Яштывий. гл. 9. братья

                                                  СЁСТРЫ.  ЯШТЫВИЙ. Глава 9   
                              
- Роза, приезжай на каникулы в Шлань: больна твоя тётя  Яштывий, для меня она как сестра. Старшая сестра. Она живёт с детьми в  Сардаяле. Туда от Шлани пятнадцать километров, - пишет мне моя двоюродная сестра Лстий. -  Яштывий -  младшая сестра наших с тобой отцов. Она очень похожа на моего отца, твоего дядю Бетку. Яштывий сейчас в больнице, у неё какая-то серьёзная болезнь. Говорят: неизлечимая. Ей всего-то  36 лет. С сестрой мужа остались двое её детей: сын Николай и маленькая дочь Ольга, наши с тобой двоюродные брат и сестра. Знаю: ты сейчас сдаёшь экзамены. Летние каникулы. Как всегда, пойдёшь на работу в пионерский лагерь или куда-то ещё.  Отложи работу на недели две. Побудь со мной…
   Через день я уже в Шлани, у Лстий. Шумат работает по-прежнему в соседней татарской деревне  Верхний Ур. Нет и младшей сестры Лстий Элики: вместе с подругами с большим трудом достали от колхоза справки, чтобы получить паспорт  - недавно уехала на строительные работы в Йошкар-Олу, так что я с ней встречусь в столице Марийской республики.
  Несносный жаркий  летний день. Июньское солнце нещадно палит. Мы с Лстий в пути, шагаем в стеклозавод «Мариец». Расстояние неблизкое, нам шагать в основном по лесу двадцать километров.  В маленький бидончик набрали свежей колодезной воды. Лстий знает дорогу, хорошо ориентируется на местности. Она меня развлекает, поёт песни на татарском языке,  учит, заставляет за ней повторять и меня. Вышли из лесочка, перед нами небольшая поляна, усыпанная незабудками, первыми весенними  мелкими, нежными,  голубенькими цветками.
-  Давай здесь,  под осинкой, присядем. Отдохнём минуты пять-семь, - сказала и, быстро с места поднявшись, сорвала несколько ярко- зелёных осиновых листиков. Выбрала один листик, как на губной гармошке, начала насвистывать мелодию знакомых ей татарских или марийских песен. Всю дорогу мы с Лстий пели,  свистели. Лстий я благодарна за её песни именно на татарском языке о соловье, Волге-реке – их пою, рядом с собой вижу всегда милую свою сестричку Лстий, высокую, стройную, черноглазую, похожую на свою маму- красавицу Лизу.
- Вот здесь, в этой больнице лечат нашу с тобой дорогую Яштывий.   Роза, ты побудь здесь, сядь на брёвнышко, а я зайду в больницу, подойду к дежурной  медсестре, которая сидит за столом  прямо  у входа.  Приглашу  Яштывий.  Сегодня тепло, солнечно – разрешат ей выйти к нам на улицу, сядем на брёвнышко в тени  у лесочка. Мы с ней посидим,  поговорим, угостим её,  пусть поест домашних пирожков и  ватрушек с творогом.                                           
 - Ни разу не видела младшей дочери своей бабушки. В Шлани люди рассказывают, что она очень красивая, парни даже из-за неё спорили, дрались. А девушки своих женихов ревновали к красавице Яштывий.  Она же родилась, выросла, бегала по улицам Шлани, вместе с другими детьми ходила в лес за ягодами, купалась в Шоре-реке, - сижу и рассуждаю сама с собой.
  Вижу: из больницы выходят Лстий и Яштывий, две сестры, дочь и старшая внучка любимой всеми бабушки Уналче. Я приподнялась, встала, несмело иду, шагаю  на встречу с ней, неизвестной мне Яштывий. Вижу, издалека разглядываю. Да, она очень красивая! Стоит за такую не только спорить, но и драться. Пусть в больничной одежде, она - красавица: на ней светло-синий халат с поясом, такого же цвета в домашних тапочках, на голове белоснежная  косынка, из-под которой непослушно вылезли длинные тёмно-русые волосы, с обеих сторон прикрыли плечи.  На лице лёгкий румянец. Своими голубовато-зелёными глазами изучающе глядит на меня, на дочь своего брата Арслана. С доброй-доброй улыбкой и ямочками на  щеках Яштывий подходит ко мне.  Мы обнялись, поцеловались, не могли друг от друга оторваться.
- Роза, как ты похожа на моего брата Арслана, на своего отца. Только ты светлая, как твоя мама, но все черты лица папины. Нос, подбородок, взгляд – всё, всё переняла от моего дорогого брата. Вдруг по щекам моей сестры-тёти Яштывий потекли слёзы, слёзы радости от встречи, горести-печали от потери на войне братьев Арслана и Эвакима, от потери брата Бетки, матери Уналче, снох Лизы и Пиканая. Долго сидели на скамейке, но надо расставаться: Яштывий пригласили в палату больницы на уколы-иньекций, лечение, а нам надо обратно шагать по лесу в Шлань, Расставание неописуемое…
   Через несколько месяцев Лстий мне передала тяжёлую весть: Яштывий умерла на больничной койке – ей было всего тридцать шесть лет. Что впереди ждёт её двенадцатилетнего сына Николая и пятилетнюю дочь Ольгу? То же самое, что и мы с сестрой Риммой пережили.    «Лучше в детский дом, чем жить в чужой семье!», - подумала я. Однако Николай, сын Яштывий, рос и жил у своей родной тёти по отцовской линии, а Ольга выросла в одном из детских домов под Москвой. Недавно узнала, что моя незнакомка Ольга, совсем уже взрослая двоюродная сестра, живёт в живописном посёлке городского типа Сернуре, в двенадцати километрах от Мари-Солы, где был когда-то мой первый детский дом. 
   Унавий и Яштывий – две сестры, такие похожие и такие разные, но обе с добрым сердцем, с чистой и открытой душой, очень  красивые женщины, достойные дочери Уналче и Миклая.   
 
                                                               Январь, 2018 год.  г. Нижневартовск.


Рецензии
жизнь коротка но дорог каждый миг

Тауберт Альбертович Ортабаев   27.04.2018 11:58     Заявить о нарушении
Тауберт, здравствуйте! Спасибо большое, что продолжаете читать мои произведения, новую главу для Вас "Яштывий" из повести "БРАТЬЯ"о моих предках, родителях, родственниках. СПАСИБО за добрые слова рецензии. Надеюсь в этом году издать книгу "БРАТЬЯ" на малой РОДИНЕ своей в Йошкар-Оле, куда вылетаю на днях. Тауберт, до встречи с Вами на Вашей странице!

Роза Салах   27.04.2018 13:02   Заявить о нарушении
Большое вам спасибо

Тауберт Альбертович Ортабаев   27.04.2018 13:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.