Огнев лог 3 Глава первая. Генрих Посмертье

                                  Глава первая.
 
                                   «Генрих»

                                   Посмертье

Полностью книгу первую "Клиника" романа "Огнев лог" читать бесплатно здесь:

https://litnet.com/ru/book/ognev-log-b35841

Генрих впервые в жизни мучается тяжким кошмарным сном. Да ещё таким, невероятно ярким и реалистичным. Сначала мёртвая полячка в его комнате, ужасно истерзанная. Исходящий от ожившего трупа голос давно покойной матушки. Теперь, в продолжение чёртова сновидения, странные сомнамбулические блуждания по тёмному, сырому, холодному и безлиственному лесу.
Что ищет он в ночной чаще? Как попал сюда? И почему, дьявол всех раздери, так зябко? Где мундир? Когда и почему он напялил на себя эту отвратительную хламиду, серый, грубо заплатанный больничный халат? О, вот, кажется, в отдалении, в низине за лесом, он видит горящие костры! Множество манящих обещанием тепла, пламенеющих алым цветом огней! Кто и зачем в таком количестве разжёг их в небольшой песчаной балке? Как там называлось это место?  Кажется, «Окнеф лёк».
Австриец напрягает зрение, возле костров он с трудом различает какие-то серые тени. Надо подкрасться незаметно, а вдруг это партизаны? На голой заднице (под халатом он совершенно наг), стараясь не шуметь, Генрих съезжает по песчаному склону в узкую балку, сухой лесной лог. По-пластунски осторожно ползёт к горящим кострам, манящим остро желанным теплом.
— O, mutter! Nimm  mich weg, liebe mutter! — доносится до ушей фон Бравена родная речь.
— Ну, слава богу! Немцы! — облегчённо вздыхает он и встаёт.
Во сне или наяву, но среди своих ребят всегда легче, спокойнее. Выпрямившись во весь рост, австриец машинально отряхивает убогий больничный халат. Оставляя на песке следы босых ног, он из последних сил бежит ближайшему костру.
Да! Слава всевышнему! Это его парни! Его офицеры!
Протягивая руки к алому пламени, тесным кружком сидят они вокруг маленького костерка. На внезапно появившегося комбата не обращают никакого внимания. Генриха колотит от холода, он протискивается между командиром первой роты Шнитке, его заместителем Граббе, и тоже протягивает руки к огню. Боже, до чего хилое пламя! Чтобы поймать хоть крохи тепла, надо сунуть руки в глубину, в сердцевину огня! Туда, в самое нутро, где медленно шевелятся багровые языки.
Немного придя в себя, Генрих переводит взгляд на боевых товарищей. Чёртов кошмарный сон окатывает его новой ледяной волной ужаса. У Шнитке в виске пулевое отверстие, полоска засохшей крови убегает куда-то за подбородок. У Граббе нет части макушки, она тоже вынесена пулей. Такое частенько случается, когда стреляешь себе в рот…
Три остальных офицера выглядят не лучше: размозжённые черепа, словно при падении с высоты, вдавленные носы, разбитые в кровь лица. И все! Все до одного одеты в затасканные до дыр больничные халаты. Прямо на голое тело. Генрих пытается что-то сказать, хватает Шнитке за руку. Ледяная, холодная ладонь трупа!
— O, mutter! — вновь слышит у себя за спиной Генрих.
Австриец лихорадочно оглядывается. Это Миних! Батальонный весельчак! Чёртов идиот наг, словно новорождённый младенец. На нём нет даже долбанного больничного халата. Немалое мужское достоинство ротного покачивается чуть ли не у самых глаз Генриха. Гениталии Миниха перепачканы чёрной кровью. С чувством непередаваемого омерзения фон Бравен отворачивается к огню костра.
— Бедная матушка! — возникают в его голове странные неожиданные мысли. — А Вальтер, мой малыш Вальтер? Неужели я его никогда не увижу?
Впервые за долгие годы, прошедшие со дня смерти его матери, сердце сжимается болью потери. И ещё одно чувство, нечто совершенно не изведанное. Генрих чувствует сострадание... Но к кому? Сквозь ветхую ткань халата фон Бравен ощущает сверлящий спину взгляд. Неприятный взгляд, словно огромные муравьи, бегающие по коже. Миних? Опять этот безумец! Надо прогнать назойливого кретина!
Генрих резко оборачивается.
В нескольких метрах от него стоит огромная волчица. Седая, матёрая, с отвисшими сосками кормящей матери.
— Она людоед! — с новой, накатившей, накрывшей с головой волной ужаса, непонятно почему приходит в голову догадка.
В глазах зверя пляшет багрянец костра.
—  Успокойся, палач, — звучит в голове Генриха волчий голос. — Я не ем падали!
— Я! Мы не…Да где же я нахожусь, чёрт вас всех подери! — в предельном отчаянии восклицает австриец.
— Ты в Посмертье, но твой путь не окончен,— не размыкая мощных челюстей, продолжает волчица.
— Почему? — неизвестно чему глупо удивляется австриец.
— За тебя молится чистая душа. Следуй за мной, палач!
Невдалеке, один за другим, вспыхивают на белесом кварцевом песке языки призрачного пламени оранжево-синего цвета. Они образуют прямую как стрела, узкую огненную дорожку.
— Словно посадочная полоса для самолёта, — вяло констатирует Генрих.
Тропа из мерцающих огней поднимается по песчаному склону и теряется меж теней, стволов и переплетений голых сучьев этого проклятого сумрачного леса.

Полностью книгу первую "Клиника" романа "Огнев лог" читать бесплатно здесь:

https://litnet.com/ru/book/ognev-log-b35841


Рецензии