Доченька Глава 2. Один счастливый день лета

ОДИН СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ ЛЕТА.


     Первые месяцы ты росла удивительно быстро  и,   как маленький насос,   
качала молочко из груди. И,  наверное,  с   материнским молоком  полюбила чистоту. Ты не могла спать в мокрых пеленках или ползунках и была удивительно подвижной. В четыре месяца ты уже начала переворачиваться с кровати и   стала хорошо сидеть в пять. Отец не занимался тобой, кроме работы  он проводил время с друзьями  в пивной. Сколько слез стоили мне  эти  походы в  ближайшую пивную!

   Как  я боялась его возвращения оттуда! Встречая  твоего отца,   я по   белым  глазам  от большого  количества  кружек  выпитого   пива и нетвердой походке,   знала,  что  он устроит скандал.  Поводов  для  этого он находил много:   не так посмотрела,  не так подала еду, не так приготовила, не то сказала…
Мне было страшно,   что   отец   напугает  тебя,   и   уходила   с  тобой  в  комнату свекрови, закрывалась  на ключ,   а  он    тарабанил   в двери, пока не засыпал прямо за столом на кухне  или возле телевизора  в   зале.
 
   Он не покупал тебе игрушек,  одежду или  еду.  И только раз  ты получила от  отца подарок, когда  тебе исполнилось пять месяцев, он принес тебе большого – больше тебя ростом  плюшевого мишку. Как ты обрадовалась ему! Ты теребила его за лапу, улыбалась и пыталась  что-то сказать,  и все тянула в рот.
 
    В  шесть месяцев  у тебя прорезались  первые зубки,  и ты стала больно   кусать   меня   во  время  кормления.  Я стала давать тебе прикорм  - манную  кашку, суп,   яблочное пюре и   свежий  сок.   Ты кушала   с  аппетитом, а  потом   долго  спала в коляске  на свежем воздухе.
 
    А южное солнце начало сильно пригревать землю. Она парила  под его горячими лучами.   Наступила стремительная    южная  весна.   И  вскоре зацвели алые   тюльпаны, нарциссы, сирень и белые крупные шары душистой  бульдонежи,    а   на  полях возле города   запестрели  маки. Приближался главный православный  праздник.
 
   На пасху свекровь   приготовила  большую бутыль  крепкой настойки,   а  потом учила меня печь куличи. Они получились  высокие,  пышные и красивые. Готовить она была большая мастерица.  Из  хорошего свежего  мяса свекровь наделала   манты  и  приготовила к ним вкусный соус  с чесноком и перцем ,   а еще пожарила жаркое с вином.
 
    На праздник  пришли гости  - брат свекрови Павел Андреевич с  новой женой Таисьей.  Они были крупные, высокие, веселые  и  нарядные. На Павле были новые отутюженные брюки  и светлая рубашка,  Таисья надела пышную юбку с воланами и  яркий жакет.   
- Христос  Воскресе!  - певучим голосом громко сказала Таисья.
- Воистину Воскресе, - ответила Надежда  брату и золовке  и поцеловала  их.
 
   За столом  они много пили,  ели,  смеялись  и шутили.   А Таисья , заигрывая  с Павлом,  расстегнула   у него гульфик брюк  и совала туда руку, пожимая   член  сожителя и  сладострастно посмеиваясь.    После этих игр они удалились  в  спальню.  А  потом   вышли к столу   красные, словно  из  бани.   И снова все пили  хмельную брагу и вино,  и целовались, христосуясь. Не пила только  я.  Это сильно не нравилось твоему отцу и свекрови.
 
  Он взял тебя  из моих рук, посадил на колени, потом налил  из  графина  полстакана  браги и  дал тебе пить.
  - Ты что? Это же пиво. Ей нельзя! – возмутилась я. – Дай мне дочку!
- А я не отец ,  что ли  ей? Да  пиво  -   самый  полезный напиток. От него дети хорошо спят и быстро растут, - доказывал он, с полным ртом,  с аппетитом   жуя  кусок жареного мяса.
- Пиво в семь месяцев  ребенку   да  еще и с мухами!   -   возмутилась я.   В открытую дверь  на запах пищи налетели мухи и несколько  попали  в брагу…
- А мы и с мухами выпьем. У нас не заржавеет! –  захихикала  пьяненькая   свекровь.
 
       Я  схватила тебя  и унесла  на залитую теплом и солнечным светом  улицу, где  на лавочке сидели   бабушки  в светлых нарядных платочках.  А над их головами в  безоблачном синем небе летали   белые голуби   соседки,  тети  Вали  Зябловой .  Она   с   сожалением посмотрела  на  меня    из – под прищуренных  от   яркого солнца   глаз    и спросила:
- Што? Гуляют  у  вас?  Поди,  напились уже?   -  я  кивнула головой.
- Опять   твой скандалить  вечером   будет? Тогда  приходи  ко  мне  ночевать. У   меня тихо, спокойно  тебе с  ребенком будет.    Ишь,  как глядит на меня, глазастая,  вылитый отец,   - засмеялась она.
 
     А ты и правда  родилась очень похожей на отца, с такими же небесно-синими глазами   и прямым носиком. Родовые  рыженькие  волосы   скоро   выпали  и начали пробиваться светлые, как у отца.
В редкие минуты нежности он как-то взял тебя на руки и стал рассматривать   крохотные пальчики, а потом сказал, подкидывая тебя вверх: « Моя доча! Вся в меня. Ногти и те мои…»
 
    Но эта любовь к ребенку нисколько не мешала ему ходить в пивную и приводить друзей,  устраивая с ними попойки,   а  потом скандал.  Вот  даже и  в  светлое Христово воскресенье вечером он   стал  скандалить,  называя меня неблагодарной,   плохой женой и матерью. Вдобавок кинулся  с  кулаками. Пьяные родственнички не сумели   меня защитить,   и нам с дочкой   пришлось  спешно   идти ночевать   к соседке…

  Добрая тетя Валя   положила  тебя   спать на  свою   мягкую  кровать, а меня  стала угощать вкусным  куличом с горячим чаем, приговаривая:
- Пей чай-то, а то остынет. От скандалов  у тебя молоко может пропасть, а это для ребенка  в жару  плохо. Хоть до осени  покорми грудью.
Эх,  не повезло тебе с мужем. Он ведь не первую тебя  домой  приводил. Несколько месяцев поживут с ним и убегают. А ты вот ребеночка ему родила. Не стоит он тебя. Дальше еще хуже будет. Поверь мне. Я его с детства знаю.
 
   Избаловали   его   мать  с  бабкой. Бабка любила  его  без памяти. На поле колхозном работала  и его с собой  маленьким  мальчонкой   брала   - на шею себе посадит и работает с ним. Горб нажила, таская его. По ведру клубники ему  покупала.     За  день съедал ведро ягоды  один!  А с девяти лет курить научился,   в  треньку  за огородами у речки  на деньги играть,  окурки стал подбирать.   Так бабка ему сигареты   покупала…

  Бабка и дом этот построила,  уже на пенсии нанималась людям дома штукатурить, этим и на  дом заработала.   Крепкая и работящая была старуха.  Да они с  Надеждой не жалели её.
 А мать беляши со столовой  Сашке таскала. Выкормила молодца. Она его  в   девках   нагуляла   в восемнадцать лет   от военного. Ох,  и красивый был мужчина!  Сашка- то  в него уродился.   Вот и  ты   влюбилась  за красоту. Так?
  - Так,  - ответила я, вздыхая.
  -  Красота приглядится, а ум пригодится,   а у него ума-то и нет,  -   сказала тетя Валя и задумалась  о чем-то своем, глядя  в окно на синие сумерки,  а потом добавила:
- Жаль, что мать Сашке во всём потакает. Трудно тебе у них  будет  с дитем. А  твоя  мать  где?
- Далеко тетя Валя.   В Сибири.
  -  Вот и возвращайся туда, а  пока ложись спать – утро вечера мудренее…
 
    Утром в окно застучала свекровь:
- Я на работу пошла, а ты домой иди  - нечего  по соседям ходить. Иди, а то он в пивную уйдет на целый  день.
Работала   Надежда Андреевна  поваром в военном училище и была главным кормильцем семьи. Каждую смену она приносила в объёмистой сумке  кусок свежего мяса, пакет жареной рыбы, сливочное масло и крупы.  Сын отдавал матери часть зарплаты, остальное пропивал, а я не получала ничего, находясь в  декрете,  и денег у меня  не было даже на молоко ребенку.

    Молоко я брала в долг под запись у молодой и красивой турчанки Кыз-ханум.  Когда сумма набралась приличная, Кыз ханум стала просить деньги.
 Мне пришлось  попросить   денег  у твоего отца  рассчитаться  за молоко. Он как всегда был навеселе  и не на шутку рассердился.
- Нет у меня денег! Нет! Вот смотри!  - кричал он,   выворачивая пустые карманы. – Я сам пивнику Борьке должен. А зарплату я матери отдал.
  -  Ну,  попроси у неё. Мне завтра надо  долг  отдать.
- А мне какое дело? Нет денег  - иди,   работай!  - продолжал он кричать с покрасневшим от злости лицом.

   Так  в   твои  семь  месяцев   я   пошла   работать    в детский сад поселка. Я сажала тебя  в  манеж,  а сама принимала детей и проводила с ними подвижные игры свежем  воздухе,   кормила завтраком и обедом, потом укладывала спать. Ты тоже вместе со всеми  сладко спала в кроватке   уютной,    розовой спальни. Заведующая Раиса Васильевна, крупная дородная женщина благосклонно  относилась ко мне и отпускала пораньше, понимая мое положение.
 -   Иди уж. Сейчас самая жара начнется. Ребенок может солнечный удар получить,  - говорила она, и я шла с тобой домой, где у тебя была своя собственная кроватка.
 
    И в девять месяцев  ты уже крепко стояла   в ней на ножках, а в  одиннадцать  сделала первые робкие  шаги.  Я купила тебе  синие кожаные пинетки и белые носочки. В пинетках ты сначала крепко держалась за мою руку, а потом   неуверенно   пошла  по дороге, по краям которой высились  пирамидальные  тополя и струились  арыки, орошая корни  могучих   деревьев.    Как же я радовалась, что  моя доченька уже ходит по земле своими ножками. А ты уже делала новые успехи  - начала говорить  и первыми словами были: мама, папа, Катя. И это  тоже радовало.

    Но  всё-таки  каким   бесконечным показалось  мне   то  алма-атинское жаркое лето!    А  солнце  с  самого утра заливало светом улицы поселка Гагарина, который все почему-то называли Черным Ишаком,   где дни проходили похожие   один на другой,   как близнецы-братья…
 
    Я   помню один только счастливый день  этого   лета.   Муж   получил получку, отдал львиную долю денег матери, а на остальные предложил  мне свозить дочку в парк культуры и отдыха, где   находился  большой зоопарк. Для такого случая я надела свое единственное  нарядное платье -   шелковое  светлое,   в белый горошек и туфли на высоких каблуках.

   Мы поехали туда на такси   -  голубой   « Волге»   с черными шашечками.  В  тенистом парке  было прохладно, там росли чудесные цветы, везде продавали мороженое и прохладительные напитки. Отец носил тебя  на руках,   смеялся,   показывал   зверей,  а потом отлучался и пил пиво в киосках.
 
      Мы  долго ходили  по  зоопарку,   и   я   устала  и сильно   захотела пить.  Тогда муж принес мне несколько брикетов   мороженого  и  бутылку лимонада.   Как приятно было мне  внимание твоего отца! По дороге домой заехали в универсам и купили разных продуктов, а потом опять вернулись  на такси. Вся поездка обошлась мужу  около тридцати  рублей.  Как всё было дёшево в нашей большой стране!  А свекровь пока мы ездили в зоопарк, напекла  вкусных беляшей и наварила кастрюлю  компота. Уставшие за целый долгий день, мы рано легли  спать, но  каким же сладким было пробуждение…

  И  казалось,   что  завтра начнется у нас счастливая жизнь. Я так надеялась на это! Но чуда не произошло. На следующий день муж привел домой нового друга и сказал мне:
- Это мой брат Ренат.   Ты должна любить и уважать его. А жить он будет у нас. И с этого дня начались для меня новые мучения.


Рецензии
Хорошо пишете! Произвольно и просто. Мне понравилось. Успехов и благополучия! С уважением

Николай Крутько   23.07.2018 19:29     Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.