Качели для Лизы и Маркизы

       Любимым развлечением двух подружек черепашек Лизы и Маркизы были качели и карусели. Лизе больше нравились качели, а Маркизе карусели. Иногда они менялись. И тогда наоборот – Лиза была без ума от каруселей, а Маркиза – от качелей.
       Но, ни того, ни другого на Волшебном острове не было – ни качелей, ни каруселей.
       Отправились черепашки к мартышке Сьюзи.
       - Ты волшебница, - говорит ей Лиза. - Наколдуй нам качели. Мечтаю целыми днями качаться на качелях.
       - Заодно наколдуй и карусели, - просит Маркиза. – Мечтаю с утра до вечера крутиться на каруселях.
       - Так и быть, - пообещала Сьюзи. – Наколдую. Только не всё сразу. Начнём с качелей. Никуда не уходите, ждите здесь.
       Но колдовать-то мартышка не умела. И обманывала, когда говорила, что она главная на Волшебном острове колдунья. И велела черепашкам «ждите здесь» только для того, чтобы они не видели, откуда на самом деле возьмутся качели.
       Отправилась мартышка на опушку джунглей. Но и мастерить качели она тоже толком не умела. Худо-бедно привязала обезьянка тонкими лианами к свисающей с дерева полукольцом толстой лиане дощечку. И будто и в самом деле наколдовала качели, вернулась к черепашкам рассказать, где они висят.
       Поспешили радостные Лиза и Маркиза черепашьим шагом к опушке. Вскарабкалась Лиза на дощечку, уселась поудобней и крепко взялась лапками за лиану по бокам от качелей. А Маркиза начала раскачивать её, всё выше и выше.
Но высоко у черепашек не получилось – худо-бедно привязанная мартышкой дощечка, выскользнула из-под Лизы, и она свалилась на землю.
       Сильно она не стукнулась – уберёг твёрдый панцирь и мягкая трава. И так продолжалось несколько раз – Лиза залезала, Маркиза раскачивала, худо-бедно привязанная дощечка выскальзывала из-под неё, и черепашка падала в траву.
       В конце концов, Маркиза говорит Лизе:
       - Ты слабо цепляешься лапками за лиану. Давай я покажу, как надо держаться.
       Вскарабкалась Маркиза на дощечку, уселась поудобней, крепко-крепко ухватилась лапками за лиану, и Лиза стала раскачивать её всё выше и выше. Но высоко снова не вышло – опять худо-бедно привязанная дощечка кувырнулась и под Маркизой, и она тоже свалилась в траву.
       - А давай попробуем качаться вместе. Будем крепко держаться друг за друга и не упадём, - предложила Лиза. - Раскачиваться надо так - когда качели уходят назад, подожмём ноги под себя, а когда качели пойдут вперёд, вытянем их тоже вперёд и отклонимся совсем-совсем назад.
       Забрались черепашки на дощечку, устроились половчее и стали раскачиваться, держась одной лапкой за лиану, а другой крепко обнимая подругу. Но высоко раскачаться опять не смогли – худо-бедно привязанная дощечка опять кувырнулась и под двумя черепашками тоже, и они свалились в траву. Лиза упала вниз животом, а Маркиза на спину.
       Падать подружкам было не больно. Их подстерегала другая опасность – свалившаяся на спину черепашка, сама уже не может перевернуться на живот и встать на ноги. Кто-то ей должен помочь. На этот раз Маркизу выручила Лиза. И подруги снова стали залезать на дощечку, раскачиваться, падать в траву и помогать друг другу вставать, если кому-то из них вдруг требовалось, перевернуться на живот. Но всё это, конечно же, закончилось очень плачевно – обе черепашки свалились на спину, и помочь им было уже некому.
       - Что же мы теперь будем делать? – лёжа под качелями, спросила Лиза.
       - Теперь не знаю. – Маркиза дрыгнула лапками, пробуя перевернуться на живот, но у неё ничего не вышло. – Давай звать на помощь, - предложила она.
       Стали подруги по очереди и вместе кричать:
       - Помогите! Хоть кто-нибудь!
       Но никого поблизости не было, а голоса у черепашек слабые, писклявые и разносятся недалеко. Лиза и Маркиза даже охрипли, но никто их так и не услышал.
       И тут подкралась новая беда – горячее солнце. Черепашкам стало очень жарко в их крепких домиках.
       - Я сейчас задохнусь, - пожаловалась Лиза.
       - А я не только задохнусь, но ещё и получу солнечный удар, - тоже пожаловалась Маркиза.
       - Пока мы обе не потеряли сознание, надо что-то придумать, - предложила Лиза.
       И черепашки стали придумывать.
       - Как это мы забыли? – вдруг хлопнула себя по лбу Маркиза. – Мы ведь лежим на Волшебном острове! Давай попросим его, чтобы наш крик о помощи услышал кто-то из наших друзей.
       - Правильно! – тоже хлопнула себя по лбу Лиза. – Давай попросим, чтобы услышал львёнок Лео. Он верный друг, к тому же быстрый, не то, что мы, черепахи. Он прибежит, оттащит нас по очереди в тень и перевернёт на живот.
       - Остров, остров, ты добряк, - принялись умолять подружки. – Чтобы Лео нас услышал, сделай поскорее так.
       А львёнок в это время был далеко от них. Утром он ещё помнил о Лизе и Маркизе, потому что собирался вместе с ними лепить на берегу крепость из песка. Но нигде их не нашёл, начал строить один и забыл о подружках. Но тут, в сердце у него что-то ёкнуло – это Волшебный остров дал ему знать, что они попали в беду. Львёнок помчался к их домику, потом обежал места, где черепашки обычно играли в скакалочку, в дочки-матери или в магазин, и вдруг услышал с опушки джунглей слабый писк. Это Лиза с Маркизой из последних сил звали на помощь или его, или хоть кого-нибудь.
       Лео поспешил на писк, отыскал в траве черепашек, оттащил их в тень, перевернул на животы и побежал за бутылкой воды, чтобы напоить несчастных.
       - Спасибо, Лео, ты нас спас, - напившись, наперебой стали благодарить львёнка подружки. - И спасибо острову, он помог тебе услышать наш крик.
       - Это был не крик, а слабый писк. Вам надо было намного раньше просить остров о помощи, - упрекнул черепашек Лео. – А так получилось, что я чуть не опоздал. В следующий раз, когда попадёте в беду, сразу просите Волшебный остров наколдовать, чтобы у меня что-то ёкнуло в сердце, - посоветовал он черепашкам.
       И они пообещали, что так и поступят в следующий раз.


Рецензии