад для России очень важен, но все-таки у людей и в Греции, и в России организация мировоззрения — восточного рода. Эмоциональность и вообще то, как здесь общаются люди, — это все далекие следствия учения Платона».

5. НЕЗАКОНЧЕННЫЕ ВЕЛИКИЕ РОМАНЫ

5.1 ГАШЕК «Похождения бравого солдата Швейка»
5.2 ДИККЕНС  «Тайна Эдвина Друда»
5.3 КАФКА «Америка»
5.4 МУЗИЛЬ «Человек без свойств»
5.5 НАБОКОВ «Лаура и ее оригинал»
5.6 ПУШКИН «Дубровский»
5.7 ФЛОБЕР «Бувар и Пекюше».


Домашнее фото


Рецензии
Евгений! Всё верно.
"Свобода — это необходимое условие писательского существования,
даже если она внутренняя". -
Я бы подчеркнул, ВНУТРЕННЯЯ.

Василий Овчинников   15.05.2018 12:14     Заявить о нарушении
А я соглашусь.
Спасибо за отклик.
С уважением, -

Евгений Говсиевич   15.05.2018 18:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.