Земной шар чуть не весь обошёл Ч. 7

Начало: http://www.proza.ru/2018/02/15/1049

СНОВА У ДЯДИ СЭМА

    Изя сдержал свое слово, и я с группой из шести человек поздно вечером перешел американскую границу. Пятеро мужчин были мексиканцами, а одна женщина – из Перу. В отличие от меня эта прогулка влетела им в копеечку.
    Прощай, Мексика! Жаль, что мне не было суждено пробираться через джунгли Амазонки, бродить по пампасам Аргентины и почувствовать холодное дыхание Огненной Земли. Всё это мне заменила Мексика.
    А не рано я начал прощаться с этой страной? Не придется ли мне снова пользоваться ее гостеприимством? Помимо пограничников следует опасаться и местных жителей. Но, к счастью, мы не встретили никого.
    Мы шли всю ночь и только на рассвете присели отдохнуть. Дальше предстоял самый опасный участок пути – мы должны были пройти Аризонскую пустыню. До горизонта простиралась каменистая почва, густо покрытая песком. Взошло солнце, и стало нестерпимо жарко. Но нас подстерегала еще одна опасность в небе. Над нашими головами застрекотал вертолет. Впрочем, какая опасность! Уже ничто не может нарушить нашу свободу.
    Жара стала такой, что сауна могла бы показаться детской шалостью. Раскаленным воздухом стало трудно дышать. Казалось, что еще немного, и всё тело закипит. Даже толстые подошвы ботинок чувствовали чудовищную жару и готовы были загореться. Рот был совершенно сухим, и мучила сильная жажда. Однако теплая вода не утоляла жажду, да и воды было мало. Моим более молодым спутникам было немного легче чем мне, но отставать было нельзя. Главное было – не свалиться на раскаленный песок. От усталости ноги казались ватными, и голову сверлила только одна мысль – когда всё кончится? Останавливаться было невозможно, а пустыня простиралась до бесконечности.
    В момент, когда силы были на исходе, а в голове стоял непрерывный гул, неожиданно показалась лента шоссе. Вначале я этому не поверил, приняв за обычный в пустыне мираж, но по возгласам группы понял, что это не видение.
    Группа разбилась на пары. Моей напарницей стала дама по имени Лусия. Вскоре нас подхватил рефрижератор, и через час мы были в городе Тусон. Там наши пути с Лусией разошлись. Весь день до вечера я пролежал на скамье в тенистой аллее городского парка. Там же и провел ночь. Только под утро мой организм покинула последняя калория из накопленных мной в Аризонской пустыне. Дальнейший путь до Лос-Анджелеса без особых приключений проделал автостопом.
    В Лос-Анджелесе сейчас живет у сына мой учитель, бывший профессор Строгановки Владимир Николаевич Поляков. Причем, учитель с большой буквы. Меня, желторотого мальчишку, он учил не только профессии, но и жизни. Всему, что я умею делать как художник, обязан исключительно ему. Даже своего сына назвал в честь Учителя. После окончания училища я долго поддерживал отношения с профессором. И теперь представился случай, чтобы лично встретиться с ним.
    Вилла сына Полякова находилась в престижном районе Лос-Анджелеса по соседству с виллами звезд Голливуда. Белоснежный дом, напоминающий средневековый замок, эффектно выделялся на фоне темно-зеленых деревьев. Как преуспевающий бизнесмен Поляков-младший мог позволить себе такую роскошь.
    Учитель вышел мне навстречу. Конечно, годы взяли свое, но его глаза были по-прежнему молоды и излучали мудрость, хотя при этом слегка покраснели и выдавали волнение. Мы крепко обнялись и прошли в просторную гостиную. У нас было много чего рассказать друг другу, поэтому наш разговор затянулся надолго. В гостиной висели картины известных мастеров, а в кабинете профессора висели его собственные, а также картины его учеников. Недавно Владимир Николаевич написал книгу по теории живописи, которая вскоре выйдет из печати.
    - Эммануил, поживи у меня хотя бы до тех пор, как я смогу вручить тебе свою книгу,- предложил профессор.
    - Я об этом подумаю.
    - Думай, юноша. К тому у меня еще нет ни одной твоей картины.
    После торжественного ужина в кругу домочадцев профессора я пошел спать в гостевую комнату, где моментально уснул на удивительно удобной постели. Через открытое окно комната наполнилась пряным запахом экзотических растений.

    На следующее утро я загорелся желанием написать картину для Учителя. В ней захотел выразить ему свою благодарность и показать всё, чему научился в этой жизни. Вначале хотел написать портрет Учителя, но затем в голову пришел эпизод, который крепко засел в моей памяти. Однажды я увидел в лесу, как на зайца напал коршун. Заяц лег на спину и стал так отчаянно махать лапами, что коршун покружил над ним и улетел.
    Писать картину стал вчистую, без эскизов, мобилизовав всё свое воображение. Я с головой погрузился в работу, и она закипела. Время перестало для меня существовать. На полотне крупный коршун, хищно раскрыв клюв и выпустив когти, напал на бедного зайчика. Заяц тоже оказался не промах, поскольку, не согласуясь с природой, имел острые клыки и длинные когти. Картина имела философский подтекст и показывала вечную борьбу добра со злом. Но одновременно она показывала, что добро должно быть с крепкими зубами и когтями.
    Поздно вечером картина была завершена. На оборотной стороне я сделал надпись: «Дорогому учителю от благодарного ученика». Когда подарил картину профессору, он ее долго рассматривал, а потом обнял меня и сказал:
    - Эммануил, ты написал шедевр, хотя он и попахивает сюрреализмом. Я всегда верил в тебя, и ты меня не подвел. Как художник ты состоялся.
    Моя картина понравилась также Полякову-младшему. Он распорядился повесить мое творение в гостиной рядом с картинами известных мастеров.

    После вчерашнего творческого порыва я проснулся довольно поздно, когда солнце уже стояло высоко. Довольно плотно позавтракал, а затем Владимир Николаевич предложил мне покататься по городу. Лос-Анджелес широко раскинулся на живописных холмах, которые связывали первоклассные дороги с множеством развязок.   
    Естественно, мы не могли миновать знаменитый Голливуд, и посетили одну киностудию с экскурсией. В целом город оставил у меня яркое и незабываемое впечатление. Зной сильно не ощущался, так как он смягчался ветерком с океана. По набережной мы проехали к порту. Меня особенно поразили стоящие у причалов и на рейде океанские лайнеры, а среди них один под японским флагом.
    Я попросил профессора оставить меня в порту, что он и сделал. Оставшись один, прошел к японскому кораблю, носящему название «Басё Мацуо». Возле причала я остановился вблизи группы японцев, говорящих на неплохом английском языке и о чем-то жарко спорящих. Из группы отделился один парень и попросил меня подойти к остальным. Оказалось, что японцы спорили об одной фразе на английском и предложили мне их рассудить. Когда я ответил, то спор моментально утих. А потом мы разговорились. Мне удалось выяснить, что их лайнер круизный. Туристы из Японии уже побывали в Сан-Франциско, а завтра возвращаются домой. Все пятеро состоят членами «Ассоциации любителей английского языка». Вчера, когда их преподаватель посетил увеселительное заведение и возвращался на корабль, на него напали неизвестные подонки, ограбили и избили так, что несчастный надолго попал в местную клинику. И это несмотря на то, что он владел всеми видами восточного единоборства. Разумеется, лайнер уйдет без него, а группа осталась без преподавателя. Последнее обстоятельство меня сильно воодушевило. Удача сама прёт мне в руки! Приврав о наличии у меня диплома Оксфордского университета, я предложил ошалевшим японцам свои услуги. После недолгого оживленного обсуждения эти студенты приняли мое предложение. И тут я им открылся, что у меня нет ни паспорта, ни денег. Такой поворот дела вначале поставил их в тупик, но на то они и японцы, чтобы найти оптимальное решение. Группа попытается тайком провести меня на лайнер, и я займу место ушедшего от них преподавателя. Операцию под названием «Проникновение» мы наметили на полдень следующего дня.
    Когда я сказал моему учителю о предстоящем отъезде, он сильно расстроился.
    - Куда ты спешишь, Эммануил? Оставайся еще хотя бы на несколько дней. Дались тебе эти японцы! Я куплю тебе билет на самолет в Токио, или в Гонконг, или куда хочешь.
    - Нет, профессор, я все-таки поплыву на теплоходе в Японию уже завтра.                                           
    - В таком случае хочу предложить, чтобы ты с семьей приехал сюда на постоянное место жительства. С твоим талантом ты будешь здесь жить как король.
    - Обещаю, Владимир Николаевич, что я об этом подумаю.
    - А еще я хочу дать тебе денег, чтобы облегчить дальнейшее путешествие.
    - Прошу вас не делать этого, чтобы не нарушить условие пари.

Продолжение: http://www.proza.ru/2018/02/26/1151


Рецензии
Моня оказался честнейшим из честнейших,
постоянно помнил о пари и данном слове.
А мог бы...
Спасибо, Олег! Понравилась и эта глава.

С улыбкой,
Татьяна.

Пыжьянова Татьяна   01.04.2018 18:31     Заявить о нарушении
Честнейшие люди друзей не обманывают никогда!!!:)

С тёплой улыбкой.
Олег.

Олег Маляренко   02.04.2018 13:03   Заявить о нарушении
О, нет, не соглашусь...
Иногда приходится обманывать, чтобы
не обидеть или не убить словом.

Пыжьянова Татьяна   02.04.2018 13:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.