За Камнем. Глава 12. Поездка за семьёй

         

Когда Степан уехал за Камень, он оставил деду приличную сумму денег.  И благодаря им к осени, рядом с развалюхой Игната, поднялся добротный дом.  Слава богу, в течение года их родню, беды и тяжёлые болезни обходили стороной, и к зиме все были живы здоровы.
Только вот Аграфена ночами, всё чаще и чаще плакала в подушку, ожидая мужа.  Тут ещё её дорогой родитель частенько подливал масла в огонь, когда она забегала в отчий дом.  Всё время заводил одну и ту же песню:
- И не жди, не вернётся он за тобой.  Зачем ему сейчас нищенка нужна, там, поди и без тебя барышень много, богатую себе найдет.  Такой же наверно кобель, как и его отец.   Умел Афанасий своим ехидством дочку утешить.
Поэтому, когда Степан в один из поздних вечеров оказался на пороге дедовского дома, долго с ним никто не мог обняться и поздороваться, так как продолжительное время на его шее жена висела.
Три дня Степан отдыхал.  За период отдыха, он съездил вместе с Груней навестить семью дяди Тимофея.  В своё удовольствие поработал с дедом в кузнице.  Не забыл никого из родни оделить подарками.  На четвертый день, молодой мужчина начал готовиться к обратной дороге.  Приобретать то, что трудно или слишком дорого купить за камнем.  Попутно прикупил вместе с Грушей для её сестёр, по небольшому сундучку с приданым, все же без приданого сложней выйти замуж, а они уже заневестились.
Мария пока отказалась ехать с сыном.
- Стёпушка, - сказала она. - Вы там и без меня управитесь, а ведь дед-то твой не молодеет.  Трудно ему будет одному.  У братьев-то у самих семьи большие, своих забот хватает.
- Мама, я не знаю, смогу ли ещё сюда приехать.  Это считай, всю зиму в дороге приходится проводить, а там дел куча.
- Ну и ладно, ты только весточки посылай, с кем сможешь.  Дети Игната и Никиты тоже обучились грамоте, прочитают, и тебе о нашей жизни напишут.
Незадолго перед отъездом, рядом от Кузнечной слободы, днём произошёл пожар.  Или в топившейся русской печи, от дров, уголёк «отстрельнуло», может даже на неубранную стружку.  Хозяин домишка, был бондарем, и заготовки для бочек зимой строгал обычно в помещение.  Или ещё, по какой другой причине пожар возник, но загорелось изнутри.  Тогда, когда отец с тремя сыновьями, старшему из которых, пожалуй, и тридцати лет  ещё не исполнилось, кололи во дворе чураки на заготовки для дощечек.
Степан оказался у пожарища, к тому времени, как постройка почти догорела.  Дети стояли около отца и размазывали руками слезы по щекам.  А хозяин сгоревшей избы сидел, на отпиленной части древесного ствола, закрыв глаза и обхватив ладонями голову, он слегка раскачивался от свалившегося на него горя.  Вокруг слышны были речи:
- Это надо же, как мужику не везёт.  Ещё только год прошёл, как жена умерла, а теперь и дом сгорел
- Мастер-то хороший.  Куда вот сейчас ему с детьми посреди зимы деваться?  И родни, похоже, здесь нет.
- Что с ними будет?  Ещё как до весны дотянут?  Ладно, хоть верхняя одежда на них была, не сгорела.
Степан постоял, о чём-то размышляя, потом подошёл к погорельцу и потряс его за плечо.  Встретив растерянный, ещё не совсем осмысленный взгляд, он довольно грубо, чтобы встряхнуть разум потерпевшего, проговорил:
- Что делать собираешься?
- Не знаю.  Ничего не знаю. – тоскливо вымолвил тот,  вновь начав раскачиваться от безысходности.
- А кто знать должен?  Может дети твои.  Нечего на угли  любоваться, новый дом из ничего все равно не возникнет.  Собирай инструмент свой, который не сгорел, и айда к моему деду.  Переночуете, а к завтрашнему утру решишь, или здесь оставаться или со мной за Камень отправишься, мне там бондарь, пожалуй, нужен будет.
Сидор, так звали бондаря, все же решился ехать с семьёй Степана.  Поэтому, пришлось срочно приобрести еще одну лошадку с санями.  Так что к большому обозу они примкнули на трёх упряжках.  Две лошади были запряжены в сани, а одна в крытый возок, в котором ехала Аграфена, с ней находились свои дети и двое младших ребят Сидора.  Он же со старшим сыном управляли двумя другими лошадьми.  В санях с его мальчиком ехал и Степан, нередко берясь за вожжи и подменяя паренька.  А возком управлял кучер Степана.
В районе Миасса, к их компании присоединился ещё один пассажир.  Случайно во время одной из остановок на ночлег, волей судьбы, Степан встретился со старым, опытным, маркшейдером и рудознатцем, влачившим жалкое существование, и уговорил того отправиться с собой.


Рецензии