Куплеты в молодость

Перефразируя Ежи Леца – «каждый художник должен расписаться в списке присутствующих на земле». Так я и знал, стоило мне только в свои повествования вставить,  озвучить хоть одно имя, из ныне здравствующих, тут же начнутся вопросы, а где же наши лица? Ведь мы же долгие годы вместе хлебали «баланду жизни» из одной «миски»! С таким подходом я могу скатиться до поповской проповеди, перечисляя всех рабов Божьих, с коими «пересекала» меня сумбурная жизнь.

Ну что же, вы сами вынудили меня выложить вашу подноготину  на суд нашей взыскательной общественности. Но в этом случае вы ставите меня в неуклюжее положение, я должен подать правду и только правду, описывая каждую родинку в интимных местах, цвет глаз, кто, где и когда? И есть же ещё и негативные оценки, как быть с ними? - А потом поход к гадалкам и послания «не добрых пожеланий» в мой адрес, чего мы с Танюхой  хватанули сполна после нашего побега. Есть правда и приятная сторона вашей критики, это то, что многие из моих друзей и знакомых живут и здравствуют по всему миру, Рад за вас мои хорошие! И на это скажу словами поэта: - «в гости к Богу не бывает опозданий».
Ну да ладно, была - не была, получайте!

Как, я уже отмечал, северяне это особая каста людей. Ни кто не поверит, но Магаданцев в наше время, не волновали огромные деньжищи, как таковые. Они просто дружно жили, не строили ни каких «коммунизмов». Один раз в два-три года вырывались на материк погреть свои прелести, и не поверите - к концу отмеренного времени, без задних ног рвались назад в родную стихию! Нам колымчанам обидно, что наша сторонка, ассоциируется только с тюрьмами и лагерями, а ведь прежде всего это красивейший край, опоясанный морями с живописными бухтами, а чего только стоит могучая река «Колыма»! Тысячи маленьких речушек стекающих по распадкам между бесчисленных гор. А наши озёра – «Джека Лондона», «Танцующих хариусов», а эта прекрасная пора Белых ночей! Рыбалка,  которой позавидует самый взыскательный гурман,  бриллиантовый набор - «кижуч», «нерка», «кета», «горбуша» и ещё целый перечень уникальной рыбёшки. Не говорю уже о закатах и рассветах, приливах и отливах, при этом чистейщий воздух на территории сравнимой со всей Европой. А лагеря, да где же их нет? Человек не робот, и не может жить в запрограммированных рамках, а от этой беды ни кто не застрахован. А тех «проклятых» зон, в которых уничтожался цвет нации, давно уже нет. И не слушайте сплетни, что по прежнему свозят, ссылают – полная чушь!!! Если и топчут зону, то только свои местные бедалаги.

Юра Тишевский,  мой друг и соратник, мореман до мозга костей, мы с ним неоднократно выходили из самых сложных ситуаций, человек с большой открытой душой. Несколько раз в году он ходил на путину боцманом на сейнере по морям и океанам. Ловили сельдь «иваси», крабов, трубоча. Рейс порой проходил до двух месяцев, зато по прибытии в Марчеканской бухте на пирсе его встречали семья всем составом - жена Лида и его родненькие девчонки Наталья и Леночка. Подтягивались  друзья, и начинался длительный банкет. Сначала у моря, затем домой, потом к нам на огонёк, а там ресторан, природа и всё снова по кругу. Между рейсами рыбаки готовили корабли к следующей путине.
 
И вот, как-то раз, он приглашает нас в гости на сейнер, мы шумной компанией ввалились на маленький пароходик. На камбузе кок (повар) творил чудеса с морскими деликатесами, сногсшибательные запахи и море выпивона на любой вкус, музон несётся по всей бухте. На причале сейнеры стоят бортами вплотную друг к другу, но корма свободна на случай перехода в другое место или ремзавод, тут же в ста метрах по пирсу. Экзотический пикник, «шведский стол» набирал обороты. Тиша, проводил экскурсии по закуткам судна для дам, те пищали, спускаясь и поднимаясь в узких юбках по крутым лестницам сейнера, и охали, видя в каких стеснённых условиях зарабатывается мореманский хлебушек.
 
В процессе обхода вся делегация подходит к корме. Хозяин увлечённо рассказывает о их романтической профессии, с достоинством называет страны и причалы в которых доводилось топтать берега. Порыв ветра и у одной дамы срывает шарфик и он летит вниз. Лёг так красивенько на зеркало моря и, как игривая грешница, зовёт – прыгайте ко мне, не пожалеете! Тут же заверещала хозяйка шедевра: - ой, ой давайте, как то достанем, это подарок дорогого для меня человека. Юрочка (это она к Тишевскому), придумай, что-нибудь! С первого взгляда показалось дело плёвое – зацепляй и тащи наверх. Принесли богор с пожарного щита, он и близко не покрывал нужное расстояние. Подключились ребята с соседнего сейнера, отыскали какой-то провод, плюхали его в воду - всё тщетно, очень высоко.
 
И тут эта курица, так хитренько прошептала: - а если спрыгнуть? Тут же её бред отвергли, аргументы были простые: во первых, было уже холодно, вода с разводами от солярки, ну и высота была достаточно высока, можно было отбить себе все «прелести». Но провокационная мысль была подброшена, и в подпитой компании всегда найдётся дурак, на «геройскую» выходку. Таки в нашей компании, такой дурень нашёлся, это был я. Не помню с какого перепугу мне пришло в голову «распушить перья», но пока все обсуждали решение проблемы, забегаю в рулевую рубку, скидываю «прикид» и с криком разойдись - сигаю в царствие морское. Все и ахнуть не успели, а моя задница скрылась в морской пучине.
 
Помню ощущение не из приятных - вода ледяная. Когда вынырнул, почувствовал сильный запах солярки и слизь на руках, ну что делать, подплываю к шарфику, будь он не ладен, хватаю, разворачиваюсь и тут я понимаю, что вижу всё, как в тумане. Грязная от масел вода застилает видимость. Там на баркасе, с начало у всех отняло мову, но опомнившись, все на перебой, стали кричать и размахивать руками, от чего я не понимал, что мне делать дальше.
Руководство операцией по спасению «Ихтиандра», взяла на себя жена боцмана Лида Тишевская. Человек по натуре очень спокойный и уравновешенный, но в этой ситуации проявила себя с другой стороны, практически взяв на себя функции капитана! Тут же отмотали толстый причальный канат и спустили мне вниз. «Морской дьявол» к тому времени уже покрылся судорожными наростами и стучал зубами, как акула перед прыжком на жертву. Намотав «добычу» на шею, я без особых усилий, как волк в мультике «Ну погоди», даже с бравадой - устремился вверх. Не смотря на то, что расстояние было приличное, перебирая руками толстый канат - мой калган быстро появился над кромкой борта. И вот уже осталось только занести ногу и «герой» на борту, но в этот момент народ с таким усердием начал тащить меня на себя, что кисть закусило между канатом и бортом. Я от боли отдёрнул руку и полетел камнем вниз, о воду прилично ударился спиной, но снова вынырнул и к канату.

Под сумбурные крики друзей, снова пополз наверх, но на этот раз почувствовал – канат мокрый и руки скользят. Снова перед глазами борт, но в последний момент руки срываются и опять «пучина», вынырнул и уже почувствовал сильную усталость. Тишка, уже истошным голосом кричит: - Юра держись, пробуй ещё раз! В то время, я занимался спортом, был здоровый, как бык, но помните в фильме «Кавказская пленница»: - но не рассчитал свои возможности! Уже без прежнего энтузиазма, дрожащими руками берусь за канат, делаю первые усилия, но руки скользят и сил сжать кисти не осталось. В этот момент перед глазами пробежала вся жизнь! Силы остались только держаться на воде, судорога начала сводить ноги. Во время ныряний нахлебался грязной воды.
 
Всю суету сверху, я уже не слышал, уши и нос были полны воды. Поговорил с Богом, и в этот момент почувствовал, что ухожу вниз, и как обречённый уже смирился с этим. Пошли первые «бульки» и тут чувствую, что какая-то сила меня выталкивает вверх! Открываю глаза передо мной Юрка Тишевский, обнял меня мёртвой хваткой и кричит мне: - держись братуха, я рядом - только держись. В это время ещё двое ребят с соседнего сейнера прыгнули к нам в воду, обмотали меня верёвками и осторожно подняли на борт. Втащили меня на палубу.
Я, как лягушка растопырив «кегли», лежал и извергал морскую водичку с керосином. Через пору минут, начал приходить в себя. Первое, что сделали ребята, начали растирать полотенцами. Затем укутали меня всей тёплой одеждой, что была в каптёрке. Я стоял, как стог сена, из которого торчал только нос.
 
К стучащим в «барабан» зубам, уже подносили стаканяку водки и безоговорочно влили в меня. Лида с рук подкармливала меня закусоном, при этом приговаривая: - ну и, что ты туда попёрся? - горе ты наше луковое. Ещё, какое то время посмаковали проишествие, и уже чуть не сбросили за борт хозяйку шарфа, при этом она восторженно щебетала: - эта вещь теперь стала для меня ещё родней! Постепенно страсти улеглись и уже через час, ржали друг над другом - разбирая поведение каждого в этой ситуации.


Рецензии
Читала и смеялась..И смешно и грешно...Хороший рассказ...Молодость.....молодость...Спасибо.

Вера Бугаенко 2   30.01.2018 15:58     Заявить о нарушении