Стол будет накрыт

Магаданский калейдоскоп – это, прежде всего люди особой закалки. В двух словах, о моих хороших друзьях - братьях Колчинских. Два красавца, в амурных делах им не было равных, они часто пользовались своей схожестью и порой, после того, как - ставили в тупик прекрасный пол. Начинались разборки: - кто, когда  и с кем, но было поздно. Старший Мишаня, добрый авантюрист, от него всегда исходили дерзкие идеи. С большим чувством юмора, заводило всех приколов и розыгрышей. Младший Диментий, – ум, честь и совесть нашей компании, большой интеллектуал. От него всегда веяло спокойствием и рассудительностью. Даже играя в карты, в самых безвыходных ситуациях, когда соперники уже потирали руки, гундося ему на ухо: - да не тяни ты, игра уже сделана - вскрывайся, он, не спеша ещё «попив» кровушки - триумфально выигрывал! На них всегда можно было положиться в самых критических ситуациях – будь это работа, добрый совет или битва стенка на стенку. Вспоминается один случай.

В студенческие годы мы «шабашили» на стройках города. Процедура участия была такая: собирались паспорта у знакомых, где-то 20 – 25 штук, оформляли их как «мёртвых душ», а работали пять – шесть человек. В конце месяца получалось по 300 рэ прямого, правда, пахали по 12-14 часов. Как-то на одном из объектов, во время смены привезли на стройку цемент – все идут на разгрузку, начали  перетаскивать. И тут Мирон (в то время числился бригадиром) говорит:
– Слабо тебе Дима, за один раз пронести два мешка сразу - пятьдесят шагов? Все были молодые, здоровые, амбициозные. Дима сразу прикинул, как это можно обернуть в более плодотворные «аргументы», взглянул на брата, тот кивнул в знак одобрения.
Ударили по рукам! Все оживились! Закинули ему на спину два по пятьдесят. Дима сделал два шага, остановился и выдавил:
– А давай, кладите третий, и я несу их двадцать пять шагов, но на спор, с условием – вечером ведёшь в кабак всю бригаду?
 
Такого оборота не ожидал даже Михаил. Саня Мирон, тут же прикинул дивиденды: - а вдруг сдюжит? Это будет накладно! Да нет, это физически невозможно! Лады, только знай, больничного не получишь.
Плюхнули ему на спину третий мешок. Все насторожились, как говорится, шутки в сторону! На спине у Димы пристроились аж 150 килограмм веса! Он начал потихоньку переставлять ногами, все затаили дыхание, но страховали рядом – в случае чего подхватить их, как получится. Брат Мишаня разметал руками все малейшие камушки, чтобы тот не дай Бог - не споткнулся, тот весь красный – «полз» к намеченной цели. В какой-то момент ноги начали подкашиваться. Все ахнули, но он, качнувшись, устоял!
 
Мирон, уже поняв серьёзность ситуации, и что последствия могут быть печальные - взмолился:
– Дима, хорош, я согласен – проиграл.
Но тот в ответ только замычал:
– Не….т, до ко...нца! Все напряглись, стояла гробовая тишина. Прораб Алексеевич, хотел было зареветь, как белуга, но хватило ума замереть в этой ситуации. Вывалили зеваки из соседних домов. Герой медленно, но уверенно переставлял трясущиеся ноги. Мишаня в любую секунду был готов подсесть под него. Сразу было понятно, что каждый метр даётся с большим трудом, и в этот момент, из за угла выскакивает прикормленный нами пёсик, по кличке «Баламут». Он напрямик «летит» к Димке и крутя хвостом  с ласками, прыгает ему на ногу. В этот момент всеобщее: - «ОХ!!! ты блин!», пронеслось по округе. Ещё мгновение и Димка вместе с пёсиком был бы придавлен большой массой груза. Тут же, брат одним прыжком подхватывает шерстяного бедолагу за шкирку и отпрыгивает с ним в сторону. И на этот раз гладиатор устоял. Остались последние шаги. Народ начал считать: - три, два, один - ФИНИШ!!!
  - Мы сразу перехватили мешки, раздались аплодисменты, он опустился на колено, пот с него катился ручьём. Какое-то время он посидел, отдышался и, обращаясь к нам с важным видом, сказал:
– Ну что, бездельники, стройте коммунизм, а я поеду и отлежусь в ванной. Вечером жду всех к столу!
И, повернувшись к  Мирону, изрёк:
– Часов в семь, ресторан «Приморский». Стол будет накрыт!  Да, Саша?
Повернулся и, взявшись за спину, поковылял в сторону города.
 
Мирон, сделал всё по крутому, стол был накрыт в самом лучшем месте - напротив эстрады. В этот день, за двумя столами рядом с нами, гуляли именины. Обилие прекрасного пола радовало глаз. Музыканты, нюхом почувствовав навар, не жалели клавиши и струны. Потекли заказы. Вадик Косинов, певец от Бога, руладами Том Джонса - завораживал публику. Во главе нашего стола восседал виновник торжества. На дамский танец его пригласила белокурая красавица, и после этого весь вечер опекала его. Домой они уже уходили вместе, и только Боженька знает, какой «груз» он ещё поднимал этой ночью. Такой же подарок судьбы - его молитвами, был уготован и нам. В одном из лучших заведений города, план выручки в этот день был перевыполнен!
 
Прошло много лет. Сейчас Дима со своей большой семьёй живёт под Москвой. Жизнь его сложилась совсем не просто. Жена Татьяна - его верный и преданный друг, всегда была рядом в самых тяжёлых витках его судьбы.


Рецензии