Записки приземленного контрабандиста

 
                   Начало.


    Я контрабандист. Занимаюсь контрабандой слов. Перевожу их через границы мракобесия и глупости, прячу в рассказах с двойным дном.
    Работы у меня всегда много. С одной стороны границы глупости растут на имперских дрожжах, с другой  - суровые заказчики требуют доставлять товар вовремя. Их называют «читатели с большой дороги». Они все жесткие, как твердый переплет. За просроченный товар способны придушить с помощью критики и закопать рядом с братской могилой «Союза писателей». Жестче только тюремные библиотекари. Они вообще могут приговорить к забвению. Лишить читательского внимания и сослать на дальние полки книжного хранилища. Туда, где уже покоятся с миром учебники по самокритике и толстые сборники предвыборных обещаний.

    В последнее время переправлять слова стало непросто. Границы на замке, пограничников развелось видимо-невидимо. Стоят на посту добровольцами, охраняют свои головы от крамольных мыслей. В текстах роются близорукими глазами, считают себя охотниками на запрещенные смыслы.
    С ними не договоришься. И не утопишь. В море слов всегда барахтаются на поверхности, избегают глубины. У каждого есть спасательный жилет дутого патриотизма и полномочия беречь «от заразы» неокрепшие умы. А еще есть удостоверение добропорядочного гражданина и коллекция лозунгов в ушах ватными затычками.  Голос враждебного разума из-за лозунгов не слышно,  но можно наслаждаться пением политических сирен.

    А так, я землянин обыкновенный. Но со своими странностями. В свободное от контрабанды время навожу порчу на фальшивые новости и люблю читать исторически важные некрологи. Также обожаю, есть, что хочется, пить, что горит, и нарушать во сне законы всемирного тяготения.
    В церкви благонадежных горожан на учете не состою. О грехах соседей на гражданской исповеди не сообщаю. Петиции признать доносы литературным жанром никогда не подписывал. Зато я тайно посещаю кружок взрывоопасных пацифистов, хожу к продажным музам за стойким вдохновением и пишу роман-меню «Рацион голубя мира». В нем становится ясно, что птица эта перехваленная та еще кровожадная сволочь…

   Но я тут заболтался - пора отправляться в путь. Меня ждут впереди еще множество границ, которые следует нарушить. А также пограничников, которых хочется утопить. Лучше кинуть их в омут метафор, и применить для верности слова крепкие, как весло. 

Продолжение следует...


Рецензии
Границы главные-те что внутри...их так просто не нарушишь

Юрий Алексеев 5   09.04.2018 09:33     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 64 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.