Бесценная белая женщина Глава 6 Из огня да в полым

 
 
Из огня да в полымя

– Ты что делаешь? Выпусти меня немедленно, – закричала Наташа, но шофер на нее не реагировал.

Тогда она стала стучать кулаком в дверь. Водитель повернулся и опять белозубо промяукал:

– Open beach!
– Вот же зараза!

Пришлось Наташе плюхнуться на сиденье. Губы по-прежнему улыбались, а на душе было паршиво. Она с тревогой следила за пейзажем, проплывшем за окном. Из-за расстроенных чувств она престала замечать ориентиры. Она вообще уже не знала, куда ее везут и зачем, но в душе теплилась надежда, что все еще на открытый пляж.
«Шофер – простой работник отеля, – успокаивала себя Наташа. – Не может он так откровенно рисковать работой! Я же туристка! Это какой наглостью и смелостью надо обладать, чтобы приставать к иностранке!»

Но водитель не обманул. Через десять минут он стал тормозить и припарковал автобус на стоянке возле пустынного пляжа. Наташа облегченно вздохнула и приготовилась выходить, но не тут-то было. Молодой человек дверь не открыл. Он перемахнул через барьер между салоном и кабиной и схватил ее за руку.
– Тебе что, козел, от меня надо? – от изумления Наташа растерялась и не сразу среагировала, и вот уже обе ее руки зажаты водителем.

Он резко толкнул ее на сиденье, Наташа потеряла равновесие и завалилась набок. Пока она пыталась выровняться, этот нахал (а как его еще можно назвать по-другому!) полез к ней с поцелуем. Она уперлась ему в грудь кулаками, но мужчина был сильнее. Конечно, можно было его ударить, благо болевая точка колыхалась под носом, но решительность ей изменила. Если ты никогда не использовал силовой прием на людях, первый раз сделать это легко можно только в кино. А в обычной жизни нормальному и адекватному человеку, да еще и женщине, страшно и непривычно бить людей.

Наташа изворачивалась, как могла: отводила его руки, одна из которых нурнула в лиф купальника и норовила сжать грудь, вертела головой, чтобы избавиться от влажных губ. Она никак не могла поверить, что это происходит с ней, взрослой, уверенной в себе женщиной. Наконец ей удалось оттолкнуть шофера, и, видимо, такой яростью сверкали ее глаза, что парень отступил.

– Открой немедленно эту дверь! – закричала Наташа и достала из пляжной сумки телефон. – Я сейчас полицию вызову!

Чистый блеф! Она преставления не имела, какой номер телефона у местной полиции. Но, что удивительно, ее угроза оказалась действенной. Водитель поднял руки.

– Ок! Ок!

Он также быстро перемахнул в кабину, и двери распахнулись. Наташа не успела выскочить, как сзади услышала крик. Она обернулась: водитель показывал на часы. Она поняла, что обратный рейс будет в час пополудни, но ей уже было все равно. Она просто мечтала оказаться подальше от этого автобуса и его хозяина.

Наташа бегом направилась к пляжу, который располагался рядом. Она бросила вещи на песок, стала лихорадочно осматривать себя и обнаружила, что в порыве схватки не заметила, как ее грудь выскочила из лифа купальника и теперь свободно лежала поверх сарафана. Дрожащими руками она спрятала непослушную часть тела, поправила задравшийся подол и только потом огляделась. Картина открылась безрадостная: вокруг ни души.

– Куда этот урод меня привез?

Только сейчас отпустило напряжение. У нее тряслись губы и руки. Ноги выбивали чечетку, если ее, конечно, можно выбивать на песке.

– Успокойся, успокойся, – шептала она себе, прекрасно понимая, что, находясь во взвинченном состоянии, наделает еще больше ошибок. – Ты на отдыхе. Подумаешь, вокруг никого нет! У тебя в кошельке деньги и визитка отеля. Вызову такси и вернусь обратно.

Хотя… как это такси вызвать? Номера у не нет, да и стоянки поблизости тоже. По шоссе, тянувшемся вдоль пляжа, шуршал колесами поток машин, но ни один автомобиль не останавливался на стоянке. Не пойдешь же на дорогу голосовать! Однако тот факт, что ей удалось  выбраться из автобуса, наполнил ее на мгновение счастьем.
Наташа немного приободрилась и уже веселее посмотрела вокруг. Раз попала на пляж, надо искупаться. Она взяла сарафан за подол и уже хотела одним движением его снять, как сзади услышала улюлюканье. Ее бросило в жар. Оглянулась: буквально в пятидесяти метрах от нее стоял наглый водитель и одобрительно смеялся.
Оказывается, этот паразит никуда не уехал. Автобус сиял в лучах солнца на стоянке.

Только тут Наташа сообразила, что шофер будет ждать до тринадцати часов, чтобы забрать людей с платного пляжа. По щекам покатились слезы. Всхлипывая, пытаясь сдерживаться, чтобы не разреветься в голос, она схватила сумку и побежала по пляжу подальше от стоянки автобуса.

Уйдя метров на сто вперед, она оглянулась: водитель по-прежнему стоял на месте.

– Стоп! Куда я бегу? Он же служащий отеля! Он не дурак, понимает, что лишится работы, если я пожалуюсь.

От этих слов стало легче дышать. «А может, я придумала себе опасность? Я этому паразиту улыбалась, вот он и решил на халяву развлечься, а я запаниковала. Действительно, ну и пусть он сидит в автобусе. На пляж ему, скорее всего, нельзя.
Наташа достала телефон: половина двенадцатого.

– Отлично! У меня полтора часа в запасе. Буду наслаждаться морем и солнцем.
Настроение улучшилось еще больше, когда она увидела вдалеке женщину со светлыми волосами. Наташа бросилась к ней, как к родной.

– Вы россиянка? – запыхавшись от быстрого бега, спросила она.
– No, deutsche!

– Немка? – на лице Наташи отразилось такое разочарование, что девушка рассмеялась.

Она собрала вещи и пошла к машине, припаркованной недалеко от проклятого автобуса. Наташа хотела напроситься пассажиром, но топталась на месте и не знала, как это сказать, а потом и момент был упущен. Через минуту она осталась одна, только в море плескалось два пловца и все.

Она расстелила полотенце и села на него. Надо бы смазать тело защитным кремом, но как это сделать, если водитель не сводит с нее глаз! От скуки она рассматривала пляж. Что это было за место, Наташа не разобралась. Дубай расположен на берегу Персидского залива. Но залив – это что-то большое, широкое и глубокое. Здесь же узкая, метров двести, не больше, полоса воды отделяла пляж от небоскребов, стоящих на другом берегу.

– Хм! Наверное, это бухта или лагуна. А, какая разница. Уже привезли, сижу на песке, сгораю, – бормотала себе под нос Наташа.

Посидев под палящим солнцем минут десять и почувствовав, что еще немного, и она превратится в яичницу, Наташа решилась.

– Пошел он к черту! – в сердцах воскликнула она, погрозив кулаком шоферу, и резко сбросила сарафан.

Она спрятала сумку под полотенце, сверху положила сарафан и побежала в воду. Теплое море встретило ее ласково. Складывалось впечатление, что температура воды близка к температуре тела. Она совершенно не охлаждала, если закрыть глаза, казалось, что лежишь в ванной. Но в воде не так ощущалась жара, поэтому Наташа не хотела выходить.

Она плавала вдоль берега, украдкой поглядывая то на свои вещи, то на автобус. Водитель скрылся в салоне: жариться на палящем солнце и ему не хотелось. Вдруг Наташе показалось, что она слышит русскую речь. Ну, может, не русскую, а славянскую, но это было что-то знакомое и родное. Она напряглась, поискала глазами: разговаривали два пловца, которых она видела ранее в море.
Наташа не просто обрадовалась, она чуть не завизжала от счастья. Если бы мужчины плавали немного поближе, она, наверное, бросилась бы к ним на шею.

– Простите! – крикнула она. – Вы говорите по-русски?

– Да, – донеслось в ответ.

– Как здорово! Я боялась, что окажусь здесь одна, – засмеялась Наташа.
Мужчина попрощался с собеседником и поплыл к ней. Когда он приблизился, Наташа увидела смуглого человека средних лет и очень симпатичного. С темных кудрявых волос стекала вода, взгляд искрился синевой, от широкой улыбки в уголках глаз разбегались морщинки. Короче, милота, да и только.

– Здравствуйте,я Саша, а вы?
– Я Наташа.
– Саша и Наташа, – скаламбурил новый знакомый. – Вы откуда?
– Я из Москвы. А вы?
– А я из Греции.

– Из Греции? Так вы не русский? Тогда почему так хорошо говорите на моем языке?

– Я грек по национальности. Моя семья жила в Одессе. Я и школу там окончил. А потом решил вернуться на историческую родину.

Наташа облегченно вздохнула. Она опять успела испугаться. Только избавилась от араба (если водитель, конечно, араб, в чем она сильно сомневалась), как новое знакомство с горячим иностранцем. Что называется: из огня да в полымя попала девушка.

– А здесь на отдыхе?
– Не совсем. Больше по работе.
– Правда! А кем вы работаете.
– Раньше – гидом. Три года. Наладил связи, а теперь приехал по делам фирмы.
– Здорово. Значит, вы и Дубай хорошо знаете?
– Конечно. Например, вон на том берегу – Шарджа, другой эмират.
– А я думала, что это Дубай продолжается.

– Нет. У эмирата Шарджа свой шейх и своя власть, но территориально они соседи. Дружат улицами, домами и семьями, наверное, - пошутил Саша. - Кстати, я вам советую посетить этот город.

– А чем он отличается от Дубая? – спросила Наташа.

– Он более тихий, спокойный. Здесь много парков, садов, минаретов. Если Дубай – это современный город с футуристическими небоскребами, то Шарджа – уютный уголок мусульманских традиций.

– Ой, как интересно!

Оказалось, что с греком Александром, или Алексом, было легко и весело разговаривать. Они вышли из воды и переместились под пляжный грибок. Наташа уже серьезно волновалась, что обгорит, пересидев на солнце. Болтали обо всем, что в голову придет. В порыве откровенности Наташа поведала новому знакомому о своих злоключениях.

– Как же вы так неосторожно, – покачал головой Алекс, выслушав ее историю.

– Неужели арабы такие наглые люди?

– Ну, что вы! – засмеялся Алекс. – Коренным арабам туристы нужны, как собаке пятая лапа. Доход приносят – и хорошо. Большинство из них вообще не работают: нет нужды, на нефти сидят. Весь обслуживающий персонал: таксисты, водители, официанты, горничные, администраторы – это наемные работники.

– Неужели!

– Да, как правило, это бедняки пакистанцы, филиппинцы, индусы. Вообще, на рынке труда в Дубае все ниши распределены по национальностям. Ваш шофер – это пакистанец, который приехал на заработки. Получают водители около семисот долларов, из которых пятьсот отправляют семье.

– А на что сами живут?

– На остаток. Жилье скромное им дают, питание тоже.

– Если ему работа нужна, почему тогда ко мне приставал? Не боится ее потерять?

– Здесь вы сами виноваты. Восточный мир имеет другую культуру. Если женщина улыбается и при этом смотрит в глаза, значит, она подает сигнал: я готова к контакту.


– Ужас какой. Но ведь улыбка – это просто элемент вежливости, не больше.

– Для европейца – да. Например, в Испании вообще принято при приветствии целовать в щеку. Представляете, вы садитесь в такси, а водитель выскакивает и начинает вас целовать.

– Я бы точно шарахнулась в сторону.
– Вот видите! В каждой стране свои обычаи. То, что кажется европейцу нормальным и естественным, на востоке шокирует и воспринимается по-иному.
– И как мне теперь поступить дальше?
– Не улыбаться и не смотреть прямо в глаза – только так! Вы пить хотите?
– А разве можно?
– Если незаметно, то можно. Видите, автомат стоит? Я сейчас принесу воду.

Он легко вскочил и быстро пошел к автомату-холодильнику, который одиноко прислонился к зданию в глубине пляжа. Наташа опять осталась одна, но теперь она почувствовала уверенность, и поэтому смело посмотрела в сторону автобуса. С водителем творилось что-то невероятное. Он выглядывал из распахнутой двери и активно махал Наташе руками, показывая на часы.

Наташа недоуменно пожала плечами и достала телефон: на циферблате стрелка показывала 12-15.

– Что тебе от меня опять надо? Времени еще вагон!

Но червячок сомнения уже зашевелился в душе: а вдруг он сейчас уедет! Что тогда делать? Как добираться до отеля? Просить о помощи Алекса? Конечно, мысль такая мелькала у нее в голове, но, как известно, обжегшись молоком, дуют на воду. Водитель автобуса – зло знакомое и понятное, а вот Алекс – кот в мешке. Неизвестно, что скрывается за широкой улыбкой.

Неожиданно Наташа вспомнила Демина. Вот если бы он оказался рядом, то обязательно бы помог.

– Ага! Разбежалась! Помог бы утопить в заливе.
– Вы что-то сказали, – окликнул ее неслышно подбежавший Алекс.
– Да вот смотрю, что-то водитель сильно нервничает. Что ему надо?
– Давайте спросим.

Алекс сразу направился к автобусу. Наташа – за ним, только сарафан надела. Мужчины разговаривали не больше минуты. Водитель кричал, отчаянно жестикулируя, показывал то на часы, то на автобус, то на пляж. Алекс разговаривал спокойно: он прекрасно знал английский язык. Во время паузы Наташа осторожно спросила:
– Что он говорит?

–Говорит, что вам пора уезжать.

– Но сейчас еще только 12-25, а людей ему забирать нужно в 13-00.

– Я не знаю, но он кричит, что должен находиться на стоянке у платного пляжа, чтобы люди его видели. Что вы будете делать? Поедете? Не боитесь.

– Немного страшно, но, с другой стороны, что он мне сделает? Наверняка на том пляже больше людей. Вот только купальник у меня мокрый, а переодеться здесь негде. Я бы хотела немного обсохнуть.

Алекс повернулся к водителю и передал ему Наташины слова, но тот снова замахал руками, как ненормальный.

– Все, я поняла. Надо садиться.

– Смотрите, будьте осторожнее, – напутствовал Наташу Алекс.

Как только она забралась в автобус, шофер довольно улыбнулся, сразу закрыл дверь, но с места не тронулся. Наташа села подальше от кабины и помахала Алексу рукой. Тот уже направился к грибку, но по дороге оглядывался. Вот он уже на пляже, повернулся к автобусу спиной, и в этот момент водитель перемахнул через перегородку и бросился к Наташе…


Рецензии
...надо же как "везёт" дамочке - столько кавалеров!
Но ситуация, конечно, не очень приятная.
Там наташ любят, считают их "бабочками".
Забавно написано, читается легко и с интересом.

Светлана Рассказова   18.06.2018 12:31     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.