Хабаровск, город-радуга. 14 глава. Не поле перейти

Хабаровск - город, со всех сторон окружённый изумительными сопками, ранее неизвестный, знакомый только по прочитанным книгам, Розу Николаеву очаровал. Город - радуга: розовый от восхода солнца, зелёный от пышной растительности. На клумбах пестрят красные, белые, фиолетовые цветы. Сопки, которых девушка видит впервые, дома, деревья, автобусы, трамвай с первыми пассажирами - всё в густом, сказочно-синем тумане.

Поезд «Москва - Владивосток» остановился прямо напротив высокого памятника учёному, первооткрывателю-географу Ерофею Хабарову. Несмотря на раннее летнее утро, железнодорожный вокзал многолюдный, шумный. Розу ничуть не утомила долгая, недельная дорога через всю страну, от широкой красавицы Волги до величавого батюшки Амура. Это точно: «широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек». Обь, Енисей, Лена, Амур - самые крупные реки Сибири. Загадочное озеро Байкал. Проезжая его, каждый путешественник испытывает особое, трепетное чувство. В три часа утра оно неподвижно застыло. Пассажиры с банками, небольшими вёдрами вышли из вагонов остановившегося ненадолго на берегу озера поезда, побежали за холодной и очень вкусной байкальской водой, чтобы запастись ею до конца пути.

Девушку провожают пара молодожёнов Таран Алексей и Алёна, соседи по купе вагона.

-    Ой, Роза, кажется, тебя никто не встречает. Вещей у тебя немного, книги вот тяжёлые. За пятнадцать минут, пока поезд стоит, мы тебя успеем посадить на такси. Адрес наш у тебя есть, - говорит Алексей Таран, будущий капитан дальнего плавания, выпускник Дальневосточного Высшего военно-морского училища.

-    Роза, если что, приезжай к нам. Женихов у нас, в Находке, хоть пруд пруди. Найдём самого, самого, - приглашает Алёна. Неделю ехали с тобой вместе, словно стали сёстрами.

-    Ждём тебя к нам! - прощаются Тараны.

В последнем письме Гасим Диастинов, приглашая Розу в Хабаровск, указал адрес, где Розе остановиться. Не воинская часть, а частный дом семьи удэгейки Валентины Александровны Кляузинга и китайца Ивана Чжан. Роза Николаева привыкла к неожиданностям, возникшим проблемам, трудностям, которые не раз она преодолевала. Думала, решала, как на шахматной доске переставляла фигуры. Упёртость характера ей не мешала, наоборот, помогала. Не стала отчаиваться, познакомилась с замечательной семьёй Чжан и Кляузинга, их дочкой Ларисой, пятнадцатилетней девятиклассницей-красавицей. На следующее же утро ученица повела Розу в свою школу, хотя в июле месяце все учителя и администрация школы находятся в отпуске. К счастью, директор школы был на месте - занимался капитальным ремонтом. Ему молодая учительница русского языка и литературы сразу понравилась.

-    Подвела четвёрка на госэкзамене? Жаль - не с отличием. Такое бывает, ничего. Характеристика прекрасная, добро пожаловать в нашу Кантонскую среднюю школу пятнадцатого августа. Недолго, отдохните недельки три, приходите к нам работать учителем русского языка и литературы в девятые классы, а там посмотрим. «Мне бы устроиться в детский дом, - подумала девушка, - сама по Хабаровску похожу, поищу. Лучше в детдом».

В интернациональной семье (Иван Чжан был в командировке) Розе нравились все и всё: хозяева, огород с овощами, крепкий дом с небольшими комнатами, крашеные полы без половиков и ковров. Две девушки брали коромысла и с удовольствием таскали воду из колодца за километр. Пололи, поливали, рыхлили почву, окучивали овощи. Валентина Александровна девочек учила варить борщ, печь пироги и блины, хотя у Розы был кое-какой опыт детдомовской кухни.

-    Твой Гасим, - делится Валентина Александровна, - он не один, с другом, всё они вместе. Как получили телеграмму из Свердловска, что ты выехала пятнадцатого июля, так целую неделю встречали тебя, все поезда пропускали. Куда подевались, может, какая-то срочная командировка - ума не приложу. Четвёртый день их нет. А ты не переживай!

-    Нет, Валентина Александровна. Я сама свою жизнь буду устраивать. Откуда к вам они ездят?

-    Они в центре Хабаровска сняли квартиру, раньше жили в казарме воинской части. Ничего не рассказывают. К нам приезжают только вечером. Видно, часто заглядывают в ресторан, потому что от моих угощений отказываются. Работают где, служат - молчат. Ой, девчонки, - прервала беседу Валентина Александровна, -в окно посмотрите - женихи идут. Оба парня в белоснежной рубашке, выглаженных чёрных брюках. А какие у них волосы-шевелюры! Красавцы! Ничего не скажешь.

Действительно, два красавца входят в дом. Поздоровавшись, прошли вперёд, поставили на стол бутылку дорогого красного вина.

-    А закуска у нас найдётся, - хозяйка гостей пригласила к столу.

-    Мы не думали, что здесь застанем Розу. И сегодня, и вчера, позавчера были на вокзале - нет Розы, - рассказывает Миша Шевченко, высокий, с вьющимися русыми волосами, с лёгким прищуром, с прибалтийскими чертами лица парень.

-    Да она приехала три дня назад. Ничего, мы её хорошо приняли - дивчина что надо! Нигде не пропадёт! - резковато ответила хозяйка. - Она умеет ждать, есть умная голова и умелые руки.

Парни не стали оправдываться. Они, заметив перед крыльцом пустые вёдра с коромыслом, их подняли, взяли в руки и зашагали в сторону колодца.

-    Роза, есть у них и девочки, и женщины, не отчаивайся, не волнуйся! - советует Валентина. - Ты лучше их, у тебя образование, красота. Вон какая! Наш парень на тебя положил глаз, вчера он сам мне об этом сказал. Приглянулась ты ему.

-    Никого мне пока не надо, после института буду работать, а то «гол как сокол», ничего у меня нет: ни нарядов, ни одежды, посуды, ни жилья. Ничего, ничего!

-    Здорова, молода, красива. Что ещё надо? Всё остальное приложится.

-    Роза, работать в нашу школу пойдёшь, купишь и платья, и пальто - всё, всё! - хохочет Лариса.

-    Верно, доченька! - успела сказать Валентина - перед воротами появились Гасим и Миша. - Ой, Миши, тяжело же, а что без коромысла?

-    Без коромысла удобнее, вёдра качаются, всю воду выплескали, пришлось ещё идти к колодцу, - рассказывает Миша Шевченко.

-    Валентина Александровна, почему Миши? - спросила Роза.

-    Меня здесь так зовут все: и в воинской части, и друзья. Мер-гасим - Миша, значит, так решили по-русски, - объяснил Диасти-нов.

-    Два Миши, Михаила, - добавила Валентина Александровна, - а я иногда Мергасимом зову, мой Чжан так его величает.

Роза и Гасим, детдомовские друзья, оставили собеседников, извинившись, уединились, сели на брёвнышко у забора под ветвистым деревом за домом. Им было, о чём говорить. Девушка сразу спросила, чем два друга занимаются, каковы планы на будущее. Гасим сначала поздоровался, стеснительно обнял девушку, прижал её к себе, впервые в жизни поцеловал её - так сидели бы вечно, час, два, три..., если бы им не помешал Миша Шевченко.

-    Миша, нам пора, поздно уже, я вызвал такси.

Жизнь у молодых складывалась трудно: не всё сразу получалось, у обоих не было опыта, не хватало терпения, выдержки. Чаще срывалась Роза, показывая свой взрывной характер. Гасим успокаивал её, но не всегда с ней соглашался. Он не захотел, чтобы Роза работала в Кантонской средней школе без предоставления жилплощади. Все трое продолжали жить в той же съёмной квартире в центре Хабаровска. Миша Шевченко не уходил, не находил удобного жилья. Розе приходилось каждый день после парней убираться, мыть полы, стирать вещи обоих, варить, готовить на троих. Не хватало денег. Миши оставили место службы, оба удачно перевелись на работу авиамеханиками в Хабаровский аэропорт, что расположен совсем недалеко от частной квартиры тройки.

Середина августа месяца. «Скоро начало учебного года, а я между небом и землёй», - думает Роза, съездила к Валентине Александровне, поговорила с ней. По совету женщины обошла все детские дома и школы Хабаровска, но без городской прописки и жилплощади никуда, кроме детской комнаты милиции да Известковой колонии для несовершеннолетних мальчиков, что находится недалеко от Хабаровска, её на работу не брали. Вечером решила посоветоваться с Гасимом:

-    Как ты смотришь, если поедем в Известковую, там я нашла работу с предоставлением благоустроенной квартиры? Мне в Министерстве Внутренних дел Хабаровска сказали, что нам помогут и с переездом, и с устройством на работу или службу для тебя.

-    В Известковую? Это два часа езды отсюда. Что я там потерял?

-    Ничего не потерял. Всё на месте! - грубо ответила Роза. -Тогда я сама всё буду решать!

Всю ночь девушка не спала, думала, решала, размышляла. И ранним утром следующего дня отправилась на приём в районный отдел народного образования, в очереди оказавшись первой, попала к самому заведующему. Тот, изучив документы девушки, в том числе характеристику студентки и прохождение работы - практики, спросил:

-    Справитесь, дам направление на работу учителем русского языка, литературы и одновременно завучем в Гаровскую восьмилетнюю школу №30, тем более прослушали семинарские занятия по подготовке руководителей средней общеобразовательной школы. Гаровка-1 - это посёлок, близко от Хабаровска, туда автобусы ходят, можно пешком, от города пешком два-три километра.

-    А завучем справлюсь? Не знаю, - неуверенно ответила девушка.

-    Смелее надо! Поможем, мы же рядом. Удачи Вам, Роза Руслановна! - пожелал молодой учительнице заведующий РайОНО. -Езжайте сейчас же, директор ждёт Вас.

Директор школы - биолог, высокая, полная женщина-украинка, а муж - математик этой же школы. Евгения Георгиевна и Иван Фёдорович, оба были в школе, на рабочем месте. Новому человеку в коллективе показали его рабочий стол в учительской, а Иван Фёдорович повёл в двухкомнатную квартиру в двухэтажном кирпичном доме. Он помог учительнице тут же обставить комнату железной кроватью, которую на себе притащил математик, школьным столом и стульями. Евгения Георгиевна где-то раздобыла этажерку для книг, шкаф и тумбочку для белья.

-    Спасибо вам всем огромное! - радовалась учительница. -Мне больше ничего не надо! Я - самый счастливый на свете человек!

-    Счастливый человек, на последний автобус опоздаете, а то пешком придётся топать, - пошутила новый коллега, доброжелательная, просто хороший директор и хороший человек Евгения Георгиевна Андреева.

Уставшая, но очень довольная первым рабочим днём в чужих краях и в жизни первой своей жилплощадью, а не комнатой в общежитии, девушка из автобуса не вышла, а просто из него выпрыгнула, летела, чтобы о таком счастье рассказать всему свету: Гасиму, его другу Мишке, Маринке, хозяину дома Герасиму, вечно пьяному человеку, его жене, очень доброй женщине. Видит: в доме на полу та же грязь, неубранные постели, на столе немытая посуда, пустая кастрюля. Спросила:

-    Марина, они на работе?

-    Нет. С работы пришли, переоделись и куда-то ушли.

Роза быстренько в комнате убралась, заправила обе кровати, свою подправила, сбегала в магазин, приготовила лёгкий ужин. «Мне вставать рано, да им тоже. Завтрак готов, поставлю его в холодильник. Успею привести себя в порядок, как-никак первый педсовет на новом месте. Завтра и в личной жизни вопрос решу. Не хныкать!» - приказала себе и легла спать. Сквозь сон слышит разговор друзей:

-    Тихо, она спит. Не мешай. Давай и мы спать. Завтра на работу, - шепчет Шевченко.

-    Как-то неудобно, Миша, объясниться надо, где мы были. Поздно всё-таки.

-    В ресторане, скажешь, друга встретили? Кого ещё?

Сон вовсе пропал. Роза вскочила раньше всех, быстро оделась, с собой прихватила самые необходимые вещи, по тёмным улицам ещё незнакомого города побежала к первому автобусу. -Всё будет хорошо, уже хорошо! Вот насчёт денег стоит подумать. Хватит на такси, после работы обязательно перевезу книги, своё постельное бельё, посуду. Зачем её купила? Купила бы с первой зарплаты, - успокаивает себя Роза. - Придётся экономить на продуктах. Питаться хлебом и чаем, как в студенчестве.

Вечером, после рабочего дня, девушка поехала в Хабаровск -оба дома. В квартире чисто, везде порядок, Миша готовит ужин. Роза молча собрала в узел оставшиеся вещи, чемодан книг, по телефону хозяев вызвала такси и стала ждать его у ворот. Через полчаса она уже была у себя дома одна, совсем одна.

-    Ну что, Николаева, чего добилась своим детдомовским упрямым характером? Ответ один: ничего. Почему Гасим нерешителен? - разговаривает с собой Роза. - Почему со мной не поехал? Помог только вынести чемодан с книгами. А Шевченко, кто он такой? Почему вмешивается в личную жизнь другого? Любовь, что это такое? Может, он меня не любит. Зачем, с какой целью я здесь? Теперь мучаюсь. Точно: у Гасима есть другая, а я ему мешаю. Да, это точно! Забуду о нём. Первая моя любовь безответная. Это что, вторая? Ох, как тяжело! Неужели я невезучая? Завтра августовское совещание учителей, с утра -в Хабаровске. После совещания обязательно зайду к ним, поговорю с тётей Настей и Маринкой. Узнаю от них, что нового, живут ли ещё там. Вопросов, невыясненных, много, вон сколько! Поработаю год, а там видно будет. Конечно, на Волге лучше, там всё родное, знакомое. Напишу Розе Шабруковой, а в детдом Марии Степановне пока промолчу, не буду о Гасиме ничего писать, сама виновата. Напишу Галине Емельяновне, надо Римму найти. Обе сестры без адреса: и я, и она. Завтра же напишу и отправлю.


Рецензии
В августе 1982 года прилетела из Москвы в Хабаровск, оттуда в Ургал, на БАМ с мужем , военным врачом. Заодно и перевелась в Хабаровский педиститут. И прожили мы в этом прекрасном месте только 4 года, Перевели в Сибирь.
Уезжать не хотелось. Люблю Хабаровск и его жителей той молодой любоаью.
Прочитала историю с удовольствием и улыбкой.
Хорошо написано. С любовью.

Лариса Василевская   18.05.2018 20:56     Заявить о нарушении
Лариса,здравствуйте! СПАСИБО Вам за рецензию о замечательном городе Хабаровске! Где находится пединститут, очень хорошо знаю и помню. Вы, Лариса, прожили "в этом прекрасном месте" 4 года - мы с Гасимом - 5 лет. До сих пор жалею, что покинули Хабаровск навсегда. До встречи на Вашей странице! С большой благодарностью к Вам Роза Салах.

Роза Салах   18.05.2018 21:58   Заявить о нарушении
До встречи!взаимно!
И пусть эти встречи будут причтными.

Лариса Василевская   18.05.2018 22:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.