Гении нашего времени-3 или Классика бессмертна!

  Прозаик Тютькин ковырял вилкой остывшую котлету в глубокой задумчивости.
Окаянный сон не шел из головы.
-Слышь,Матюгов! А вот чтоб ты сделал, если б тебя исключили из Вожделенного Союза писателя?
- Послал бы их в.. или на...!
- Ну, это само собой. А потом?
- А кто тебя может исключить? Теща что ли? Ты ж в этом Союзе один болтаешься!
- А хоть и теща? Сон-то был.
- Ты в голову не бери. Ты там навечно поселился))). Давай лучше за вечность и выпьем!
  Выпили, холодными котлетами закусили.
  А в это время в далекой Италии проходил слет орнитологов в защиту голубей с площади Святого Марка.И надо ж было такому случиться, что именно в этот момент престарелый голубь,не стерпев, налету послал из-под хвоста салют прямо на лысину самого...отца местной мафии,Дона Панталона,читающего в этот момент,сидя на скамейке,переведенный на итальяский язык бестселлер господина Тютькина «Загаженность».
  Дон Панталон был уже человеком не молодым и от того сентиментальным.
  История любви голубки и Сизаря из далекой России напомнила его первую любовь.
- Ах, эти загадочные русские! Так тонко они понимают голубиную душу!
  Одинокая слеза скатилась по морщинистой щеке.
  Символы мира реяли над головой Дона,словно нимб.
  Дон Панталон увидел в этом реянии знак свыше,позвонил своему секретарю и распорядился перевести все средства в фонд поддержки голубей.
  Секретарь в эту минуту пожалел,что он не почтовый голубь,уносящий в оффшорную зону часть средств.
  Получив неожиданно средства,как голубиное послание с небес,орнитологи так ликовали,что разогнали всех голубей с площади Святого Марка.
  Символам мира ничего не оставалось, как лететь в сторону Кремля, где по словам их российских родственников,на Красной площади они будут в полной безопасности.
  Оставшись без средств к существованию,но с благостью в душе,и наблюдая за стаей перелетных голубей,Дон Панталон решил вслед за птицами автостопом добраться до городка,где проживает господин Тютькин,дабы выразить лично ему свое  восхищение.
  Не будем долго углубляться в особенности маршрута. Мы не навигаторы.
  Скажем одно. Достиг-таки Дон Дона.
  А там уж и до городка господина Тютькина три лаптя по карте.
  Пока Дон Панталон колесил по стране,Госпожа Кружкобитова расширяла бизнес к южным границам государства.
  Была у нее при этом заветная мечта:выйти замуж.И не просто замуж,а замуж за итальянца.Уж брльно она любила в молодые годы разливать пиво по кружкам под песни из Сан-Ремо.И песни приятные и пенилось то пиво знатно.
  Но где тут итальянца возьмешь? Одни собутыльники поэта Матюгова. А это уже далеко не Италия.
  Да и сама Аделаида с годами мало походила на Софи Лорен.
  Но, как мы знаем,мечта,как голубица,забавная девица!
- Синьора, не подскажите, как пройти к дому писателя Тютькина?-почти уже без акцента спросил дон Панталон.
  Аделаида слуху своему не поверила.
  Из далекого далека раздавался голос Сан-Ремо.
- А ты кто такой будешь, чтоб зятем моим знаменитым интересоваться?
- Я его почитатель.
- И откуда к нам такого почитателя занесло?
- Из Рима.
Сердце Аделаиды Кружкобитовой перестало стучать от неожиданности.Мечта сбылась не только у Газпрома.Живой итальянец, хоть и пообтрепавшийся! Что может быть прекрасней?Аделаида вдохнула,выдохнула  и произнесла:
- Там.
  И указала в сторону памятника Ленину, голову которого венчал голубь.Дон Панталон,увидев голубя,потерял сознание.Падая,успел подумать о судьбоносности момента.
  Мечта Аделаиды лежала у её ног.Но была бездыханна.
  И тут судьба ей даровала шанс на искусственное дыхание.
  Господа Кружкобитова знак судьбы узрела и опустилась всей мощью русской души на тщедушное итальянское тельце.Ребра затрещали, но не сломались.Дыхание от страха появилось.
  Дон открыл глаза и уже их больше не закрывал. Память рисовала пережитое землетрясение.
  Аделаида поднялась с руин и подняла на руки Дона.Так и донесла его до своих апартаментов,вернее двушки в хрущевке.Животворящие запахи подъезда лучше нашатыря освежили мозги Дона.Дон понял, что вторично Дон он не переплывет и от судьбы в лице Аделаиды не уйдет. Если только его департируют. Аделаида,любуясь лежащим на продавленном диване итальянцем,захлебывалась от счастья.
  Но счастье, как тот воробей,норовит и улететь.
  Женщина поиняла волевое решение: не приходя в сознание женить посланца судьбы.
  Сотрудница ЗАГСа Магдалена Приворожина скучала в своем кабинете.На улице жара и никто по доброй воле не хочет слушать Мендельсона. Да и сам Мендельсон не хочет играть в такую жару свой марш.
  Телефонный звонок прозвучал,как колокол с колокольни Ивана Великого.
  Выслушав звонящего и наспех собрав соответствующую торжественности момента атрибутику,Магдалена рванула рысцой в сторону указанного адреса.
  Газелью взлетела на пятый этаж, где и предстала во всем великолепии и с лентой через плечо пред брачующимися.
-О,мадонна! Ты спустилась с небес!
 Мадонна слегка растерялась, но профессионализм взял свое.Крепкие руки Алелаиды поддерживали ослабленное долгим путешествием тело Дона.За спинами брачующихся уже стояли свидетели: вовремя опохмелившийся поэт Матюгов и его неувядаемая подруга Нинель.За ними дочь невесты поддерживала изрядно выпившего прозаика в окружении друга семьи фальшивомонетчика Соловейчика, второго друга семьи завскладом Неворовайло и шафера-управдома Владилена Жекэхастого.
  Церемония бракосочетания прошла в теплой лружеской обстановке,но с одним досадным нюансом.
  На вопрос сотрулницы ЗАГСа,согласен ли Дон взять в жены госпожу Кружкобитову, Дон,плохо понимающий цензурную русскую речь и испытывая страх перед представителями великой Державы, произнес:
- Си.
  Все опешили. На выручку пришла любительница итальянской попсы Нинель,которая легко перевела на русский язык ответ брачующегося.Все возликовали и раньше времени бросились обнимать жениха.
  Но процедура брачной церемонии была восстановлена.
  Молодые оставили подписи под надлежащим документом в обмен на заранее подготовленный бланк свидетельства  о регистрации брака.
  Но и тут всех ждал международный диссонанс.
  Легко вписав имя невесты, сотрудница ЗАГСа испытала затруднение перед записью имени жениха. Имя состояло из нескольких имен и не умещалось в две отведенных для такого случая строки. Сам Дон не мог пояснить какое имя главное, а какое можно не писать.Он терялся в догадках и вновь терял сознание.
  На помощь неожиданно пришел господин Соловейчик.Он на удивление всех присутствующих на двух отведенных строчках в свидетельстве уместил все имена и еще даже немного места оставил.Присутствующие аплодисментами выразили свою благодарность.
  И на этой оптимистической ноте торжественная церемония перешла в торжественный банкет.
  К подьезду подавали пиво и раков для всех жильцов дома,
  Звучали крики «Горько».
  Портрет Классика Горького упал со стены.
- Это знак!- глубокомысленно произнес поэт Матюгов.
- Какой?-спросили все разом.
- Пора нашему классику выходить из узких рамок Союза и вступать в Международный Альянс Классиков!
- А такой существует?-робко спросил прозаик.
- Организуем!-громогласно заверила теща.
- Ура! Браво! Горько!-скандировали гости.
  На утро, наспех опохмелившись, молодожены и гости,устремились в аэропорт,в свадебное путешествие к берегам Италии по указке Буревестника соцреализма.
  С Красной площади и всех российских памятников вождю вспорхнули символы мира и устремили свой полет к площади Святого Марка.
- Мама,смотри:голуби улетают!Куда они?
- На юг,сынок!Скоро осень!


Рецензии
Любопытно, думаю Алексею Максимовичу Горькому (насколько помню, на самом деле мне лет уже довольно много, именно так звали классика) рассказ ваш понравился бы!! Даже очень понравился! Мне тоже нравиться! Поэт Матюгов-отличный псевдоним, можно права на него продать кому-то.

Юрий Алексеев 5   10.04.2018 20:51     Заявить о нарушении
Здесь Горький упоминается лишь по аналогии с Италией, а именно с Капри.
За отзыв спасибо, Юрий!

Лариса Василевская   10.04.2018 21:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.