Доброволец АТО

      Конец марта 2017, среда. От порога деревенского дома до поворота, где остановка "по требованию" два с половиной километра. Но, обычно, если "погода шепчет", для разминки я добавляю ещё метров девятьсот, уже до большой остановки у деревни Купровщина. 
      Солнце вовсю пригревает. Снег согнало напрочь, но донник ещё не вышел. Свернул с дороги на выпасное поле. Так покороче, главное, интереснее будет. Траву за зиму прибило, идётся легко. Обратил внимание, впереди на дороге жигулёнок остановился, минут пять спустя столб чёрного дыма поднялся.
      Рванул на помощь, но машина отъехала. Трава прошлогодняя горит. Вышел на шоссе.  Впереди, метров сто по ходу, мужик. Догоняю. По виду - ровесник. Лицо испитое, потрёпанный, бомжеватый. В полиэтиленовом пакете сухари белые несёт.
-     Зачем дурью маяться, траву палить?
-     Это не я. Молодой поссать остановился, драться я с ним не буду.

      Дошли до остановки. Автобус подошёл. Рядом сидим.
      Говорит, от Долгорепиц пришёл, живёт он там. Значит, он пять с лишним километров оттопал, на билете сэкономил. В город едет пивка попить. На рынке точка есть "живое пиво". - Автолавка? - В понедельник была. Затарился. Так уже всё выпил. - Сухари? - Подсаливаю и сушу, со своими дешевле выходит. - Работа? - Дрова заготавливаю. У мужика соседа трактор, на него и работаю. -
      На старых мелиорированных картах рядом за Долгорепицами березняком всё заросло. Вали, да вывози.
-     Семья? - Была жена, да сбежала. Ей всё мало было. - Пил, наверное? - Не без этого. - Пенсия? - Так мне полтинник с половиной только.
      Смотрю, мне под семьдесят, но посвежее выгляжу. Это надо же, так истаскаться.
      Разговор дальше идёт. Мужик с руками: он и в мехколонне крановщиком поработал, и водителем - хозяйскую машину по пьяни разбил. Вот и подряжается теперь, где как выходит. - Что дальше? - Уезжать в Николаев на родину собрался. Мать давно умерла, дом оставила. Сестра недавно - квартира осталась. Если продавать - проще так отдать, цены смешные. - Работа? - Работы и там нет. Списался. Земляк в батальон зовёт, платят, говорит, хорошо.
-     Старый же. Да и убьют.
-     А мне до... Всё равно, конец один, здесь мне не жизнь. Да и стрелять я не буду. Сапёром в Черёхинском полку срочную служил.
-     Так шёл бы к Донецким.
-     На Украине платят больше.
      Автобус затормозил на площади. Дальше пути у нас разные.

      

Навеяло предстоящим обменом на Украине.
Пленных атошников возвращают:
"Воевать за поросёнка, по любому, больше не будем".

Снимок из интернета.
      


Рецензии
Есть мужики, для которых война - работа.
Но убивать своих?

Кимма   29.05.2018 16:40     Заявить о нарушении
А кто ему свои?
Те и те Чужие.

Василий Овчинников   29.05.2018 16:45   Заявить о нарушении
Со стороны Украины - американцы.

Кимма   29.05.2018 16:53   Заявить о нарушении
Три дня назад при обстреле погибла девушка 15 лет.
И вот они, укры..
Дискуссию о том, стоило ли давать в эфир мнение о виновности ВСУ, начал журналист Вахтанг Кипиани.

«Посмотрел сюжет ТСН об убитой девушке из Торецка. Ее мама (на самом деле бабушка — ред.) не сомневается, что стреляли … Вооруженные Силы Украины. Я более трех лет работал редактором ТСН. И, если бы вчера пришлось готовить материал к эфиру, то, не колеблясь, вырезал бы из слов матери это дебильное ватное утверждение о том, что стреляли „свои”.

Это не цензура, а гигиена и элемент национальной безопасности. Нельзя давать в эфир, который смотрят миллионы людей, подобную полную ерунду, кто бы ее ни сказал», — пишет Кипиани в Facebook.
Источник: http://rusvesna.su/news/1527597482

Кимма   29.05.2018 17:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.