Удар молнии

            Удар молнии
                            автор Валерий Проняев
    Серое небо, навевая тоску, с утра плакало моросящим дождём. Алекса сидела у окна, наблюдая, как капли, слипаясь из мороси, текли ручейками по оконному стеклу. Дом на окраине города стоял на самом отшибе улицы с выходом в поле. Это её любимое место - есть где погулять и порезвиться с друзьями. Но сейчас туда не пойдешь, мокро, грязь, и на улице пусто. Тоска. Всё надоело. Тихо шурша тапками по полу, в комнату вошла мама и, прислонившись к двери, молча посмотрела на дочь. “Как быстро летит время” подумала она. “Кажется ещё вчера она была совсем маленькой, а теперь красавица невеста”. Алекса, задумчиво глядя перед собой, обернулась.
- Давай пообедаем, - улыбнувшись, предложила мама.
- Нет, мам, я отца подожду…
- Я, пожалуй, тоже. Если его не задержат, то он будет через двадцать минут, - она, поправив волосы, вернулась на кухню, Алекса снова смотрела в окно. Время под шум дождя по отливу окна текло в каком-то своем измерении. Яркая вспышка молнии, сделав фото момента времени этого мира, через секунды отозвалась раскатистым громом. Очевидно, что она ударила совсем рядом с домом, на поле. На лужайку перед домом въехал полицейский “Плимут” отца. Алекса, улыбнувшись, смотрела, как он торопливо шел к дому.
- Папа приехал! - она, радуясь, как маленькая девочка, мгновенно преобразилась и побежала к двери. С порога взяла у вошедшего отца плащ и, чмокнув его в щеку, радостно сказала:
- А мы с мамой без тебя не обедали, ждали тебя!
Обычно сдержанная мать отозвалась:
- Обед готов. Мойте руки…
Явно возбуждённый чем-то отец погладил дочь по русым волосам, заметив, что дочь очень похожа на него. Он знал, что она в нём души не чает, и любит, наверное, больше, чем мать. С её детства он, тогда ещё сержант полиции, все свои выходные посвящал ей. Её любимые игрушки - машинки и пистолеты, вот и выросла красивой пацанкой. Ещё тогда она заявила ему, что станет служить в полиции, и похоже, что до сих пор грезит этой мечтой. Удивило, что она очень целеустремлённая - уже не первый год занимается айкидо, ходит в тир, типичная пацанка, вся в него. Жаль, что теперь у него, капитана полиции, почти совсем не бывает выходных. Слово “выходной” теперь несёт другой смысл - выходить на службу. С этими мыслями он пошёл мыть руки. Алексу, тем временем, мать попросила сходить в цокольный подвал за вареньем к чаю. Она, быстро прихватив зонтик, вышла на улицу и зашла в подвал. Приходится терпеть временные неудобства - из-за ремонта в её новой комнате проход в подвал дома изнутри стал недоступен. Алекса включила свет и подошла к стеллажу с банками. В этот миг сквозь оконные стекла полыхнула молния, и во дворе раздался визг тормозов автомобиля. Девушка подбежала к окну и замерла от увиденного: в дом ворвались трое мужчин с оружием в руках. Топот ног над головой, звуки борьбы, хлопки выстрелов и падающих на пол тел казались ей галлюцинацией.
- Здесь должна быть девчонка! Его дочь! Ищите! Шеф приказал мочить всю семью!
Сверху хлопали двери и падала на пол мебель. Алекса зачем-то схватила банку с вареньем и выскочила на улицу. Страх погнал её куда глядят глаза - прямо на поле.
- Вон она! Стреляйте!
Хлопки пистолетов заканчивались свистом пуль над её головой. Яркая вспышка - потеря сознания. Откуда-то сверху она видела себя, лежащую на земле с раскинутыми в стороны руками. Её мокрое платье перепачканое красным вареньем, разбитая банка почти под ней, и стоящий рядом человек с пистолетом в руке вызывали недоумение и ужас. Убийца, медленно подняв ствол, нажал на спусковой крючок. Выстрела не последовало. Он с недоумением посмотрел на оружие - пистолет стоял на затворной задержке - просто закончились патроны.
- Ну что там? Добил? - окликнули его подельники со двора.
- Мертва, как пить дать! Вся в крови, да ещё молнию поймала! - он, развернувшись, быстро побежал к автомобилю. Алекса, смотря на себя погибшую сверху, чувствовала, что время для нее остановилось. Яркая вспышка и второй удар молнии подбросил её тело вверх - время, пока ещё медленно, снова пошло. Она, тяжело поднимая веки, открыла глаза. В нос ударил запах горелого - она лежала в круге выжженной до черноты земли. Все тело жгло огнём и внутри что-то клокоча, будто рвалось наружу. Повернулась на бок, упёрлась руками в горячую землю и встала на ноги. Шум в голове и звон в ушах совсем не давал думать, всё происшедшее казалось кошмарным сном.
Увидев подъезжающие к дому полицейские машины, Алекса, с трудом переставляя ноги, пошла вперёд, к дому.
- Алекса! - услышав голос напарника отца, она потеряла сознание и упала на землю.
   Медленно падающие капли вели отсчёт непонятного, какого-то своего времени. Оно, двигаясь по прозрачной трубочке, наполняло её тело. Вгляд поймал знакомый силуэт медицинской капельницы. Она была источником этого времени. А может и жизни. Сквозь звон в ушах донёсся знакомый голос сержанта Джефферсона:
- Как она, доктор?
- Состояние средней тяжести. Вам не стоит туда ходить. Она неконтактная и ничем вам не поможет.
- Я одним глазком…, только посмотрю на неё?
- Какой вы настойчивый, идите!
Дверь, тихо скрипнув, открылась. Алекса сквозь боль во всем теле открыла глаза.
- Сержант…., - прошептала она сухими губами, - что со мной?
- Тебе нельзя напрягаться, - улыбнулся напарник отца, - с тобой всё не так плохо, просто попала молния. Так бывает…
Перед глазами поплыла картинка ужасных событий. Её мозг, получив отправную точку, начал режим воспроизведения. Алекса, прикрыв глаза, тихо прошептала:
- Черный “Форд”, номеров я не вижу,..трое в чёрных плащах с оружием врываются в дом…, я в подвале, выстрелы над головой...бегу…, вижу страшное лицо киллера,...вспышка, ….встаю,...иду... всё….
- Алекса, какая ты умница. Ты даже не представляешь, как помогла нам, - он прикоснулся к её руке, - выздоравливай, я ещё зайду….
Следом зашёл доктор с помощниками, зачем-то светил ей фонариком в глаза, проверил показания аппаратуры и, дав указания лечащему врачу, удалился. Медсестра сменила одни часы на другие - просто поменяла капельницу.
На третий день Алексу подняли с кровати и она, медленно шагая, гуляла по коридору. Однажды, присев на стоящий у стены топчан, стала свидетелем разговора двух, не обративших на неё внимания врачей:
- Прикинь, в пятой палате лежит девушка, молодая, всего восемнадцать лет. Её дважды ударила молния, а она выжила.
- Не может быть! Там же миллионы вольт!
- Да я сам видел на её плече два ожога, небольшие сантиметровые точки. На плече
вошёл разряд, а с внутренней части стопы вышел. Там тоже две отметки.
- Надо же, везучая! Наверное, в рубашке родилась. Хотя, я думал, что она поступила с “огнестрелом”. Говорят, что её отец перешёл дорогу наркомафии. Отца и мать убили, а вот она странным образом выжила.
В этот момент мимо по коридору прошел высокий мужчина с накинутым на чёрный костюм былым халатом. Он остановился у палаты номер пять. Его профиль показался Алексе знакомым, она встала и пошла к нему. Посетитель решительно открыл дверь и вошёл в палату. Девушка ускорила шаг и пошла за ним. Открыв дверь, она замерла: тот самый киллер стоял у её постели с пистолетом в руке. Ствол с длинным глушителем быстро повернулся в её сторону! Алекса с ненавистью сузила глаза. Она готова была принять смерть, но только после него. Яркая вспышка и молния из её плеча вмиг ударила в грудь киллера! От неожиданности она прикрыла глаза рукой. Когда медленно опустила, то увидела на полу обгорелое бездыханное тело убийцы своих родителей.
- Раз! - щелкнуло в её мозгу. - А должно быть три,... плюс тот, кто отдал им приказ!
Палата быстро заполнилась медперсоналом. В суматохе кто-то просил ничего не трогать и вызвать полицию. Алекса, не сходя с места, молча смотрела на тело и лежащий рядом с ним пистолет с глушителем. Больное плечо почему-то сильно болело и просто жгло огнём. Она посмотрела на него - в халате чернела небольшая, будто прожженая окурком, дырочка.
- Я изменилась, - сказала она неизвестно кому. Лечащий врач, взяв её под руку, вывел из палаты: “Не волнуйся, это шок. Мы уколем и всё пройдёт. Я отведу тебя в другую палату, здесь будет работать полиция”.
Уже лёжа в другой палате, Алекса слышала обрывки негромких разговоров полицейских. Они, недоумевая, искали причину загадочной гибели киллера:
- Этого не может быть! Ищите оголенный провод!
- Да нет здесь ничего!
- Пусть эксперт проверит аппаратуру. Может на корпусе у неё пробой. И смотрите, сами к ней не прикасайтесь.
- Киллера опознали?
- Да, это подручный Хосе Мартиноса. Он давно числится в розыске.
- Есть бог на свете. Воздал ему по заслугам!
Когда всё улеглось, в палату к ней вошёл сержант Джефферсон: “Как ты, Алекса?”
Она, увидев его, вспомнила своего отца. По щеке покатилась слеза: “Живу…, просто живу…” Он положил ладонь на её руку: “Не кисни, отец бы этого не одобрил…Это ты его…?”
- Да, - тихо прошептала она, - он один из киллеров.
- Тебя позже будут допрашивать. Запомни, ты вошла после вспышки, ничего не видела и не знаешь. Поняла? С этого момента ты будешь под нашей охраной.
И возьми себя в руки. Ты же хочешь работать в полиции?
- Поняла, - ответила Алекса твердым голосом и решительно вытерла слезы. Ближе к вечеру в её палате появился следователь. Он присел возле её кровати, бесцеремонно закинул ногу на ногу, и положил на неё толстую папку с документами. Пытаясь смотреть на её реакцию, он начал задавать вопросы. Алекса отвечала однозначно, так, как учил Джефферсон. В конце, вспомнив про себя свою погибшую семью, искренне разрыдалась. Смущённый следователь, извинившись, покинул палату.
   Прошло ещё три дня. Алекса уже просилась домой, хотя сама не могла себе представить, как сможет жить в этом доме. Лечащий доктор постоянно кормил её обещаниями выписать на днях и раньше. Вечерами приходили целые делегации друзей. Она всегда была открыта для общения, а подруга Лина оставила ей свой планшет и старый смартфон: “Не скучай, подруга. Тариф безлимитный, отвлекись от дурных мыслей. Жизнь на этом не заканчивается. Кстати, там Том хотел к тебе зайти, но что-то стесняется. Говорит жалеет, что приревновал и поссорился с тобой. Что ему передать?”
- Пусть приходит, - улыбнулась Алекса.
- Вот и отлично! Передам, а ты не кисни! Ты теперь VIP персона! У твоей палаты вооруженный полицейский сидит. Нас всех обыскал!
Когда все ушли, Алекса, пытаясь отвлечься, взяла в руки планшет, почитала новости. Среди местных нашла криминальный обзор. Происшествие в больнице было представлено, как несчастный случай - “случайный посетитель погиб от удара электротока, ведётся следствие”. Ни слова о киллере с пистолетом в руке. Значит покушение на неё может повториться снова! “Хоть бы они пришли” желала она сама. “Теперь я наживка, значит надо быть начеку. Всё видеть, слышать и думать наперёд. Так учил отец”. Совсем устав, она тихо заснула. Этот сон с мельчайшими деталями ей казался явью. По коридору шли двое в белых халатах и марлевыми медицинскими масками на лице. Почти врачи, только без бэйджиков. Сидящий у палаты дремлющий охранник, кинув на них равнодушный взгляд, снова опустил голову. “Врачи”, земедляя шаг поровнялись с ним, резкое движение и страж закона со свернутой шеей лежит на полу. Дверь резко открывается и два ствола с глушителями, сверкая вспышками выстрелов, извергают швал пуль. Тело, лежащее в постели, медленно покрывается алой кровью. На тумбочке рядом лежит смартфон. Время два тридцать ночи…
Алекса, вздрогнув от толчка, вскочила и присела на край кровати. Потянувшись вперёд, взяла в руку смартфон: на дисплее ровно два часа ночи. Не раздумывая, позвонила Джефферсону. Рассказала про сон.
- Еду! - ответил он. - Спрячься куда нибудь!
- Куда? В туалет? Охранник станет снаружи!
- Понял! Дай ему телефон!
Алекса осторожно выглянула наружу: охранник реально дремал.
- Эй! - она толкнула его в плечо. Тот, мгновенно вскочив, потянул руку к кобуре. Девушка протянула ему телефон:
- Это вас!
- Меня? - удивился он, потирая красные от сна глаза. Постепенно он, слушая абонента, на глазах бодрел, ответил “понял” и сбросил вызов.
- Пойдем в палату! - сказал он.
- Но…
- Никаких но! Это приказ сержанта. Ты же ему доверяешь?
- Да.
- Идём!
Войдя в палату, охранник посмотрел на часы и хотел придвинуть к двери кровать. Но она оказалась намертво привинченной к полу. Тогда он придвинул тумбочку, на кровати под одеяло положил подушки - создал манекен для киллеров. Затем поставил два стула за дверью и предложил Алексе присесть рядом. Часы показывали два пятнадцать. Алекса, волнуясь, снова набрала номер сержанта.
- Я уже рядом, скоро буду! - коротко ответил он. Девушка испытывала странное чувство - ей казалось, что она сама может справиться с этими двумя, но подвергать опасности жизнь охранника ей не хотелось. Ровно в два двадцать восемь по коридору послышались шаги. Охранник, сняв предохранитель, дослал патрон в патронник. Оба, почти не дыша, замерли у стены за дверью. Шаги стихли, щёлкнул замок двери и она, чуть приоткрывшись, упёрлась в тумбочку. Удар! Тумбочка юзом летит к окну, дверь, распахнувшись выбивает пистолет из рук охранника! В палату врываются двое с пистолетами в руках. Охранник бесстрашно бросается на первого. Второй поворачивает свой ствол…, и Алекса с силой, как положено в айкидо, продолжая его движение, дёргает его руку вперёд. Тот, не ожидая такой прыти от девушки летит вперёд, ударяясь головой о батарею. Охранник врукопашную борется с противником уже на полу. Момент и пистолет опять в руке киллера. Второй тянется к своему.
- Умрите! - истошно крикнула Алекса, выставив руку вперёд. Не произошло ничего, просто два обмякших тела безвольно распластались на полу. В палату с пистолетом наперевес ворвался Джефферсон. Он быстро защелкнул на руках киллеров две пары наручников и поднял с пола их оружие.
- Живы? - глупо спросил он, обращаясь к Алексе.
- Вы о ком? - уточнила она.
- О вас…
- Мы да, а они нет, - уверенно ответила девушка. Сержант, нагнувшись, прикоснулся к шеям обоих: “Они мертвы, чем вы их?”
- Я…, - ответила Алекса, - руками…
Позднее, вскрытие показало, что оба умерли от внезапной остановки сердца. Джефферсон удивился во второй раз, и не удержавшись, спросил Алексу:
- Как ты это делаешь?
- Не знаю,... просто я изменилась и про себя поклялась родителям, что их убийцы умрут. За ними стоит Хосе Мартинос?
- Да, - не успев подумать, ответил сержант. Но тут же спохватился: “Обещай мне, что без меня ты ничего делать не будешь!”
- Это невозможно, он уже приговорен!
  Через три дня после её выписки заголовки газет пестрели сенсационной новостью: “При странных обстоятельствах погиб предприниматель, который подозревался в организации солидного наркотрафика. Незадолго до смерти его его видели в обществе молодой красивой девушки. На фото и видеокамерах по странному стечению обстоятельств её лицо пестрит пикселями”.
  Алекса сидела у окна, глядя, как текущие по стеклу капли превращаются в маленькие ручейки. Она очень сожалела, что не может, управляя временем, повернуть его вспять. А как хотелось бы обладать этим даром! Кто знает, может он ещё проявится? Совсем рядом полыхнула молния….
                                 *****
Предложение выбора читателю. Есть другой вариант финала: закончить на этом или добавить?
  Алекса, вспоминая события того дня, задалась вопросом “с чего всё началось?”
Её озарило - подвал? Он, как портал в другое измерение, перенес в её в другую, параллельную реальность?! Она встала и направилась туда. Взяла со стеллажа банку варенья и снова вошла в дом. С кухни донёсся голос её матери:
- Алекса, ты принесла варенье?
- Да, мама! - обрадовалась девушка.
С этого дня в подвал никто не ходит….
                               *****
 


Рецензии
Отличный рассказ! Естественно, мне второй вариант окончания нравится больше! Удачи!

Алюня   09.02.2018 14:50     Заявить о нарушении
Я тоже оптимист. Спасибо!

Валерий Проняев   09.02.2018 15:59   Заявить о нарушении