Стол номер 5

                                   "СТОЛ НОМЕР ПЯТЬ"

Проснулся Стасик под одеялом, рано, чуть выглянул, впустил лучик из раздвинутой шторки, и лучик грел, прыгал, зажатый  в ладошке, и Стасик почти не дышал, этот мирок под одеялом был ему милее, эти мгновенья были самые счастливые, а суровая несправедливая жизнь стояла рядом, возле кровати, как бабка с косой, неприветливая, могущая оттяпать тут же ногу, две, покалечить, не впустить в неё, жизнь эту...
Стасик сварил кофе, замотался в одеяло, сделал глоток и задумался.. В окне была метель, белая, как простыня, которую свесили сверху, этажом выше.

                                               *************

Бухгалтерши выходили из столовой, все высоченные, с кошельками в руках, они облизывались, вытирали пальчиками уголки губ, и смешно делали ими, губами, все одинаково, и помада была съедена, а губы, влажные и жирные, как- будто  выцвели.. Стасик хорошо помнил..
Мама брала Стасика на работу, и эти женщины в цветных платьях, с рыбьими глазами, смотрели на него сверху, теребили его по голове огромными ладошками..  А Стасик сидел на стуле, худенький, чубастый, с учебником, или ел тихонько, стесняясь, разворачивая газету, где бутерброд, откусывал, оставляя на конец кусочек рыбы, и щёлкали счёты.
Цифры, копирки, шелест бумаг - преследовали его во снах, и женщины тоже, те, из детства..
Снились.

Несколько движений щёткой по костюму, черному, не новому, и Стасик готов.
Он прикрыл дверь, дождался щелчка, подергал за ручку, и пошёл к лестнице.
Уже умерла Игнатьевна, драившая подъезд долго, сколько себя Стасик помнит, и пахнуло вдруг её тряпкой, которой она бороздила по полу, на палке и отчего пол темнел, становился мокрый..

- Грязно... - улыбнулся Стасик, от запаха этого внутри у него все потеплело, даже расцвело..

Стасик забыть не может, всю жизнь свою, (несчастливую и долгую, как ему казалось),  - как бежала по этим ступенькам мокрым, перепрыгивая через две, девочка, девушка даже, в белом платье в мелкий цветочек, и сверкали ноги, даже выше колен, и Стасик чувствовал- они горячие и ловкие..
Девушка приходила к Егоровым, в двадцать девятую, часто, и иногда даже ночевала.. Тогда он караулил у двери, когда она пойдёт, и сердце стучало.
Он стоял с мусорным ведром, наготове, и мать говорила ему - "Ну иди, чего стоишь?"  И, казалось, все бухгалтерши, выстроились, с копирками в руках, и смотрят, и говорят-"Иди! Иди"!
Иногда хлопала дверь и спускалась сама Егорова, тяжело переваливалась, дышала, здоровалась, и Стасик замирал, потому что она была связана с этой девушкой..
А девушку звали Зина.
Зина училась в школе, носила белые гольфы, и делала высоко "хвост".
Она была такая жаркая, Стас прямо чувствовал этот кипяток, жар, когда она прыгала мимо, по ступенькам, со своими коленками, и не глядела на Стаса вовсе..
Потом она исчезла, а старая Егорова умерла, и её гроб тащили с пятого этажа, и не могли спустить, и Стас крутился целый день, по этажам, у подъезда, но Зины так и не было.  Её вообще не было на похоронах. И после не приходила, а скоро въехали и новые жильцы..

Когда умерла мама- Стас почувствовал себя совсем незащищенным, как - будто у него голая спина , и ветер. Он ходил за продуктами, считал, но покупки делать  не любил, боялся.. Потом Стас женился, его взяла в оборот высокая, властная, с большими руками, женщина, Огородова, и он снова почувствовал себя ребёнком, и также смотрел на её губы, после обеда, стертые и блестящие..
Она улыбалась, смотрела рыбьими глазами,  и Стасу казалось, что она его проглотит.
Они жили нормально, но без детей, были с этим проблемы у Огородовой.
Потом и Стас заболел, но что- не могли определить. Положили через Огородову в профилакторий, назначили диету. "Стол номер пять".

                                           *********

Он всегда садился у окна, и приходил пораньше, чтоб без соседей. Смотрел в окно, считал внизу машины, фигурки людей, умножал, делил их, по привычке, придумывал кто- куда спешит..
Однажды, когда он задумался, сидя, как обычно у окна, женский голос спросил просто..

- Сюда можно?

- Можно - ответил Стас и узнал Зину.

Она выросла, пополнела, обстригла волосы, и была похожа на всех.

- У вас какой? - спросила Зина..

- Что.. какой? - не понял Стасик..

- Стол какой?

- У меня? - Пятый - растерялся Стас..

- У меня четвёртый - сказала Зина, усаживаясь за соседний.

Она ела манную кашу, с кусочком масла. Стас смотрел, и видел, что Зина не размешивает кашу, а масло гоняет, по тарелочке, как бы оставляя на потом..
На конец.. Стас задумался, когда будет это потом, этот конец..?
 Зина доела кашу. Она вытерла пальцами уголки губ, и смотрела в окно.  Потом шумно встала, и Стас увидел ноги в разрезе халата.

Вечером пришла Огородова, принесла передачу, и они сидели в коридоре, на стульях. Зина ходила мимо, видно кого-то встречала, в ярком платье,  её ноги были крупны, и уверенно становились на широкие крашеные половицы, и Стас почувствовал запах тряпки..
Робкий лучик заглянул в окно, Огородова взяла его за руку, и рука его была горячая, как кипяток. Она рылась в сумке и шуршала газетным кульком:

- Я принесла финики. Тебе можно..

Стас грыз финик, и смотрел на свои коленки, худенькие, в трико, а Огородова на Зину.. Увидев яркий халат - она почувствовала опасность, и кормила, кормила своего Стасика финиками, и загораживала  его большими своими ладонями.


Рецензии
Хочется хорошего конца, то есть хэппи енд. Стасик заслужил ведь своего маленького счстья

Анна-Нина Коваленко   17.02.2018 04:44     Заявить о нарушении
Огородова надёжна. А Зины.. Кто их знает..🤓

Марина Аржаникова   17.02.2018 05:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.