Доченька. Глава 1

   КАК ТЫ ПОЯВИЛАСЬ НА СВЕТ


       Твой отец  хотел  сына, а родилась ты, моя прекрасная и желанная  дочь. Он даже не хотел идти в роддом, навестить нас – так расстроился. С горя взял ящик водки и  так пил  с друзьями, что  появился только,   когда нас выписали…
      
   Ты родилась  в   очень  жаркое лето в  теплом и  красивом  городе Алма- Ате – столице солнечного Казахстана.   В субботу с утра у меня начались схватки,  и я попросила  твоего отца отвезти   меня  в роддом.  Я ждала его целый день и  мучилась от болей ,   а его всё не было. К вечеру появился он,    выпивши  и сказал, что не может найти машину и лег   спать. Кое  -как,   хватаясь за поясницу,   я дошла до соседей и попросила помочь мне добраться до роддома.
 
    Добрые люди есть везде  -  сосед Амантай   мигом побежал  искать машину,    и  вскоре возле дома остановилась серая «Волга».    Вошел Амантай  с женой Тлек    и два брата   - турки  Эйбовы.   Тлек  спросила  заботливо:
- Что?  Уже  началось?   -  я  кивнула головой.
- А где же твой муж?
- Спит.
-   Да, не повезло тебе с ним.   Ну, пойдем в машину. Узелок собрала с пеленками?
- Собрала,  -   ответила я, стараясь не охать от боли. Братья Эйбовы взяли меня под  руки и  усадили  в машину.
   
    Мы мчались по Красногвардейскому тракту с ветерком, и я изо всех сил старалась не кричать, стесняясь этих сильных мужчин. Они привезли меня в четвертый роддом, а там как назло в тот вечер отключили воду,   но  пожилой   врач  внимательно  осмотрел меня и вызвал скорую. А братья Эйбовы ехали сзади, не желая бросать меня в беде.
   
    Мы колесили по городу   темной   ночью, и меня нигде не хотели принимать с разными отговорками.  Наконец,   приняли в первом роддоме, раздели, сунули в кабинку с холодным душем, потом дали   белую сорочку, синий халат и привели в предродовую палату, где  все кровати были пустые, а  на вешалке висели точно такие же, как у меня синие халаты.  Мои соседки по палате рожали…
Осмотрев меня,    опытная  дородная   и  высокая женщина - врач, сказала  акушерке короткои ясно:
 -   Эту  роженицу на стол!  -     и  меня повезли  по длинному коридору  на каталке в операционную. Уже на столе под капельницей  молодой  реаниматолог стал  допрашивать – сколько мне лет, как зовут мужа и тому подобную чепуху,  до тех пор,   пока  я   не  потеряла сознание.

  Очнулась от острой боли внизу живота и увидела внимательные,   раскосые  черные глаза женщины в белом халате и маске. Она приветливо сказала:
 - Ну вот, ты и очнулась. А мы могли тебя потерять.  Еще бы несколько минут позже и тебя бы не было…
Я пыталась ее спросить, жив ли ребенок, но говорить было больно, и  врач  сама опередила меня:
-  Ночью в два сорок  у  тебя   родилась хорошенькая девочка, весом три восемьсот,  длиной пятьдесят два сантиметра. Но она слабенькая – наглоталась наркоза. Поэтому кормить будут   в детском отделении  сцеженным грудным молоком   и глюкозой.   А ты лежи,  вставать,  кушать пока нельзя, если будет сухо во рту -  можешь  смочить  ложкой с намотанной марлей – пить ни в коем случае нельзя!  -     и  врач вышла  из палаты.
 
      Я  лежала одна в этой палате с пузырем льда на животе и страшной сухостью во рту. На другой день меня заставили подниматься и ходить. Я кое-как поднялась и пошла, держась за стенку.  У меня сильно кружилась голова от потери крови, но я останавливалась  и снова шла вперед.
 
 Потом меня перевели в общую палату, но я была еще совсем слабой,   и  тебя  мне не приносили. Когда в определенные часы  в коридоре раздавался детский плач и стук коляски   -  у  меня замирало сердце. Это приносили младенцев на кормление,  но тебя среди них не было…

    Детский врач каждое утро пугала рассказом о твоем состоянии:
- Ваша девочка каждый день теряет в весе  по сто пятьдесят граммов.
   
   Молоко между тем прибывало – грудь сделалась огромных размеров,   и вся сочилась молозивом. Рубашку приходилось менять   каждый день – за ночь она вставала коробом. Грудь начала болеть и если бы не опытная акушерка со своим адским массажем и банками на грудь, не обошлось бы без операции.

  На пятые сутки я не выдержала, потихоньку встала с кровати и поднялась на второй этаж в детское отделение, откуда доносился разноголосый детский плач.  Я  тихонько постучала  в  крашеные белой краской двери раз,  другой, третий, пока оттуда не вышла медсестра и спросила:
-  Что вам нужно?
- Посмотреть   мою дочку. Пожалуйста.
- Нельзя! Понимаете?  Не полагается.
-  Понимаю, но принесите ребенка, пожалуйста. Я вас умоляю!
  -  Как фамилия?  Из какой палаты? Номер ребенка и ваш?
- Оградовская Татьяна Викторовна, палата пятая. Девочка номер пять. Покажите мне ее, ради бога!
- Ну, хорошо. Подождите здесь в коридоре, - сжалилась надо мной медсестра и через некоторое время вынесла сверточек  в   светло коричневых от постоянной стерилизации пеленках.

   Ловко поддерживая под спинку ребенка, она показала мне тебя. Ты смотрела на меня строго своими небесно-голубыми отцовскими глазами. Красное  личико показалось   мне прекрасным, а из-под пеленки  выглядывали  светло рыжие кудри…
Я смотрела с волнением на тебя,  и по щекам катились слезы. Вот она моя долгожданная дочь! Такой была наша первая встреча.
- Ну, всё? Нагляделись, мамочка?  - строго спросила меня медсестра, и я кивнула головой.  Дочку унесли в детское отделение, и мне показалось, что я услышала твой крик…

   А кормить по-прежнему не приносили, и ты продолжала терять вес…
На девятые сутки я стала молить лечащего врача принести мне дочку на кормление.
- Ну, хорошо. Только будете кормить через раз. Она у вас еще слабенькая.

   Я была согласна на всё, лишь бы скорее увидеть тебя. С каким же нетерпением я ждала первого кормления!  А ты жадно схватила грудь и стала сосать, наголодавшись за все эти дни. А  после кормления  я  тихонько развернула  пеленку и посмотрела твои крохотные ручки и  ножки и бережно завернула вновь. Ты показалась мне совершенством   и  на другой же день прибавила в весе.
   
    Из роддома забирал нас твой отец. Он пришел с  цветами, красивой коробкой конфет и шампанским, но всё это подарил  медсестре,  которая  подала  ему  тебя. А мне хотелось цветы за все муки, но ему это и в голову не пришло.
 
     Привезли  нас домой братья Эйбовы  на  своей  серой «Волге» и не взяли ни копейки.  Как же я была им благодарна! Один из них приподнял пеленку, посмотрел на тебя и сказал, улыбаясь в пышные  черные   усы:
- Красавицу дочь родила тебе  жена. Береги  её.
 
  Но беречь  нас он не собирался  -  вел по-прежнему свою разгульную жизнь, а  я  понимала, какую страшную ошибку совершила, связав свою жизнь с этим человеком. И  только ты   и твоя первая улыбка скрашивали  мне жизнь.

Продолжение следует.


Рецензии
Татьяна, я сейчас прочитала Ваш замечательно, от души, огромной ЛЮБОВЬЮ к своей ДОЧЕРИ написанный рассказ "КАК ТЫ ПОЯВИЛАСЬ НА СВЕТ" из ПРЕКРАСНОЙ повести "ДОЧЕНЬКА". Татьяна, это наша ЖИЗНЬ, СЧАСТЬЕ и БОЛЬ, наша ЖЕНСКАЯ доля. ЭТО - ОБРАЩЕНИЕ счастливой МАТЕРИ к ДОЧЕРИ, самой дорогой, красивой, голубоглазой, похожей на своего отца. Татьяна, наш СВЕТ не без добрых людей! ЭЙБОВЫ - тому пример. Какие слова при вручении ребёнка из роддома невнимательному ОТЦУ сказаны добрым, настоящим мужчиной с пышными чёрными усами: "Красивую дочь родила тебе жена. Береги её!" Пишете ЗДОРОВО! СПАСИБО за МАСТЕРСТВО передачи событий СЛОВАМИ! Всего только ДОБРОГО Вам, милая ТАТЬЯНА!

Роза Салах   13.06.2018 18:41     Заявить о нарушении
Спасибо, Роза, Вам огромное за дорогие для меня слова.
Всего самого доброго Вам этим летом и новых путешествий.
С большим уважением,
Татьяна.

Татьяна Шмидт   14.06.2018 19:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.