Поэт и слово. Венок сонетов

            Магистрал*

Творить из мглы расцветов и лучей,
Включить в оправу стройную сонета
Две капельки росы, три брызга света
И помысел, что вот ещё ничей.
Узнать в цветах огонь родных очей,
В журчанье птиц расслышать звук привета,
И так прожить весну и грезить лето,
А в стужу целоваться горячей.
Не это ли веселая наука,
Которой полный круг, в расцвете лет,
Пройти, повинен мыслящий поэт?
И вновь следить в духовных безднах звука,
Не вспыхнул ли еще не бывший след
От лёта сказок, духов и комет.

*В качестве Магистрального сонета
мной взят сонет Константина Бальмонта,
«Звездные знаки».


1.

Творить из мглы расцветов и лучей,—
Наедине с божественной природой,
И высекать слова, как искры из камней,
Не из земных, камней иной породы.
И восхищаясь красотою слова,
Что, наконец, с таким извлек трудом,
И, что теперь оно служить готово,
В веках и вечером, и днем!
Оно крепко, надежно и весомо.
Как много в нем сверкания и света,
Горит оно ста тысячью свечей;
В парчу и золото оно одето.
Спеши, не думая, его скорей —
Включить в оправу стройного сонета.

2.

Включить в оправу стройного сонета
Слова, что оживут и зацветут,
Не дожидаясь ни весны, ни лета,
И в скором времени плоды дадут —
За тяжкий труд, вознаградив поэта.
Его лесные феи заведут,
Туда, где сказкой чудной все одето,
Туда, где птицы райские живут;
И нимфы встретят ласково поэта,
Окружат, в хороводы завлекут,
Все звезды из небесного букета
В его венок с готовностью вплетут,
А он добавит в свой венок сонета,
Две капельки росы, три брызга света.

3.

Две капельки росы, три брызга света,
Семь красок ярких из зори рассвета,
Семь нот прекрасных, звучных из мюзетта,*
Для красоты и звучности сонета.
И рифмы взяв, у Муз — звучней их нет —
Они божественны, в них много света,
Вплетет в венок талантливый поэт,
Чтобы сиял он все года, все лета.
И звал к свершеньям и победам тех,
Кто отдал себя музам в вечно рабство. —
Всем существом своим, душою всей,
Приветствуя священный этот цех, —
Небесное святое это братство,
И помысел, что вот еще не чей.

*Мюзетт – пастушеский веселый танец.
фр. [musette].

 
4.

И помысел, что вот еще не чей.
Со временем он может быть твоим.
На ветер не бросай, пустых речей.
Будь осмотрителен, ко всем — терпим.
Из ножен не выхватывай мечей,
Не ведаем мы часто, что творим.
Не совладав с собой, убить — спешим,
А надо лишь понять всю суть вещей,
Дарить любовь и другу и врагу,
Не сетуя на холод и пургу.
Природа тот же организм живой,
Он сотворен из плоти, как людской,
Ты как с живою обращайся с ней, —
Узнай в цветах огонь родных очей.

5.

Узнай в цветах огонь родных очей.
С рожденья, кажется, тебе знакомых,
С весною вновь родившихся и новых,
Не помнящих совсем своих корней.
Согрей теплом, любовью их своей,
Они корнями сразу прорастут,
И летом красным бурно расцветут.
Не устрашит их даже злой пырей!
И ты, любуясь красотой, цветенья,
Услышишь голоса других орбит
Что несомненно дух твой поразит,
А так же слух — их неземное пенье.
Узнать: зимой, где отдыхает лето,
В журчанье птиц расслышать звук привета.

6.

В журчанье птиц расслышать звук привета,
Не всем такое слышать по плечу,
Узнать, как чувствует себя там лето —
Я к лету с журавлями полечу.
У нас весна, холодная на редкость,
Я в теплом свитере весь день хожу,
И пасмурно, и солнца светит редко, —
Тепла и солнца всю весну я жду.
А лето, греется на берегу,
Иль может, бродит меж мирами где-то.
Но я не злюсь, я нервы берегу,
И терпеливо возвращенья жду
Тепла, и ласки, и привета. Могу
Я так прожить весну и грезить лето.

7.

И так прожить весну и грезить лето —
Для жителей привычно Петрограда.
Иду тропою Летнего я сада,
По следу мной любимого поэта,
И бьётся птицею в груди отрада:
Он по аллеям этим же ходил,
И в этих вот аллеях он творил.
И вот она, та самая ограда,
Что им была воспетая в стихах,
И волею его, ей жить в веках.
Чугун приятно руку холодит.
Нева во льдах, и сед ее гранит.
Я вижу здесь обнявшихся людей:
А в стужу целоваться горячей!

8.

А в стужу целоваться горячей,
Любовь по венам гонит кровь быстрей,
А губы милой — персика сластей,
Нежней лебяжьих крыл ее объятья,
Как я люблю любовные занятия;
Ты словно бы в благоуханье сада,
Ты позабыл кто ты, зачем ты здесь,
Такая вот любовь на свете есть!—
Космического плана, не иначе,
Дается свыше нам один лишь раз
Как выигрыш неожиданный, удача.
И распознать тот день, тот звездный час
Во что бы то ни стало, вам бы надо —
Не это ли веселая награда!

9.

Не это ли веселая награда.
Самой природою, судьбой дана,
Она была так долго не видна,
Скрываяся в тени чужого сада.
Ждала она, и выжидала время,
Когда отважишься ты, бросить семя.
И вот оно взошло, и дало цвет,
Но полной радости пока, что нет.
Дождаться надо завязи плода,
И созревания — и вот тогда,
Звезда с небес на землю прольет свет,
Провозгласив: родился тот поэт
Что за собой поэтов поведет,
Как полный круг, в расцвете лет, пройдет.

10.

Который полный круг, в расцвете лет,
Пройдет, преодолев все ада муки,
И страх пред «корифеями науки».
Поставит четко для себя завет:
«Поблажки — никакой! Ни дня без строчки!
Не допускать в работе проволочки:
Писать, писать, не покладая рук.
Искать слова, где в каждом слове звук,
Звучит; приятен каждому на слух.
Читаешь стих — захватывает дух,
И, как ребёнок, радуешься вслух
И восхищению предела нет».
Так полный круг, ещё в расцвете лет,
Пройти, повинен мыслящий поэт.

11.

Пройти, повинен мыслящий поэт.
Чтоб соответствовать высоким званьем,
А так же и читательским признаньем;
И, чтоб стихи пошли бы прямо в свет.
О том мечтает в жизни всяк поэт.
Читатель для поэта — камертон
Достоин он почета, уваженья,
Поэта может возвести на трон,
Или отправить в «камеру забвенья».
И, как маяк он освещает путь,
поэту не даёт в дороге сбиться,
Плутать в сомненьях, когда-нибудь
А даст собрать ему всю силу духа,
И вновь следить в духовных безднах звука.

12.

И вновь следить в духовных безднах звука,
Оттачивая мастерство своё,
И отсекая лишнее: — Наука!
На том стоит всё мастерство.
Внести в поэзию свое то слово
Что ценным камнем станет, как основа,
Родившись заново в обличье новом.
Сияния добавит, больше света!
Вот в чем предназначение поэта,
В движенье, в ускоренье весь секрет,
Кто топчется на месте, в том проку нет.
Лишь устремление, дает эффект,
Увидеть новое в сиянье света —
Не вспыхнул ли еще не бывший след!

13.

Не вспыхнул ли еще не бывший след,
Не послан ли на землю тот поэт? —
Преодолев, который «звездны терниии» —
Всю землю озарит, как луч весенний;
В стремительном потоке устремлений,
Пройдет по ней под знаменем планет
В сверкании негаснущих комет.
И мир заявит, что родился гений!
Других на этот счет, не будет мнений.
Он тот, кому в пути препятствий нет, —
Пройдет, минуя молнии и громы.
За ним пойдут другие, им ведомы,
Чтобы пролить на землю ясный свет —
От лёта сказок духов и комет.

14.

От лёта сказок, духов и комет,
Что впитывает ум наш с ранних лет,
Приоткрываются Вселенной двери
И мы всем сердцем — дивным сказкам веря,
Не думая, куда ведет тот след,
Идем, блуждая в тайнах лабиринта,
Откуда выхода так часто нет;
Не веря, все ж бежим мы в темпе спринта.
Не так ведет себя большой поэт,
Чтоб создавать бессмертные творенья,
Он в Разуме Вселенском ищет след,
Душою чувствуя его веленье,
Беря, как основную из идей:
Творить из мглы расцветов и лучей.

15. Магистрал
 
Творить из мглы расцветов и лучей,
Включить в оправу стройную сонета
Две капельки росы, три брызга света
И помысел, что вот еще ничей.
Узнать в цветах огонь родных очей,
В журчанье птиц расслышать звук привета,
И так прожить весну и грезить лето,
А в стужу целоваться горячей.
Не это ли веселая наука,
Которой полный круг, в расцвете лет,
Пройти, повинен мыслящий поэт?
И вновь следить в духовных безднах звука,
Не вспыхнул ли еще не бывший след,
От лёта сказок, духов и комет.


 

 


Рецензии