Жена банкира

          Жила-была красивая добрая девушка. Только для полного счастья этих качеств недостаточно, потому стоит добавить, что и счастье не обошло её стороной. Алину любили и лелеяли родители, она росла, не зная нужды. Закончив с отличием сначала школу, а после ВУЗ, по направлению устроилась инженером-экономистом на «почтовый ящик» в одном большом уральском городе. И так случилось, что в самый первый рабочий день она влюбилась в своего начальника. История, конечно, не новая и даже банальная, но если учесть, что вся наша жизнь состоит из череды банальностей, то остаётся только оценить, насколько серьёзен случившийся эпизод в человеческой судьбе, запал ли он в душу, тронул ли сердце или просто «в гости зашёл».

          Роман Семёнович слыл мужчиной любвеобильным, и таких «Алин» в его жизни было немало. Но именно эта задела мужское самолюбие своей независимостью, серьёзным отношением ко всему, что делала, и лёгким прищуром серых насмешливых глаз, в которых читалось: давайте без «военных песен», пожалуйста.  И сразу, как она появилась в его жизни, он перестал фривольничать с другими дамами, видимо, желая предстать перед  новой пассией только с лучшей стороны. Слыша шушуканье коллег по работе о многочисленных адюльтерах начальника, Алина оценила перемену в его настроении, догадавшись о причине…

          Свой первый новогодний праздник в новом коллективе, девушка ждала как когда-то утренника в детском саду. Ей было двадцать четыре года, ему тридцать восемь; она свободна, он человек семейный, к тому же партийный, а значит: «гулять» по-тихому - сколько угодно, а развестись – как жена родная глянет! Можно и с должности слететь…

          Для отвода глаз в этот праздничный вечер Роман Семёнович танцевал со всеми сослуживицами поочередно, с нетерпением ожидая танца с Алиной. И дождался с замиранием сердца…

          - Я рад вашему приходу ко мне в отдел, - начал он разговор вполне  официальной фразой.
          - Взаимно, - с неизменной усмешкой, правда, не характерной для деловой беседы, ответила девушка.
          - Как у нас работается?
          - Мне нравится.
          - Вы сегодня необыкновенно прелестны, - Роман Семёнович принялся обкатывать неизменный арсенал заготовок обольщения сотрудниц.
          - Спасибо,  – его опять удостоили односложным ответом.
          - Алина, расслабьтесь.  Нужно уметь не только хорошо работать, но и хорошо отдыхать.
          - Я способная. Я научусь, - улыбнулась девушка.
          - Вот и славно. Одна сегодня не уходите. Я провожу.
          - Жена не будет ругаться, если придёте поздно?
          - Не будет, - Роман Семёнович воспринял вопрос Алины, как намёк на продолжение романтического вечера и его сердце приятно заныло.
          - Хорошо. Одна не уйду…

          Они шли пешком по вечернему городу и почти не разговаривали. Ей было радостно, что под руку с ней идёт интересный мужчина, у которого блестят глаза, явно ждущие ответного блеска глаз новой подруги. Она прекрасно понимала: у этого ловеласа таких прогулок было множество, и глаза его блестят не впервые. Но ей очень нравился именно он, похожий на снежного барса, любоваться которым лучше издалека, а если приблизиться, то можно стать его долгожданным обедом.

          Перед входом в общежитие, где она жила, они остановились.

          - Что-то я замёрз, - сказал Роман Семёнович, нарочно поёживаясь.
          - А вы попрыгайте, - засмеялась Алина.
          - Похоже, меня не поняли, - он повернул девушку лицом к себе.
          - Поняли, поняли! Но греться вместе мы сегодня не будем.   
          - Почему?
          - А вдруг вы как та лисичка со скалочкой? Сначала: «… сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, скалочку под печку», а после курочку запросите.
          - Запросил бы! Да видно  курочка пока не готова.
          - Угадали…
          - Я не тороплю. Только знай, девочка! Ты мне очень нравишься. Очень! Понимаешь?
          - Понимаю, - ответила она и замолчала. Открыто признаваться в своём чувстве Алина не стала, поскольку пока видела в нём больше начальника, чем любимого мужчину.
          - Тогда попрощаемся, - погрустнел Роман Семёнович и легонько коснулся губами румяной щёчки хорошенькой сотрудницы.

          Весь праздник она провела в мечтах, распаляя своё воображение насчёт дальнейших встреч, и ругая себя за сдержанность в предновогоднюю ночь. Вдруг он обиделся на «курочку» и больше ничего подобного с ней не произойдёт? Начиталась романов и ждёт чего-то необыкновенное, а в жизни оказывается всё просто: кругом петухи да курочки.

          Сразу после праздника начальник на работу не вышел, потому что случилось страшное… Пока парочка, млея друг от друга, прогуливалась после вечеринки, жена Романа Семёновича, сбитая самосвалом, лежала распластанная на дороге, а вокруг неё валялись рассыпанные мандарины.

          В отделе стояла тишина и сослуживцы, которые не пошли на похороны, ждали начальника с замиранием сердца, от души ему сочувствуя. Что касается Алины, то она ощущала себя виновницей произошедшего, будто сама подтолкнула незнакомую женщину под тот самосвал.
 
***

          Прошло несколько месяцев…

          Как-то перед окончанием рабочего дня Роман Семёнович подошёл к Алине и по-дружески спросил:

          - Алина, вы борщ варить умеете?
          - Конечно! – она почти не удивилась его вопросу.
          - Научите? Наташка скучает по домашней еде. А у меня с готовкой не получается.
          - Хорошо. Когда прийти? - она ответила так же просто и даже не застеснялась.
          - Завтра выходной. Вот и приходите.

          Десятилетняя дочь Романа Семёновича приняла Алину вполне радушно. Они вместе сварили борщ, заглядывая в толстую книгу под названием «Всё о еде». Но Алина прекрасно понимала: вопрос начальника о борще был чисто символический, его не волновали её кулинарные способности, а волновала она сама. Все эти месяцы девушка ловила на себе его тёплые взгляды, но не решалась ответить взаимностью, понимая, что случай-то особый… Рядом находились коллеги, которые постоянно вспоминали погибшую жену босса, гадая как скоро он о ней забудет и начнёт новую жизнь

          Роман Семёнович успокоил их очень просто: он уволил Алину и перевёз её вещи из общежития к себе домой. А ещё через полгода они расписались.

          Отношения с Наташей у Алины складывались на удивление легко. Она не пыталась стать девочке матерью и не видела в ней падчерицу. Из-за небольшой  разницы в возрасте обе ощущали себя скорее сёстрами. Алина не мучила ребёнка нравоучениями, и пока Роман Семёнович работал, девчонки вместе занимались домашним хозяйством, болтали, читали, с нетерпением ожидая вечером – одна отца, другая мужа. И даже, когда через год у Алины родилась собственная дочь, Наташа не злилась, не исходила на ревность несмотря на то, что внимания теперь получала значительно  меньше.

          По выходным дням их дружную семью можно было видеть гуляющими в парке. Роман Семёнович выглядел очень счастливым: он катил коляску с маленькой Лерочкой, под руку с ним шла молодая красивая жена, а рядом - симпатичная девочка-подросток…

***

          Время шло, менялась жизнь, росли и взрослели дети…

          Наташа, окончив школу, поступила в московский пединститут, хотя такой же был в их городе. Она полюбила Алину и никогда с ней не конфликтовала, но институт выбрала подальше от дома, поскольку хотела большей самостоятельности, а ещё с каждым годом ей всё меньше нравилась обстановка в семье. Отец по-прежнему был нежен с Алиной, но вот Лерочка… Девчонку избаловали сызмальства, любая прихоть маленькой вредины исполнялась тут же, иначе квартира оглашалась жутким рёвом. Роман Семёнович был достаточно взрослым папой и, начитавшись новых книг о педагогике, появившихся во времена перестройки в свободной продаже, считал, что детям позволительно всё. Лерочка росла очень развитым ребёнком: много читала, любила математику, занималась спортом, танцами, участвовала в школьных олимпиадах, но к родителям относилась, как к банковской ячейке.

          Однажды Алина обратилась к ней с просьбой:

          - Дочь! Наташа уехала и живёт далеко, а мне нужна помощь. Скоро праздник и я не справляюсь с делами по дому.
          - Посуду мыть не буду, даже не проси, - сразу предупредила Лерочка.
          - Хорошо, посуду вымою сама. А полить цветы и вытереть пыль сможешь?
          - Мам, полить пыль и вытереть цветы тоже не моя стихия. Я же обязательно что-нибудь разобью или переверну, - отшутилась младшенькая.
          - Я и забыла, что у тебя вместо правой руки - левая, а вместо левой - правая,  - усмехнулась Алина и больше с просьбами о помощи к дочери не обращалась. Может домашняя работа действительно не её стихия? Ведь отличница! Но, вспомнив Наташу, удивилась, насколько с той было легко и просто.
 
          В тринадцать лет Лерочка влюбилась в старшеклассника и опять Алина сравнила подобную ситуацию с Наташей, когда они вместе выбирали платье для первого свидания и серьёзно рассуждали, стоит ли красить ресницы. А о том, что родная дочь встречается с мальчиком, Алина узнала от «доброй» соседки, живущей на первом этаже, описавшей в красках страстные поцелуи юных любовников средь бела дня, обнимающихся на лавочке у подъезда. Слышать подобное было неприятно. Алина не могла понять, что же не так она делала, и почему между ней и родной дочерью нет понимания и душевного тепла? Муж от этих вопросов только отмахивался, считая Лерочку девочкой умной, которая ничего плохого не допустит.

***

          Девяностые годы прошли для семьи Алины без особых материальных и моральных  потерь. Имея экономическое образование и немалый стаж работы, Роман Семёнович смог устроиться на должность генерального директора банка и очень скоро купил большую квартиру в центре города. Алина занималась обустройством дома, Лерочка собиралась поступать в университет, а Наташа жила в Москве, выйдя там замуж, и уже растила сына. Казалось бы, всё замечательно и лучшего не надо: все здоровы, благополучны, но на душе Алины было нерадостно. Любви супруга ей было мало, а с дочерью по-прежнему отношения не складывались. Почему? Понять не могла. Две абсолютно чужие по духу женщины жили на одной благоустроенной территории и почти никогда между собой не разговаривали.

          Отучившись в университете, Лерочка вышла замуж за бизнесмена и ушла из родительского дома. Алина перестала её видеть вовсе. Дочь не звонила, не приходила, только иногда поздравляла отца с матерью с праздниками. И даже рождённого сына ни разу не привела в гости к бабушке и дедушке. Сама же встречала родителей в своём доме неприветливо, будто чужих.

          Алина быстро постарела, и желание выглядеть достойно у неё пропало. Порой Роман Семёнович заставал жену дома в старом халате и непричёсанной. И это при его доходах?

          - Съезди куда-нибудь, посмотри мир, не куксись, - уговаривал он её, пытаясь вернуть себе прежнюю Алину.
          - Не хочется. Зачем мне чужой мир, если я не нужна родной дочери.
          - Ты не одна. У тебя есть я. А насчёт Лерочки не думай и себя не вини. Она счастлива. Ведь натуру и характер переделать - не получиться. По работе мне часто приходится встречаться с разными людьми: с одним человеком сходишься сразу, а к другому при всём желании не пробиться. Он так и останется для тебя чужим и непонятным: хорошо, если не врагом.
          - Ты постоянно занят, а я...
          - Помогай сиротам.
          - У меня свои внуки есть.
          - Тогда напомни им о себе.
          - Я не привыкла напрашиваться на любовь.
          - Дорогая моя! Пора уже становиться мудрее.         
          - Ты сам-то меня ещё любишь?
          - Люблю. Только… Ты же знаешь, что мужчина по своей сути завоеватель. Тебя же завоёвывать мне уже не нужно. А жаль...
          - Называется: добил, - сдерживая слёзы, прошептала она и уселась за комп складывать очередной пасьянс. К играм она пристрастилась давно, они отвлекали от реальной действительности, а когда ей удавалось обыграть умную машину, то искренне радовалась не зря прожитому дню.

          Потихоньку от жены Роман Семёнович позвонил старшей дочери, рассказал о настроении Алины и попросил приехать. Наташа отнеслась к его просьбе  серьёзно, взяла на работе отгулы и тут же примчалась в родной город. На вокзале её встречал отец, и это было вполне естественно. Удивило другое… Подойдя к машине, она увидела на водительском месте молодую длинноволосую красотку.

          - Познакомься, это мой шофёр, - открыв дверь автомобиля, представил её отец, – зовут Женя.

          Наташа в ответ кивнула, улыбнулась, но уловила в их мимолётном взгляде друг на друга многозначительность и тайну. О своих наблюдениях она ничего никому не сказала, но отметила: несмотря на возраст, отец выглядел замечательно - высокий подтянутый седой интересный мужчина, к тому же банкир. И Женя своим внешним видом только оттеняла его достоинства...
 
***

          Алина Наташе тоже не понравилась. «Неужели эта жалкая, с заплаканными глазами женщина бывшая насмешница и красавица? – думала  она. -  Вернуть бы её к настоящей полноценной жизни. Только теперь ещё Женя…»

          - Наша Лерочка всегда жила обособленно, - выслушав жалобы Алины на родную дочь, сказала Наташа. - Но, если она не хочет общаться с тобой как матерью, пусть общается как с женой банкира. Муж её человек богатый и вероятно они тусуются в обществе себе подобных. Вот и ты… Приоденься, как того требует этикет, и приди вместе с отцом на такую тусовку. Посмотришь, она оценит.
          - Не знаю, может ты и права, - Алина задумалась и неожиданно предложила,  – давай навестим твою маму. Она ведь любила тебя и в ту далёкую предновогоднюю ночь очень спешила домой, чтобы порадовать дочку мандаринами, которые в конце рабочего дня ей оставила знакомая продавщица из центрального гастронома.   
          - Спасибо тебе за всё, - у Наташи дрогнул голос. – Мы обязательно это сделаем все вместе. А сейчас будем чистить пёрышки, и наводить красоту. Скоро отец с работы придёт, а он любит дам ухоженных и весёлых.
          - Кто же их не любит? Но соглашусь! Пёрышки нам курочкам нужно чистить регулярно, -  Алина улыбнулась, вспомнив давнишний разговор с Романом Семёновичем, когда-то работавшим начальником экономического отдела на "почтовом ящике".
          - Вот такая ты мне нравишься больше, - улыбнувшись в ответ, сказала Наташа, сжала кулачок и выставила вперёд большой палец…

***
 
          Наташа уехала... Алина осталась, но ничего в её жизни не изменилось. А скоро случилось то, чего она боялась больше всего! Даже больше нелюбви дочери. Роман Семёнович умер от внезапной остановки сердца. И для неё наступило полное одиночество. Потратив сбережения мужа на достойные похороны и памятник, она осталась без средств. Хотела продать свою большую квартиру, купить меньшую и жить на деньги вырученные от продажи, но неожиданно против этого решения выступила Лерочка.

          - Эта квартира и моя тоже. Я бы не хотела её потерять, - объявила она.
          - Тогда купи мне обычную "однушку", а эту забери себе, - предложила Алина.
          - У нас в семье свободных денег нет. Они все в деле.
          - И что делать? Мне до пенсии ещё несколько лет... Да и стаж мизерный.
          - Иди работай! Ты же не старушка, - усмехнулась дочка.
          - Спасибо! Я прислушаюсь к твоему совету, - грустно ответила Алина.

          И вскоре жильцы одного элитного дома в центре города заметили новую уборщицу, которая очень старательно намывала полы в подъездах. Это была их соседка - жена Романа Семёновича, при жизни занимающего должность генерального директора банка.   

 


Рецензии
Тяжело, конечно, читать такое, нельзя так с мамой, но увы, увы, увы,чёрствые дети встречаются(((
И если когда это всё к "дочери" вернётся, то пусть и не удивляется...
Хотя маме и не легче от этого...

Вам спасибо, только хорошего в наступившем году!..

Зайнал Сулейманов   14.01.2018 10:44     Заявить о нарушении
Взаимно, Зайнал!
И спасибо!

Светлана Рассказова   15.01.2018 09:45   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.