Не все то золото...

       Давно живу, ничему не удивляюсь. Кроме одного. Удивляюсь я тому, что жизнь сама по себе настолько многообразна и удивительна, что порой превосходит самые смелые и невероятные фантазии, которые и в голову-то вряд ли придут.   Еще контрастов в ней столько, что никаким британским ученым это не под силу ни описать, ни исследовать, ни изучить.
       Вот одну такую историйку я и хочу поведать вам, друзья. На первый взгляд, она совсем незамысловатая, обыденная, и таких случаев, наверное, пруд пруди, но в ней присутствует и невероятное, и контрастное, и, не побоюсь этого слова, прекрасное.
       Курса то ли после третьего, то ли четвертого, уже и не упомню, вздумалось нам с моим закадычным и неразлучным другом и однокурсником Саней Сурковым съездить  в Баян-Аул. Кто не знает - Баян-Аул - это удивительный по красоте горно-лесной оазис в Центральном Казахстане.
       Саня - отменный друг. Умный, верный, душевный, талантливый, и с обалденным чувством юмора парень. Такой же заядлый мотоциклист, как и я. За годы совместной учебы и работы  мы намотали с ним на колеса наших железных коней
десятки и десятки тысяч бесконечных километров по Центральному и Южному Казахстану, по бескрайним степям и волшебной красоты мелкосопочнику Сары-Арки - обширного географического региона вокруг нашей любимой Караганды.
       В тот раз, о котором идет речь, что-то Сашкин мотоцикл был в ремонте, искали и не могли найти какую-то запчасть, поэтому поехали на моем. В те годы прямой дороги туда не было, но мы над этим даже не заморачивались; кто жил в Казахстане, тот знает, что там - куда свернул, там тебе и дорога. Расстояния тоже никто толком не измерял и не знал. Мы знали только общее направление движения, а дальше - куда кривая вывезет. Тем не менее, особо мы не блукали, и практически с первого раза  попали туда, куда надо. Въехали в райцентр под названием Баян-Аул, закупили в магазине продукты и двинулись на Джасыбай. Джасыбай - это непередаваемо красивое озеро, расположенное в живописной долине среди горных кряжей, изобиловавших причудливыми очертаниями гор и вершин самой немыслимой формы. Всю это красоту я про себя назвал музыкой в камне.
       Дело клонилось к вечеру, солнышко вот-вот должно было спрятаться за вершинами гор, и мы, не теряя времени, пустились в путь к озеру, до которого оставалось несколько десятков километров восхитительного серпантина, бегущего по склонам гор, небольшим долинам, покрытым волнующимся морем кипчака. По склонам гор росли потрясающей красоты горные сосны, ветви которых своими извивами напоминали  заросли неких инопланетных растений, которые я воображал себе, вспоминая  повести разных фантастов. Ехали не особо торопясь, любуясь и наслаждаясь красотами неописуемых пейзажей.
       Поначалу шоссе упрямо карабкалось вверх, вершина перевала становилась все ближе и ближе. Наконец, за очередным витком серпантина мы добрались до седловины. Сверху открылся захватывающий дух вид на лежащее где-то глубоко внизу огромное озеро. Серпантин побежал вниз.
       Приехали, уже почти стемнело, ибо солнышко основательно спряталось за высокими горами. Быстренько установили палатку, заварганили чаек и легкий перекусон, немного полюбовались водой, серебрившейся таинственно в темноте, слегка искупались и нырнули в палатку.
       Утро выдалось чистым, как хрусталь, солнечным и необыкновенно тихим. Осмотрелись. Там и сям виднелись палатки туристов. Было очень рано, и изнеженный городской народ еще дрых без задних ног.
       Мы с Саньком взяли маски, трубки и ласты, а так же свои самопальные ружья для подводной охоты, и направились к берегу. Вода была кристально-прозрачная. Когда ты плавал  на поверхности, опустив маску в воду и рассматривая в глубине дно, возникало реальное ощущение полета над долинами и полями, покрытыми диковинными растениями, которые мерно колыхались, как в замедленной съемке.
       Поплавали минут тридцать, рыбы что-то приличной в поле зрения не попалось, и мы решили вернуться на стан, погреться чайком. Народ между тем, мало помалу просыпался. Из стоявших  рядком метрах в десяти палаток, постепенно, одна за другой выползали, почесываясь и кряхтя, молоденькие девушки.
- Саня, говорю, да мы с тобой в малинник попали, смотри, какие красотки с нами рядышком живут..
- Да уж, Гера, что есть, то есть, - отвечал мой друг.
       Мы продолжали наблюдать за это милой картинкой, как вдруг, как мне показалось, будто на какой-то миг все померкло и ветер прохладный прошелестел: из палатки вышло чудо неземной красоты. Это была стройная брюнетка с неимоверно изящной фигурой и грациозной поступью. Я глянул на друга: у него малость отвисла челюсть и как-то слегка остекленели глаза. Думаю, у меня вид в этот момент был нисколько не лучше. Она взяла полотенце и медленно, слегка покачиваясь, как на невидимых мягких пружинках, пошла по тропинке к озеру. Тропинка как раз проходила совсем рядом с нашей палаткой. Молча, почти не дыша, мы смотрели на это волшебство, боясь спугнуть его своим дыханием, настолько эта картина была нереально сказочной по красоте. Я машинально отметил, что это европейка чистой воды, но глаза ее, зеленые и с неуловимой раскосинкой, намекали на то, что где-то в ее крови приблудились пара-тройка эритроцитов восточных кровей. Волосы ее сзади были стянуты в пучок по типу конского хвоста. Вся она  поступью и грацией напоминала фантастически-трогательную изящную фею.
       С этого момента у нас с Саней был объект или, если хотите, субъект неослабного и очень повышенного внимания.  Но субъект этот нас в упор не замечал, да и вообще, девушки держались как-то несколько отчужденно и ледок отношений начал оттаивать где-то лишь на третий день, после того, как одна из девушек, купаясь, нечаянно утопила свои очки. Мы с Саньком малость поныряли по их просьбе, и я вытащил злополучные очки. С этого момента мы начали немного общаться. Красавица же была недосягаемо прекрасна и так же недосягаемо от нас далека.
       Однажды вечерком, когда мы сели с другом ужинать, Саня мне говорит:
- Гера, кажется, мы с тобой промахнулись насчет провианту - все как-то шибко незаметно подъелось. Сгоняй завтра поутряне в Баян-аул, прикупи чего-нибудь.
- Какие вопросы, конечно съезжу.
       Лежим, чаек попиваем, речь вполголоса о красавице ведем. Я так мечтательно говорю:
- Вот бы завтра утром, как я начну собираться в поселок, она бы подошла и попросилась в поселок со мной съездить, ну там, за какой-нибудь надобностью.
- Ой, вряд ли такое возможно, - отвечает Саня - ишь, она какая гордая, да независимая, на пьяной козе не подрулишь.
       Потолковали еще о том, о сем, и ни о чем, да и спать легли. Утром поднимаюсь, пьем чаек и начинаю собираться, принайтовливаю дорожную сумку к багажнику, бензин из канистрочки в бак доливаю. Смотрю, и не верю своим глазам: наша неземная волшебница направляет свой стройный стан  к нам.
- Парень, ты в Баян Аул?
- Охрипшим голоском отвечаю
- Туда...
- Меня не возьмешь? Я дежурная сегодня, а варить нечего, наш Васька, гад такой, не приехал.
       Молодец, Васька, думаю про себя, ой, спасибо тебе, Василек. Я же о таком везении и мечтать-то не мог, а сам отвечаю:
- Садитесь, какие проблемы.
       Поехали. Через несколько минуток начинаю разговор. Что ни спрошу, в ответ:
- Гы-гы-гы,
Что ни скажу, слышу:
- Да ты че, гонишь, наверное.
Короче, и пока ехали, и пока по магазинам гуляли, и еще ее мороженым угостил - ни одного вразумительного и адекватного ответа, ни одного  осмысленного слова - полнейшая стерильная дура. Тупой хохоток, односложные словечки, произносимые с каким-то непонятным то ли вызовом, то  ли еще чем, чему и определения-то нет - вот весь ее лексикон в той поездке.
       Понятно, что на фоне всего этого я несколько сдулся и подувял, и уже не очень-то положительно реагировал на ее внешние супернебесные красоты.
На обратном пути молчали, не было уже никакого желания ее как-то привлечь в общение.
       Приехали. Саня сразу с вопросом:
- Ну как? 
- Санек, говорю, Эллочка Щукина супротив этой Аэлиты - оксфордский доктор наук и академический профессор. Она - редкая штучка по красоте, но еще более феноменальная пустышка. Я таких еще не встречал. Кстати, пока я ездил, друг мой даром времени не терял. Сообразил, что после моей поездки с красоткой он вряд ли сможет рассчитывать на что-то с ее стороны, поэтому навел мостик к одной симпатюльке из их компании. Потом нам девочки сказали, что она - дочка директора техникума, в котором они все учатся...дура из дур, и переползает с курса на курс только благодаря папе.
      Вот вам и фантастика, вот вам и неожиданность, вот вам и парадоксы. И ходить далеко нет нужды, прямо рядышком, в самой нашей обычной житейской ситуации.


Рецензии
Да, бывает. Мой знакомый утверждает, что в одном теле не может сосуществовать разум и красота... Читаю Ваши произведения с наслаждением! Спасибо, Георгий Львович!

Любовь Кадникова   18.09.2018 01:12     Заявить о нарушении
Ваш знакомый все-таки ошибается..встречал я и красоту, и разум в одном теле...и много..Я рад, что вам нравится..Спасибо!

Георгий Разумов   18.09.2018 02:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.