Раз, два - вдох. Раз, два - выдох

Мы стоим на плацу перед зданием казармы. Мы – это курсанты учебного подразделения ВДВ, расположенного в 40 км от Каунаса, в военном городке. Еще совсем недавно мы были сугубо гражданскими людьми: пили пиво, кадрились с девчонками на танцах, и, вообще, жили свободной жизнью в меру своих сил и возможностей. Все мы были абсолютно разными, неповторимыми в своей индивидуальности и, не только внешне, но и внутренне – по уровню образования, по воспитанию и по взглядам на жизнь. Не прошло и месяца, как нас призвали в армию, но мы уже в чем-то неуловимо похожи друг на друга: наголо стриженные, одинаково одетые в мешковатую, плохо сидящую на нас форму, в жестких негнущихся «кирзачах». Стоять на плацу холодно – температура воздуха примерно - 5 град., -7 град., а мы одеты в летнее обмундирование («хэбэшка»): гимнастерки и форменные штаны. В шинелях мы бегаем, если температура ниже -15 град.. Под гимнастеркой – кальсонная рубаха, а под форменными штанами – кальсоны с завязками на лодыжках и одной пуговицей на ширинке. Ходить в кальсонах на «гражданке» я всегда считал постыдным и унизительным, и, даже, в сильный мороз предпочитал мерзнуть, чем «позориться» в кальсонах. Сейчас, когда красоваться не перед кем, я понимаю насколько с кальсонами удобнее, в них намного теплее, и они не сбиваются в комок между ног во время бега.
Сейчас конец ноября, и на плацу еще темно. Мы пробежали уже 3-х километровый кросс, с полосой препятствий, до завтрака, а теперь готовимся совершить марш-бросок на стрельбище в 7-ми километрах от военного городка. Старшина проводит перекличку, и мы ждем, когда же она закончится, и мы, наконец-то, выдвинемся на стрельбище, чтобы согреться. В роте около ста человек, и перекличка затягивается. Наконец перекличка закончилась , и мы строимся в колонну по 4. Впереди старшина в подогнанной по фигуре, щеголеватой, ладно сидящей на нем гимнастерке и, мягких хромовых сапогах. В конце колонны – замыкающий сержант Окатьев. «Рота, напра-а-а-а-а-а-во», - растягивая слова, командует старшина. Растягивая слова, он дает нам возможность осознать команду и внутренне к ней подготовиться. «Бего-о-о-о-о-о-м, марш». Мы выбегаем за ворота военного городка и бежим по укатанной грунтовой дороге к лесу. Первые несколько сотен метров бежать легко, пока мышцы не согрелись, хоть мы и в полном боевом снаряжении – за плечами ранец с комплектом хим.защиты и неприкосновенным запасом «НЗ», через плечо - автомат АКМС и противогаз, на ремне – подсумок и штык лопата. Все это раскачивается и постоянно сползает, приходится на ходу поправлять то ранец, то противогаз, а штык лопата, с каждым шагом, бьет по бедру деревянной ручкой. Все это терпимо. Главное – не сбить дыхание. Раз, два – вдох. Раз, два – выдох. Мы бежим в ногу, стараясь сохранять ритм. Если собьешься с ноги, то или заденешь ноги впереди бегущего, или получишь по ногам от бегущего сзади. В лесу дорога хуже. Она сузилась и превратилась в неширокую тропинку, с выступающими из-под земли корнями деревьев. Бежать еще долго, а усталость дает о себе знать. Нужно стараться думать о чем-то отвлеченном, так время бежит быстрее. Недавно нам показывали учебный фильм об американских десантниках. Молодые, здоровые, накаченные парни бегут голые по пояс, в брюках цвета хаки, и в шнурованных ботинках. Они бегут размеренно, и ровно дыша. Нам труднее – мы в жестких негнущихся «кирзачах» и в полном боевом снаряжении». Задумался и споткнулся о корень сосны. Чуть не упал. Думать об о чем-то отвлеченном хорошо, но все-таки нужно смотреть под ноги, чтобы не упасть и не сбить дыхание. Раз, два – вдох. Раз, два – выдох. Кальсоны все-таки сбились в комок между ног и натирают промежность. Широко расставляешь ноги и пытаешься на ходу расправить комок руками. Останавливаться нельзя, даже если портянка сбилась в сапоге, то так и будешь бежать до конечного пункта, превозмогая боль и сбивая в кровь ноги. И все-таки главное не сбиться с дыхания. Если сбился с дыхания, начинаешь задыхаться, кружится голова, и ты теряешь скорость и начинаешь отставать. Замыкающий – сержант Окатьев толкает тебя в спину, а ты откидываешься назад на толкающую тебя руку, так бежать легче. Если и этого недостаточно, другой сержант тянет тебя за ремень. Останавливаться нельзя, и снижать скорость нельзя. Подразделение должно добежать до конечного пункта в полном составе и уложиться в установленный норматив. Если курсант упал, четыре курсанта несут его на брезентовой плащ-палатке, держа ее за четыре конца. Это унизительно и физически и морально. Можешь быть уверен, что в конце дня, в казарме тебя ждет самая грязная и унизительная работа, и «воспитательная» беседа со «старослужащими» после отбоя. Поэтому нельзя падать ни в коем случае. Держись до последнего. Раз, два – вдох. Раз, два – выдох.
Старослужащих в роте – 8 человек. Их оставили после окончания «учебки» сержантами, исходя из их командных качеств и физической подготовки. Они для нас – полубоги. Все их команды выполняются беспрекословно. На них держится дисциплина и порядок в роте. Они бегут легко, иногда переговариваясь на ходу, друг с другом. Дыхание у них ровное и глубокое. Придет время, и мы будем также привычно совершать марш-броски, а пока….. Раз, два – вдох. Раз, два – выдох.
Пот течет со лба и заливает глаза, течет между лопаток, по спине, и стекает в ложбинку между ягодиц. Это неприятно, но не смертельно. Хуже, что кальсоны опять сбились в комок и натирают промежность. На бегу широко раздвигаешь ноги и одной рукой расправляешь проклятый комок. Раз, два – вдох. Раз, два – выдох. Господи, когда же это чертово стрельбище. Скоро закончится лес, и мы выбежим в поле, там вдалеке уже видны ориентиры стрельбища, а когда видишь конечный пункт бежать легче.
«Не отставать, подтянуться», - командует старшина. Мы чуть ускоряем шаг, стараясь не сбиться с ноги. «Ро-о-о-о-о-та», - растягивает слова старшина, «шаг-о-о-ом марш». Мы переходим на шаг. Наконец-то кончился изнуряющий, изматывающий бег, и мы сможем немного передохнуть. После учебных стрельб, мы снова сделаем марш бросок в военный городок, на обед (для принятия пищи, как говорят в армии), чтобы после обеда снова повторить марш бросок на стрельбище и обратно. И так все полгода нашей службы в «учебке», каждый день, в любую погоду.
А пока самое главное не сбиться с дыхания -  Раз, два – вдох. Раз, два – выдох.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.