Новый год на табуретке

У кого-то дом, своя квартира,
Я же стала «человеком мира»…
Ветер странствий снова подхватил
И во всех задумках угодил.

Благодарна миру за доверие.
Новый год я встретила в Карелии.


Казалось бы, ничего не предвещало перемен. До Нового года оставался всего-то денечек.
Мы собрались семьей, чтобы подвести итоги уходящего, потому что наш сын уезжал в Москву проводить там праздник. За разговорами, вручением подарков вспомнились три города, бывших в нашей жизни ключевыми, три заграницы, множество поездок по городам и весям. Вот, только в ушедшем сколько всего?
И Выборг, и Псков, и Великий Новгород, и Кронштадт, и Липецк, Москва, Рязанщина, не считая открытий в Санкт-Петербурге.

Все эти воспоминания привели к тому, что встрепенули имеющийся дух авантюризма.
Перебрав несколько вариантов, остановились на Карелии. Муж по ноутбуку быстренько нашел отель «Петр» с помощью «букинга» и забронировал двухместный номер в пяти км от Петрозаводска.    

В памяти пронеслись похожие друг на друга встречи нового года с красивым и вкусным столом, с друзьями и родными, с телевизором, теплом и уютом.
И возникла шальная мысль – довериться миру,  попробовать иначе, бросить вызов судьбе.

Поэтому, посреди ночи, наспех собрав вещи, оставив умытую квартиру и холодильник, заполненный продуктами к празднику, мы вдвоем отправились навстречу неизведанному.

Позади Питер, машина вырулила на Мурманское шоссе. И первое удивление – дорога была и пустынной и темной. Ее обрамляли фонари, но они не горели. В этой черноте мироздания, подсвечивая себе фарами, мы мчались вперед.

Настроение не укладывалось ни в какие эпитеты. Предвкушение будоражило.

А вот и  подарок. Впервые за множество последних лет, я увидела занимающуюся зарю. На краешке неба возникло неясное розоватое перышко – «полосочка ничейной тишины».

Потихоньку светало, но современные трассы проложены так, что на пути практически не встречались населенные пункты, кемпинги, заправки. Зато множество указателей дразнило своими  названиями и стрелками.

Не могу не отметить «удобства» под елочкой. Это такой бодрячок!

Миновали Лодейное поле, о котором и читала, и слышала, и фотографии видела.

Въезжаем в Карелию, остановка у стелы.

Кое что из съестного упаковано в багажник для новогоднего вечера, там холоднее.  В салоне же только термос с кофе. Надеемся на понимание мира. Позади уже пять часов пути, хотелось бы и перекусить чем-нибудь горячим.

На всем протяжении пути дороги мокрые, снег островками на обочинах. Но в Карелии удивительно седые деревья. Обычно, хвойники сбрасывают снег, или хранят его в виде «шапок» на плотных ветках. А здесь, казалось, каждая хвоинка облепилась снежинками, и эта зимняя седина вызывает смутные аналогии.

И вот первая придорожная кафешка. Останавливаемся. Лицезреем большой амбарный, навесной замок.
Как сказал  бы наш ироничный сын: «Понятно! Прощаемся!»
Едем дальше.  Дымок над еще одним кафе. Паркуемся. Я гадаю: «Чем же угостит нас Карелия?»
Поехав четыреста км,  в ожидании невиданных чудес, мы утоляем свой голод чебуреком с кофе. Иного дано не было.

А дальше было так много указателей на озера, все их названия перепутались в голове.

Красота природы завораживала. Но снежность была невеликой.

Наш отель «Петр» оказался перед въездом в Петрозаводск. Компактное, трехэтажное, желтенькое здание. Оформившись у администратора, пошли осматривать номер на втором этаже.

Как красивы были картинки в интернете, так маняще описание этого отеля.
Открыв дверь в «свой» номер, мы подрастерялись.
Впечатления от увиденного не займет много времени: небольшая узкая комнатка, две кровати через неширокий проход, в углу крошечный, старый телевизор, в  уголке единственная табуретка и крючки для одежды. И санузел.
Мне показалось, что наша съемная квартира в Питере не так уж и плоха.
Муж тоже был слегка обескуражен. Оставив вещи, мы тут же направились в Петрозаводск.

Первым делом на набережную Онежского озера. Во всем городе, при мокрых дорогах, на  тротуарах, дорожках и на самой набережной – «гольный» лед. Муж тут же навернулся. Я шла мелкими шажками японки. Озеро не было замерзшим, удивительного оттенка вода зачаровывала. У берега плавали уточки, над ними кружили чайки. По льду набережной прогуливалось не так уж мало народа. На всем протяжении береговой линии – скульптуры авангардного направления. Но я искала одну. И мы вышли на нее.

 «Стальная скульптура «Рыбаки», подаренная Петрозаводску американским городом Дулутом штата Миннесота, в свое время открыла оригинальный музей под открытым небом. Сложно сразу понять, какая идея пришла в голову автору монумента, талантливому скульптору Рафаэлю Консуэгра, и легла в основу этой композиции.
Скульптура составлена из металлических трубок, образующих тела двух рыбаков, которые закидывают сеть прямо в Онежское озеро. Последняя развевается на ветру будто бы в унисон с игривыми волнами Онего».

В этот новогодний день не было времени на посещение музеев, поэтому мы просто поездили по городу Петрозаводску, внимательно вглядываясь во все, что открывалось взору. Но не посетить магазинчик сувениров карельских мастеров, я не могла, понимая, что через воплощение их творчества, многое  откроется о Карелии. На сувениры и подарки, на добрую память, были приобретены  корзинки из карельской сосны, расписные декоративные досочки, подставка из можжевельника, магниты с видами Карелии. А сколько еще чудесного там было?!

Поздний обед в чудесном кафе, где маленькие круглые столики предполагали только двоих  гостей. Приятное обслуживание, гравюры по стенам, скатерти, новогодние букетики, мерцание огоньков.

Незаметно и стемнело. Теперь мы могли видеть в окно машины только огни вечернего города. Пора было продвигаться к месту дислокации. 

Поняв, что в номере нет ни холодильника, ни стола, мы выдвинули из угла табуретку, поставив ее между двумя кроватями. И включили маленький телевизор. Наш «стол» был весьма аскетичным, угощение уместилось на двух тарелочках.

Муж откупорил коньяк, я пила чай без сахара. После чудесного кафе есть совсем не хотелось. С большим удовольствием, не подходящая к телевизору уже целых три года, посмотрела фильм «Укрощение строптивого» с Челентано. Мужу постоянно приходили сообщения на смартфон, который почти беспрерывно «пиликал». И он всем радостно сообщал, что мы в Карелии.

Курение в отеле строго запрещено, и карается штрафом в три тысячи. Поэтому курильщик периодически выходил на улицу. В один из таких променадов, он вернулся не один.
В номер жизнерадостно вбежал карельский котик-холерик. Он бурно побегал по кроватям, запрыгнул на высокий подоконник, пытался лапой угоститься с табуретки.
Но ему накрыли на полу, на крышке от контейнера. Аппетит у кота был отменный. Мало того, что он «подмел» все угощение, он еще проявил интерес к бутылке коньяка,  стоявшей на полу, многократно ее обнюхивая.
- Хочешь, налью, - благодушно шутил муж.
А потом взял его на руки, почесал за ушками, погладил по головке и по спинке, Кот притих, размяк, пригрелся и «включил свой урчащий моторчик». Это была идиллия.
- Посмотри, это кот или кошка,- попросила я, наученная предыдущим «опытом».   
- Да какая разница.
- А ты кого больше любишь, собак или кошек?
- Я всю живность люблю.

Вот так втроем мы и встретили Новый год на табуретке.

Утром нового дня наступившего года я проснулась в шесть утра с ясной головой и легкостью в желудке. Погуляла вокруг гостиницы, вдыхая чудесный карельский воздух.
Нам был предложен горячий завтрак, входящий в стоимость проживания.
В столовой отеля мы оказались вдвоем. Все три этажа заведения пустовали.
Администратор пояснила, что отсутствие снега всех остановило. Катание на хаски, лыжи, водопады в период оттепели не привлекают любителей  зимнего отдыха.

Так что постояльцами "Петра" в эту новогоднюю ночь оказались только два приду…, то бишь, человека мира.

А потом -  дорога домой. Все, что случилось с нами в эту поездку, было особенным.
Вернувшись, я посмотрела почту от друзей, фотографии красивых, праздничных столов, нарядных людей.  Порадовалась тем, кто соблюдал традиции.   
Но тихим светом легла на сердце наша авантюра.

"Долго будет Карелия сниться
Будут сниться с этих пор
Остроконечных елей ресницы
Над голубыми глазами озер.."



Коллаж из фото автора. 


Рецензии
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.