4. Поведать миру. Об осуждении

   После капельниц и стресса, на свою ответственность отказавшаяся от операции, я не в лучшей форме вышла из больницы.
   Мой камень из желчной протоки, которую он перекрывал, вернулся в желчный пузырь. И было это так.
   Ночью, уже дома, проснулась от резкой боли, но подумала, что ничего плохого не должно произойти, потому, что я молюсь святым врачам, спать стараюсь на левом боку, так как узи показало, что все камни собрались справа.
   И стала спать дальше.
   Так пока и живу со своими камнями, и даже забыла про них.
   А недавно, на мой рассказ об этом, соседки по автобусной экскурсии сказали мне, что это со мной произошло настоящее чудо.

   Выглядела я в то время, вернувшись из больницы, ужасно, как сказала мне наша директор.
   И замечательная Марго предложила мне прийти на приём к их гомеопату. Он приезжал в их лицей раз в полтора месяца.
   Гомеопат ни о чём меня не спрашивая, каким-то аппаратиком прикладывался и говорил, что органы в упадке, на нуле и только почки работают неплохо.
Это же мне говорили и врачи.
   Он дал мне горошков, которых мне не совсем хватило на курс лечения, а Марго сказала, что значит мне столько и надо было. Посвятил он мне минут семь, взяв триста рублей.  На первом этаже в лицее к нему сидела длинная очередь.
   С подругой Марией, которая тоже изучала гомеопатию, но к диагностической аппаратуре отнеслась скептически, мы сошлись во мнении, что он хорошо зарабатывает без особого труда.

   Только по прошествии лет трёх, Маргарита, к слову обмолвилась, что у этого врача гомеопата пятнадцать детей, из них шестеро его кровные, а остальные приёмные.  А он говорит, что у него все родные. Живут они в глубинке и он приезжает сюда периодически, на встречи с пациентами, которые довольны его лечением.
   Вот тебе и лёгкий заработок!
   С годами я стала видеть почти сразу, что осуждаю кого-нибудь, а не имею на это никакого права, потому, что могу судить только со своей колокольни.

   Вспоминается история о нерадивом монахе, когда-то прочитанная мною.
   Когда он умирал, то лежал очень весёлый, а братия спросили у него, чему он радуется?
   Монах ответил, что без страха ждёт встречи с Отцом Небесным, потому, что никогда никого не осуждал и верит, что поэтому не будет судим.


Рецензии