Крабовый марафон

Известное нам выражение - «от жиру бесится», вполне применимо к жителям страны «дяди Сэма». При пристальном рассмотрении образа жизни и брожения в умах – «мечты  проживания всех поколений», напрашивается вывод: что совсем не безоблачно всё - в этом «чуде света». Нация в прямом смысле слова жиреет не по дням, а по часам.  Когда смотришь на их полицейских обоих полов, хочется вскрикнуть: - о Боже, как эти «сумоисты» догоняют преступников. Хотя о чём это я: они в них не заморачиваясь просто «палят» без разбора, причём не пытаются временно обездвижить, а «прошивают» бедняг, как решето. Маниакальная вера в свою «святую» исключительность, даёт дорогу и к заплыванию мозгов оных. То, что они творят с мифом о продвижения «своей демократии», икота и изжога от которого отдаются во всём мире.
 Но не будем сегодня о политике. Безмерно сытая жизнь - «отражается  прежде всего на прекрасной половине дядюшки S». По улицам передвигаются «монстры» в юбках или шароварах,  джинсы «Levis» - становятся для них мечтой, или шьются по отдельному заказу. То ли дело, страна восходящего солнца! Все люди поджарые, стройные, приветливые. Женщины – миниатюрные почтительные, а всё от чего? Не поверите – Его Величество Белок! И мозги не заплывают (самые высокие технологии в мире), и живут до ста лет. Видимо из этого постулата, исходили герои моего следующего рассказа:

День строителя, день водителя, день моряка – отмечаются, как правило, по круче встречи нового года. Все прошедшие через жернова этих торжеств, знают это наверняка. Место, где происходили наши события, несомненно,  является морской «державой» всего северного побережья. Широта и размах души морской братии,  известно нам ещё со времён пиратов средних веков. - Юра Тишевский, неделю, как вернулся с морской путины. Мало того, что традиция требовала бурной «замочки» окончания «каторжных работ»: так ещё день рыбака! - давил на сердце и печень своей торжественностью. С разной нагрузкой гудели всю неделю. Моряк, уже прячась от собратьев по торжеству, заглянул к нам на огонёк.

- «Братан, спасай: затаюсь у тебя ни надолго, собью след, а то друзья-коллеги загубят мой измотанный организм». Татьяна, сразу поняв, что нужно развернуть «полевой госпиталь», стала убеждать его, что первую «клизму» нужно сделать свеженьким бульоном, затем: когда уже отпустит, сделать небольшой укол рюмочкой холодненькой водочки. Только при упоминании названия последнего лекарства, «морской волк», делал такие гримасы, что мы с «доктором», как по команде взрывались неудержимым смехом.  Нужно отметить: что Тиша, всегда очень умеренно беседовал с зелёным змеем, скорей всего был девственником по отношению к этому коварному злу человечества. За многие годы дружбы, я ни когда не видел его в неадекватном состоянии. Служил он боцманом на крупном рыболовецком сейнере, на котором всегда действовал строгий сухой закон. Другое дело выход на большую землю, но и здесь он был непререкаемым моралистом.

Хозяйка с большим трудом, чуть ли не из ложечки, влила в него кружку куриного бульона, при этом он сильно пыхтел, крутил башкой и кривился, вдогонку впихнули горячий  блинчик с мясом. И, о чудо! - у больного появился пульс, начали просматриваться признаки улучшения: - слегка пробило потом,  щёки начали розоветь, на лице появилась хитрая улыбка и он изрёк: «Танюша, я, кажется оживаю, уже наверное можно перейти к уколу - это не противоречит постулатам «народной медицины»?» Ответ был короткий: - «Посиди пока здоровяк ты наш неугомонный, пусть печень порадуется!» - Он распластался на кресле, вытянул ноги и проронил: - «Красота-то какая!»  И уж хотел было вздремнуть и разговеться, а тут, как пронзительная рында на корабле – зазвонил телефон! Он вздрогнул, и на моё действие поднять трубку, замахал руками: - если меня? то ты не видел, не слышал и вообще: я для всех - на Луне. Он даже представить себе не мог, что этой фразой, он отправит себя через какое то время - почти в этом направлении. На проводе оказался совсем даже не злодей, а настоящий доктор - мой друг Володя Брукер, главный врач курорта-санатория Талая.
 
- «Ребята привет, что творим?» - есть предложение заглянуть ко мне на пару дней – погреть кости. Мы все переглянулись, как бы спрашивая друг, друга: - ну что?  Я, тут же беру инициативу в свои руки: - добро, здесь у нас в бегах «морской дьявол» с израненной печенью, ему, как никогда  к стати, твоё уютное гнёздышко. Вечером будем у тебя - на том и по решили! Татьяна, позвонила его жене Лиде, они сошлись во мнении, что это будет лучший вариант спасения его «заблудшей душе», и с лёгким сердцем одобрила вояж. Путь к райскому уголку был не близкий. Нужно было, по быстрому, взять с собой: что то перекусить, ну и традиционный набор напитков. Машина стояла под окном, не стали терять время на приготовление разносолов, не заморачиваясь собрали авоську из того, что было на столе…
- Подъехали в магазин: пробежались по отделам, с горючим проблем не возникло, на съестных прилавках - только полуфабрикаты. И тут, боцман предлагает безумное решение: - гони в сторону телевышки. В то время, перед ней, на площади стояли лотки с морепродуктами, от изобилия  деликатесов разбегались глаза. Боцман подвёл нас к прилавку с Камчатскими крабами: - те, завораживали своим царским видом (под впечатлением этих событий в дальнейшем я, написал картину, в центре сюжетной линии – был этот красавец). На выбор были, как замороженные, так и варёные исполины. Он лихо распорядился - набить последними большую коробку. – «Ребята не удивляйтесь, ещё благодарить будете, лучшего закусона и придумать нельзя» - убедил он нас.  Споров быть не могло, этот северный деликатес - всегда стоял на первом месте у гурманов всех времён. Прикинув общее наличие съестных припасов, - «туристы» отправились в круиз. 

Погода, как никогда выдалась на славу, путь пролегал по красивейшим северным местам. Дорога длинная, «пассажиры» не стали терять времени: Тиша, уже  окончательно «встал на крыло», и накрывал стол на заднем кресле «Волги».  «Поляну» сварганили  совсем не скудную. Во главе «стола» возвышался Камчатский гигант, лапы его, свисали до самого пола. Мне поступила команда:  отыскать в машине ножницы или острый нож. Так, как машина была укомплектована по северному лекалу – нашлось и то и другое. Разлили по первой: Таня цедила «Токайское», боцман причастился сладенькой «Столичной». Наступил момент разделки океанского  «шедевра»: морской волк, нашёптывая себе под нос какую-то молитву, энергично начал процесс - появились первые кусочки, от одного только вида и запаха потекли слюнки. Первый пластик, как настоящий джентльмен, он предложил даме. Закатывая глазёнки: они смаковали продукт и при этом энергично зазывали меня присоединяться к трапезе. Я, всячески отнекивался: объясняя это тем, что за рулём такой нежный продукт потреблять неудобно - вот остановимся по нужде, тогда и разговеюсь.

Банкет на колёсах набирал обороты. За окном пробегали красивейшие пейзажи Колымы: - горы, сродни пейзажам Рерихов, даже в летнее время, верхушки которых покрыты снегом. От этого - бесчисленное количество ручейков стекающих по распадкам, переходящих в небольшие реки. Сопки у основания покрыты стлаником, и конечно:  удивительной красоты небо с живописной игрой облаков. Проехали Палатку, Карамкен – впереди маячил перевал «Яблоневый», пассажиры, оживленно жестикулируя, доедали первого «гиганта». После третьей потянуло на песняка - «По Дону гуляет казак молодой» уже колыхалось на устах, как вдруг «морской казак», начал приглушать связки и изрёк - что то мне не по себе ребята, внутри всё крутит. Все затихли. Что, где, как рассказывай? Он на глазах начал белеть и покрываться потом.  О-о-о-ой, Васильевич останавливай, и уже шёпотом: - скорей, скорей! Дело было уже у подножья перевала, я, прижался в удобное место, он выскочил и как молодой сайгак ломанулся к стланику (большие кусты лиственницы). Мы с Танюхой, затаили дыхание: не понимая, толи ржать, толи, во спасение  друга - разворачивать оглобли  до ближайшего лазарета.
Невдалеке, из-за кустов, еле, еле доносились звуки «оркестра», верх брали с начало низкие, потом резко высокие ноты – «музыканты явно сбивались с ритма». И здесь уже, как мы не старались держать серьёзные физии – взорвались гомерическим хохотом. Я, кое-как держась за живот, вывалился из салона, и вперемежку со смехом стал кричать ему: - тебе, что лучше передать водички или литературу? - Да наверное  то и другое кидай, выдавил он. Минут через двадцать, покачиваясь появился из-за кустов, краснота от краба перебралась к нему на лицо. - Может быть, разворачиваемся назад, спросил я, его? Нет, категорично ответил он, рви вперёд, только быстрей.

Ударили по «газам», впереди был подъём на длинный перевал. По обочинам дороги, мелькали маленькие стелы, с рулевым колесом на фасаде: - памятники погибшим здесь в разные времена - шоферам. Миновали макушку, пошли под уклон. До селе  хихикающая Татьяна, притихла и стала вести себя как- то странно. Я, начал наблюдать за ней в зеркало заднего вида - глаза её потускнели, она начала растерянно суетиться. Увидев мой пристальный взгляд, она пролепетала: - Юра, меня что-то подташнивает, давай, на верное останови - я выйду,  подышу. Мы с боцманом переглянулись, оба поняв, что это претендент на исполнение «второй партии оркестра». Как назло - впереди равнина и только вдалеке небольшой отрезок леса. – Ты потерпишь три минутки? спросил я, её - не знаю, буду стараться: прошептала она. Я, ударил по газам. Стрелка спидометра упала до отказа вправо, казалось, что машина вот-вот взлетит. И вот - наконец финиш!  Она хватает свою сумку и «очень спортивным шагом - семенит на прогулку». Не успел я выпустить шутку на этот счёт, как доселе притихший мореман - запричитал: - «Да что же это опять за х…(здесь идёт длинное изречение на латыни), и резко открыв дверь, «сайгаком» рванул в другую сторону». В этот момент я, даже растерялся… - толи смеяться, толи плакать. Стою один на пригорке, - как Кутузов, перед сражением, волнуясь - ждёт свою разведку с донесением. Только погода в этот день, радовала душу - на небе ни одного облачка, солнце разогрело салон, как сковородку. (Скорей всего, это обстоятельство сыграло не последнюю роль в нашей истории). На севере: температура воздуха, зимой колеблется, как правило: от 40 до 60 градусов, летом – плюс 25-30.  То, что разморило боцмана в этих обстоятельствах – не удивило! Но вот Татьяна? – Значит, не исключено отравление!

Первой на горизонте появилась «Черноглазая». На вопрос: ну, как ты? – она прошептала: - «Это кошмар какой-то»! С другой стороны уже подтягивался Тиша. На его физию без жалости, смотреть было невозможно. Не смотря на то, что ситуация была не шуточная: - я, с трудом сдерживался что бы не взорваться хохотом! Понурые «больные»: подняли все стёкла в салоне, плюхнулись на заднее сидение, и мы лихо покатили навстречу новым испытаниям. Потом мы ещё не раз, останавливались «подышать воздухом». Таня, на очередной остановке перебралась вперёд. Юрец, уже измученный до предела, упал на заднем кресле и сладко уснул. И вот наконец-то,  уже к вечеру, впереди замаячила жемчужина северных широт - санаторий «Талая».
Красота, на подъезде открывается сказочная: кругом горы, в низине река. В центре, как величавая церковь, возвышаются сами белоснежные здания – проекта «времён Классицизма», утопающие в контрастах Северной природы! Ребята, изрядно настрадавшись - приходили в себя!

Поднялись наверх, в сторону администрации. - навстречу секретарь Ольга, увидев нас, защебетала: - ну, что вы так долго? - Владимир Ильич, хотел уже высылать вам навстречу машину! Зашли в кабинет. Володя подскочил на встречу со словами: - «Ну где вас «нечистая» носит?» – я тут уже яйцо снёс! Я, ему: - вот, вот, ты попал в точку – она и носит!  Вкратце изложил ему события «сказочной» дороги. Он, внимательно выслушал факты и деловито изрёк: - так, так - всё понял! Вызвал секретаря и говорит: - Оленька, позвони ка быстро Изольде Марковне: пусть подготовит процедурку для двух пациентов. Ты, что ещё удумал начальник? - завопили они в один голос. Как, что? – нужно хорошо промыть кишечник! - Что там промывать: мы уже за весь день, чистенькие, как два младенца! – «Так, что, и пить и есть сможете?» – Да, да в один голос  взмолились они. В этот момент, мы с Володей, переглянулись и взорвались хохотом. - Ну вот, другое дело!  А то я, наготовил мои фирменные вкусности, кто их есть будет? - Надя с детьми в столице, будут только через неделю. Я уже отмечал, что семья Брукер, обладает особым даром кулинарных способностей.  Диву даёшься, что они творят с секретами восточной кухни!  Ильич, отдал ещё текущие распоряжения, и мы, минуя процедурный кабинет, направились к нему домой. Банкет затянулся до утра. Гости с большой осторожностью пробовали деликатесы, но проверив организм на устойчивость оным - очищали тарелки уже без опаски. В процессе трапезы, Иьич обрисовал вероятные причины отравления: - не стерильность приготовления, жаркая погода, возможно занесённая палочка?  Обвинения в адрес самого «Короля морских глубин» - была снята безоговорочно!

На следующий день, Ильич, хвастая своим зимним садом, подвёл нас к грядам с натуральными арбузами. –« Вот, на наших геотермальных водах растут такие красавцы, хотите - сейчас разрежем?» – попробуете наш экзотический продукт! - Не-е-е-т,  н-е-е-т!!! - В один голос завопили друзья. Нам и вчерашней экзотики - надолго хватит! Вечером: уже плавая в большом бассейне, Тиша, фыркая и булькая водой, подплывал к бортику - где у него на подносе стоял запотевший графинчик, опрокидывал рюмочку и возмущённо произносил: - «Ну, ни чего, я до них доберусь, это же надо так подставить. При этом обращался к нам: - «Помните этого горбоносого с подленькой улыбкой?» – он мне сразу не понравился, Найду – убью гада! Возвращаясь назад: «черноглазая бестия и морской волк», как два ангела безмятежно спали на заднем кресле. По общей оценке «туристов» – экзотическая поездка удалась!


Рецензии