За Камнем. Глава 15. Почему напился маркшейдер

                        

Поздней весной дни довольно длинные.  Поэтому, сделав ночной привал у попутного ручейка, обоз довольно рано въехал в заводской посёлок.  Проезжая мимо участка бондаря, Степан обратил внимание, что сруб там стоит полностью готовый, а глава семейства со своими сыновьями с помощью клиньев раскалывает кряжи на доски для крыши и потолка.  Чуть в стороне немало готового материала лежало сложенного в стопу.
Прошлый раз, обсуждая предполагаемое строительство, Степан посоветовал Сидору в это лето поставить только простенькую, но просторную избушку под временное жильё, в которой можно свободно пережить зиму.  А вот в следующем году, подготовив за зиму бревна и другой строительный материал, можно будет приниматься ему за постройку добротного жилого дома.  В дальнейшем же избушка останется как мастерская.
Маркшейдера в доме хозяин не застал.  Подзаправившись вместе с кучером сытным, поздним обедом, выставленным на стол Марфой, он отправился в своем возке по поселку.  Но не на завод, а к нескольким старикам, проверить, как выполняется его авантюрный замысел.
Степан надумал изготовить невод, хотя бы, пока, метров сто - сто пятьдесят длинной, для зимнего промысла рыбы.  Ещё в юности, у себя на родине, ему случайно подвернулась оказия, познакомиться с этим делом.  Там, в начале ледостава, парень больше месяца в бригаде рыбаков облавливал неводом озёра.  Конечно он, как неопытный временщик, в основном больше только лёд пешнёй долбил, да за верёвку невод тянул.  Но вообще-то тогда юный рыбак понял принцип рыбного лова.
Поэтому закупив в родном городе особые нитки, для вязания полотна невода, Степан, приехав прошлый раз в посёлок, распределил часть их между стариков, согласившихся взяться за посильную работу.  Сейчас он и решил узнать, как продвигаются дела, а если у кого кончилась нить, тому ещё её выделить.   Его заказ выполнялся добросовестно.  Проверив и измерив полотно, он заплатил авансом за сделанное на данный момент и выделил им ещё ниток для продолжения работы.
Когда Степан покинул дом последнего из стариков, подрядившихся вязать полотно для невода, возле его возка оказалась коляска управляющего.  Тот стоявший рядом с ней, тут же подобострастно поклонившись, промолвил:
- Здоровьица вам Степан Иванович.  С приездом.  Вы что сейчас изволите посетить контору или завод.
- Здравствуй, здравствуй Силантий Иванович, - подал руку хозяин завода управляющему. – Сегодня наверно поздновато будет.  Завтра с утречка к вам в контору загляну.  А коль встретился, так поведай вкратце, как работа идёт, что нового в посёлке.
- Да дела помаленьку двигаются.  Нового же в посёлке, так разве что ваш личный маркшейдер, - в голосе управляющего появилось скрытое злорадство, - недавно в очень пьяном виде пришёл в контору и сильно ругался с оскорблениями, особенно на здешнего маркшейдера Ганса Карловича.  Мы, зная ваше к нему расположение, мер никаких принимать не стали, а просто ушли.  Он там ещё побурчал немного и тоже, очевидно, отправился на покой.
Степан принахмурился:
- Ну и о чём старичок изъяснялся, причина-то какая-нибудь должна быть?
- Кто его знает?  У пьяного разве поймёшь.  Всё время речь «с пятого на десятое» перескакивает.  Вроде как по вине маркшейдера мы какое-то богатство закапываем.  Может из ума старик выжил.
- А трезвый что сказал?
- После того случая, он в контору больше не появлялся.  Все дни на руднике пропадает, чем там занимается непонятно.
- Ладно, разберёмся, - обронил с заметным раздражением Степан, взбираясь на свою повозку, - до завтра Силантий Петрович.
- До завтра барин.
Бывшего кузнеца аж передёрнуло.  Не привык он к такому обращению.
Бондарь с детьми и маркшейдер на этот раз были в доме, но ещё не ужинали, очевидно, поджидали его.  Здороваясь с маркшейдером, Степан с недовольным видом заметил:
- Уже наслышан я Никон Игнатьевич о твоих пьяных похождениях.
Старик, смутившись, повинился:
- Прости хозяин, больше такого не повторится.
- Я хозяин завода, дома, а не твой хозяин, - грубо заявил заводчик, - каждый человек должен быть сам для себя хозяином, а для обращения у меня есть имя, отчество.
Потом взглянув на растерянное лицо Никона, более спокойно поинтересовался:
- Вот с какой радости ты напился, и чем тебе не по нраву пришёлся Ганс Карлович.
- Так конечно с радости выпил! – Встрепенулся старый маркшейдер. – На дне рудника обнаружилась добротная золотая жила.  Ещё две жилки, правда, не шибко мощные и менее богатые просматриваются, местами, на стенках карьера.  Вот я, перебрав вина, и возмутился.  Это сколько золота в отвалы ушло?  Попутно местами можно подумать об извлечение и других руд свинца, олова, цинка и может быть даже железа не бросать же всё это в отвал.  Конечно остальной «приварок» второстепенен хотя и не лишний, но золото, богатое золото всё же кое-что значит.
- Хорошо, после ужина поговорим более подробно, а то Марфа вон уже и на стол накрывает, пора бы наверно подкрепиться.  Но надо же, какой объём работ ты успел сделать за такой короткий срок.  За тобой, однако, молодым не угнаться. – Решил подбодрить старика Степан.
- Да где там, в моём возрасте по стенам карьера лазить и шурфы копать, если бы не Макарка, я бы и десятой доли не сделал.  Любознательный паренёк.  Это он мне всё время помогал, в свободное от работы время.
- Смотри-ка ты, - с иронией проговорил хозяин дома, только по его непонятной ухмылке и слегка прищуренным глазам не ясно было, толи одобряет он действия сына Марфы, толи осуждает.
Когда закончился ужин, Степан спросил у Марфы, дома ли Макарка и получив утвердительный ответ, попросил её направить парня к нему в кабинет, куда сам с маркшейдером и последовал.
Там они не успели даже поудобнее расположиться на стульях возле стола, как в двери вошёл паренёк.  Поздоровавшись, он остановился в нерешительности, переминаясь с ноги на ногу у порога.  Хозяин кабинета, сразу и не поймёшь, или, усмехнувшись, или улыбнувшись, показал рукой на стулья и промолвил:
- Присаживайся Макар ближе к столу, раз в помощники к дядьке Никону записался.  А к тебе ещё одно дело Никон Игнатьевич, - повернулся он к старику, - твоя задача, сделать из парня хорошего маркшейдера и рудознатца.  Через пару дней мы с тобой отправимся вдвоём ко второму заводу, и третий рудник навестим на обратном пути.  На нём я пока ещё не бывал.  В этой поездке, я у тебя в помощниках похожу.  А как приедем обратно, тогда твой ученик полностью перейдёт под твоё  распоряжение, и только тебе будет подчиняться по работе.  Ну и мне конечно тоже. – Вновь усмехнулся Степан. – И ещё такая твоя задача, обучить парня грамоте.  Я знаю, ты в ней очень хорошо разбираешься.  А теперь поговорим о ваших находках и подумаем как ими лучше воспользоваться.
Лишь за полночь разошлись они по своим постелям.


Рецензии