Луковка. Часть седьмая

Моросил мелкий и нудный дождик, когда ранним утром, поеживаясь, они вышли на мокрый перрон.

- У вас есть, где остановиться? – спросил Горшков.
- Да, - машинально кивнула занятая своими мыслями Светлана. – Мы поедем к Юрию. А если возникнут какие-либо сложности, я думаю, нас приютит Надежда Николаевна.
- Знаю, знаю, - улыбнулся Сергей Петрович. – Очень своеобразная старушка. Вот вам мои телефоны, рабочий и домашний. Вы можете звонить в любое время, - он написал на листке, вырванном из блокнота, номера телефонов и протянул бумажку девушке. – Завтра, к 9 часам утра, я жду вас в отделе. До свидания.

- Мама, а куда мы плиехали? – ребенок мило картавил, не выговаривая букву «р», а теперь, нетерпеливо дергал Светку за подол платья..

- Мы приехали к твоему папе, сынок, - задумчиво ответила Светлана и, поймав недоуменный взгляд ребенка, впервые услыхавшего незнакомое слово, поспешила объяснить:
- Папа – это такой дяденька, который должен быть у каждого мальчика или девочки.
- А почему он не живет с нами? – продолжал допытываться карапуз.
- Болел. Папа и сейчас сильно болеет.
- Тогда пошли сколее. Он нас увидит, обладуется и пелестанет болеть, - Юрка схватил Светлану за руку и потащил ее за собой.
    
Вот и знакомый дом, подъезд, лестница на второй этаж…. Казалось, ничего не изменилось за прошедшие четыре года. Затаив дыхание и ощущая невероятную робость, Светка нерешительно нажала кнопку звонка. Раздалась переливчатая трель, и девушка испуганно замерла, прислушиваясь. Тишина. Она позвонила еще раз, смелее. Тот же результат. Еще раз, еще…. Потеряв терпение, Светлана принялась колотить в дверь кулаком.

- Что вы гремите на всю округу. Нет там никого! – раздался старческий голос сзади и, Светка, вздрогнув, обернулась. На площадке стояла Надежда Николаевна и скептически рассматривала Светлану.
- А вы кто будете Юрию Михайловичу? Что-то раньше я вас здесь не видала, - неуверенно спросила она, подслеповато прищурившись.
- Здравствуйте, Надежда Николаевна. Вы что, не узнали меня? Это я, Светлана, - Светка смутилась и покраснела.
- Света! Приехала! Ну, давай, заходи ко мне, поговорим, - засуетилась старушка, распахивая дверь своей квартиры. – А это кто с тобой, - она кивком головы указала на Юрку, который спрятавшись за спину матери, подозрительно разглядывал незнакомую старуху.
- Мой сын. Юра.

- Заходите. Чего на лестнице стоять, - Надежда Николаевна отчего-то помрачнела и посторонилась, пропуская гостей вперед. В прихожей они разделись и прошли на светлую, опрятную кухню.

Старая женщина усадила гостей за столик, надела очки и поставила чайник на газовую плиту.
- Сейчас я напою вас чаем, а потом поговорим, - приговаривала она, бросая на Юрку, который чувствовал себя довольно стесненно в непривычной обстановке, пристальные взгляды.

- Господи! - воскликнула она и всплеснула руками. – Прости меня, дуру старую. Ведь это вылитый Юрка Луковицкий в детстве. А я ведь подумала невесть что. Погоди, я сейчас альбом принесу, - она встала с табуретки.

- Подождите, Надежда Николаевна. Да. Это Юрий Юрьевич, правда, пока Сорокин, - просто ответила девушка. – А где сам Юра? Он куда-то вышел?
Старая женщина тяжело вздохнула и втянув голову в плечи, принялась разливать чай.

- Его два дня уже нету. Обычно, мы с ним вместе в магазин ходим, а тут я одна пошла. Купила хлеба себе, Юрке, колбаски, еще кое-чего. Чертова соседка, - досадливо пробормотала она. – В соседнем дворе, битый час рассказывала мне про своего непутевого зятя. Пришла домой, разделась и понесла Юрке хлеб. Звоню – тишина. У меня есть ключ от его квартиры, открываю, никого. Вот, с тех пор я его не видела, - Надежда Николаевна вновь вздохнула и поднесла платочек к повлажневшим глазам.

- А в милицию вы обращались? – с надрывом спросила Светка.
- Была, да что толку, - махнула рукой старая женщина. – Сказали, что заявление о пропаже человека принимаются только через три дня.
- Но он больной человек. Мне Сергей Петрович, следователь, все рассказал. И про двухгодичную кому, про то, как он был в «психушке», про Юркину амнезию, - Светлана вскочила и заметалась по крошечной кухне. – Что же делать? – бормотала она, до боли закусив губу.
- Ой, Свет, чуть не забыла. Я вот чего нашла у Юрки, - Надежда Николаевна вышла и, вернувшись, протянула Светлане визитную карточку.

- Агентство по продаже недвижимости. Михеев Владимир Сергеевич, - вслух прочитала Светка и присев, задумалась. – Агентство по продаже недвижимости, - повторила она. Внезапно, мозг заработал ясно и четко.
«Одиночество, квартира, нападение….» - она решительно встала.
- Мам, я спать хочу, - сонно протянул разомлевший после чая Юрка.
- Светочка, а можно я его уложу? – свистящим шепотом произнесла Надежда Николаевна и умоляюще посмотрела на Светлану.
- А ты меня в печку не посадишь? – встрепенулся засыпающий Юрка.
- Не посадит. Это очень хорошая бабушка, сынок, - Светка ободряюще кивнула старой женщине. Та, счастливо, по-детски улыбаясь, взяла Юрку на руки.
- Боже, маленький. А легкий какой, - она, покачивая и что-то тихонько напевая, унесла Юрку в комнату.
- Спит. Умаялся, бедняжка, - сообщила она, вернувшись на кухню. – Что думаешь делать?
- В милицию пойду. К следователю Горшкову, - Светлана решительно сдвинула брови. – Можно Юрка пока побудет у вас.
- Могла бы и не спрашивать, - старая женщина обиженно насупилась. – Деньги-то у тебя есть?

- Есть, правда немножко, но есть, - Светка покраснела. – Сейчас я достану свежую рубашку, оденете Юрке, когда он проснется, - Светлана принялась разбирать дорожную сумку и вытащила пакет, который, накануне, насильно сунул ей Степаныч. В недоумении повертев его в руках, девушка развернула пакет и достала оттуда внушительную пачку денег.

- Ох, ты, батюшки, - ойкнула Надежда Николаевна. – Вот так немножко. Ты что, банк ограбила? – старая женщина испуганно перекрестилась.
- Степаныч, садовник наш, отдал нам с Юркой свои накопления.
- Спасибо тебе, Степаныч, - слезы благодарности хлынули из глаз растроганной девушки и, закрыв лицо руками, она бросилась из квартиры.
* * * *
    
Светлана вошла в помещение ГОВД и робко огляделась. Вокруг сновали озабоченные люди в форме и в гражданской одежде, которые не обращали на нее никакого внимания.

- Девушка, вы к кому! – окликнул ее дежурный, сидевший за стеклянной перегородкой.
- К следователю Горшкову.
- Он только сегодня приехал из командировки и вряд ли будет, кого-то принимать. Он вас вызывал? – молоденький лейтенант с восхищение рассматривал молодую, красивую женщину.
- Нет, но позвоните ему, пожалуйста, - взмолилась Светка. – Скажите, что пришла Светлана Сорокина. Мне очень надо.
- Хорошо. Я попробую, - нерешительно протянул лейтенант и набрал номер телефона.
- Сорокина! – окликнул он ее через минуту. – Проходите. Второй этаж, комната 216.
Когда Светлана вошла в кабинет Горшкова, тот, сняв очки, протирал усталые глаза.

- Что у вас случилось, Светлана Алексеевна? Мы же договаривались на завтра, - он жестом предложил девушке присесть.
- Юра пропал! – обреченно выдохнула Светка и в изнеможении плюхнулась на стул.
- Как это пропал? Куда? – Сергей Петрович, наоборот, встал от неожиданности.
Светлана коротко рассказала ему о разговоре с Надеждой Николаевной и, протянула Горшкову «визитку». Тот внимательно прочитал ее и задумчиво взъерошил свою, довольно редкую шевелюру.
- Михеев, Михеев, он же – Михей. Так, - следователь одел очки. – Сейчас спуститесь вниз и напишете у дежурного заявление о пропаже Юрия Михайловича. Затем, вы отправитесь домой. И убедительно прошу вас, не предпринимать никаких действий. Появятся какие-то новости, я вам позвоню. До свидания.
    
Светлана быстро написала заявление и выйдя на улицу, остановилась в нерешительности. В ней, вдруг, взбунтовалась ее прежняя, кипучая натура, которая властно потребовала последующих, незамедлительных действий.

- Нет уж, дудки, - вслух произнесла она и язвительно показала язык всему УВД. – Вы четыре года не предпринимали никаких действий, - Светка решила разыскать таинственного Михеева и постараться выяснить, откуда в Юркиной квартире появилась «визитка».

«Советская 19. Здесь» - Светлана решительно потянула на себя тяжелую дверь и пошла по длинному коридору, внимательно рассматривая таблички с именами сотрудников.
«Михеев Владимир Сергеевич. Генеральный директор агентства» - прочитала она на одной из дверей и негромко постучала.
- Войдите, - послышался почему-то женский голос, и Светка оказалась в приемной секретаря.
- Вам назначено? – жеманно спросила смазливая девица и профессионально улыбнулась.
- Нет, но мне очень надо, - девушка взялась за ручку двери, ведущей в кабинет директора.
- Всем надо. Владимир Сергеевич очень занятой человек и принимает только по предварительной записи, - секретарша выскочила из-за стола и вцепилась в Светкину руку, силясь оторвать ее от ручки.
- Да вы поймите, человек пропал, - попыталась урезвонить девицу Светлана.
- Вот и обращайтесь в милицию! Причем тут наше агентство! – истошно завопила длинноногая фурия.
- Спасибо за совет, но я только что оттуда! – Светка тоже повысила голос. – Пропустите меня немедленно!
- Что за шум? – на громкие голоса из кабинета вышел мужчина средних лет, с бегающими глазками и аккуратно подстриженными усиками.

- Вот, Владимир Сергеевич, пришла хулиганка и рвется к вам, - плачущим голосом затараторила секретарша, указывая на Светлану. – Надо милицию вызвать.
- Не надо никакой милиции. Мы сами разберемся, - бархатистым голосом произнес Михеев и дружески подмигнул Светке. – Заходите, - пригласил он девушку.
- Ну, что там у вас случилось? – спросил Владимир Сергеевич, усадив Светку в мягкое кресло. Сам он взял стул и уселся напротив.
- Пропал человек. Луковицкий Юрий Михайлович, - взволнованно заговорила девушка.
- Мы не занимаемся розыском людей, – Михеев заинтересованно посмотрел на Светлану и принялся раскуривать трубку.
- Я знаю. Но в его квартире, соседка обнаружила «визитку» с вашим именем.
- Вот как, - Михеев подался вперед. – И где эта «визитка»? – по кабинету поплыл ароматный запах дорогого табака.
- Я отнесла ее в милицию и написала заявление о пропаже человека, - всхлипнула Светка.
- Ну, ну, не надо плакать. Вот, выпейте воды, успокойтесь и идите домой, - он заботливо налил девушке стакан шипучей «минералки». – Мы обязательно разберемся и поверьте, если с нашей стороны были допущены какие-либо правонарушения, то виновные будут строго наказаны. Кстати, а кто вы ему будете?
- Я? – Светлана на мгновение растерялась, но сразу взяла себя в руки. – Я его невеста! –  заявила она. – У нас есть совместный ребенок.
- Ребенок, говорите? – Михеев задумчиво забарабанил пальцами по столу. – Ребенок – это очень хорошо, - если бы Светлана была чуточку повнимательнее, она обязательно заметила бы хищный огонек, промелькнувший в глазах собеседника.  – Ладно, я вас прекрасно понял. До свидания, - Михеев резко поднялся со стула, давая понять, что аудиенция окончена.
   
 Немного приободрившись, Светлана не спеша шла по улице, с удовольствием вдыхая свежий воздух. Она уже подходила к Юркиному дому, когда рядом с ней остановился огромный, черный «джип»
- Такой красавице нельзя ходить пешком. Садитесь, девушка, - послышался хриплый голос и из-за опущенного стекла, выплыла небритая физиономия.
- Спасибо. Вот мой дом, - занятая своими мыслями, девушка не обратила на машину никакого внимания. Внезапно, она почувствовала, как сильные руки подхватили ее и буквально зашвырнули в зияющее чрево авто. Мощный «джип» рванул вперед.
- Что вы делаете?! Куда вы меня везете?! – отчаянно завопила девушка.
- Заткнись, коза! – хриплый голос сидевшего сбоку амбала наводил естественный ужас и, Светка непроизвольно съежилась.
- Заткни ее сам, - обернулся сидевший впереди. В тот же миг, Светлана почувствовала, как ее рот заткнули чем-то сладко-приторным и девушка провалилась в успокаивающую тишину.
* * * *
    
Машину резко тряхнуло и, девушка с трудом подняла налитые свинцом веки. Подташнивало, и слегка кружилась голова, а в салоне, несмотря на открытые окна, до сих пор плавал сладковатый аромат эфира.

- Очухалась? – прохрипел сидевший слева похититель, заметив, что девушка пришла в себя.
- Накинь ей мешок, чтобы башкой не крутила, - бросил через плечо сидевший впереди.
- Куда она денется, - легкомысленно ухмыльнулся хрипатый. – Пускай в последний раз на природу полюбуется.
Светлана угрюмо молчала. Она уткнулась лбом в стекло и тоскливо смотрела на проплывающие мимо машины деревья. «Джип» не спеша пробирался по узкой, лесной дороге, важно покачиваясь на многочисленных ухабах.

«Что им от меня надо и куда мы едем» - обреченно размышляла Светка. «И вообще, кто они такие?»

Сделав вид, что она задремала, Светлана, через чуточку приоткрытые глаза, внимательно рассмотрела своих похитителей. Их было трое. За рулем сидела молодая женщина в черных очках, которая за все время не проронила ни слова. Справа, на пассажирском сиденье, важно восседал широкоплечий и бритоголовый парень в кожаной «косухе», а рядом со Светланой, слева, сидел небритый верзила с опухшим лицом.

«Алкаш какой-то. Пьет, наверняка беспробудно» - неприязненно подумала Светка.
Словно прочитав ее мысли, сидевший впереди, обернулся:

- Ты бы завязывал пить, Костыль. Шеф уже делал тебе два предупреждения, смотри, третьего не будет. Пришьет, - коротко подытожил он и, обернувшись, ободряюще толкнул Светлану:
- Не спи, деваха, замерзнешь. Скоро встретишься со своим женишком. Полюбуетесь, помилуетесь напоследок, и…, - парень сделал характерный жест, проведя себя рукой по горлу.

«Откуда они знают про женишка? Значит, они везут меня к Юрке. Зачем? Кто в этом городе знает, какое отношение я имею к Луковицкому?» - заметались в голове воспаленные мысли и вдруг, страшная догадка опалила ее разгоряченный мозг.
«Это может быть только Михеев. Точно. Следователь Горшков, еще назвал его Михеем. Больше некому!» - девушка широко распахнула глаза и беспокойно заерзала на сиденье.
- Щас приедем. Не рыпайся, а то свяжу, - Костыль положил ей на плечо огромную ручищу.
    
Наконец машина выехала из леса и, прокатив вдоль опушки около километра, остановилась возле небольшого домика, до половины вросшего в землю.
- Конечная остановка! – дурашливо воскликнул Костыль и, обежав вокруг «джипа», открыл дверь со Светкиной стороны. – Прошу вас, мадам, - он галантно подал девушке руку и помог выйти из машины.
- Репа! – окликнул он напарника. – А чего с ними возиться? Может, шлепнем, сразу, и дело с концом. Михееву скажем, что убежать хотели, - Светлана вздрогнула. Оправдались ее самые худшие предположения.
- Прикуси язык! Пусть сначала дело сделает, - он кивнул головой на Светку, - а шлепнуть? Шлепнуть мы всегда успеем.
«Значит точно, Михей! – обреченно подумала девушка. «Это конец. Живой они меня отсюда не выпустят. Но, все-таки, какое дело я должна для них сделать?»

- Слушай сюда, красавица, - обратился к ней Репа, держащий в руке черный «дипломат». – В этом кейсе лежат документы на безвозмездную передачу квартиры Луковицкого в наш фонд и нам необходимо, чтобы он их подписал, желательно, к завтрашнему утру. Как ты это сделаешь – это твои проблемы. Подпишет, возможно, будете жить.  Нет – завтра закопаем, - он протянул «дипломат девушке.
«Так вот, что вам от меня надо» - чувствуя, как в ее груди поднимается буря негодования, подумала Светка.
- Значит Юрка здесь? – утвердительно спросила она, закусив губу.
- Здесь, здесь, - выпятил толстые губы Репа. – И ты здесь, а пацаненка твоего, завтра, утром привезем. Вместе, вам веселее будет умирать.

- Сынок, - простонала Светка. – Я сделаю все, о чем вы просите! – дрожащим голосом воскликнула она.
- Вот и договорились, - удовлетворенно кивнул головой Репа. – Костыль, запирай девку к ее жениху и смотри в оба! – начальственным тоном приказал он верзиле.
- Куда они денутся, - беспечно отмахнулся Костыль. – Один – овощ бестолковый, другая – баба убогая. Я ее даже связывать не буду.
- Смотри. У тебя последнее, китайское предупреждение, - предупредил Репа напарника. – Мы приедем рано утром и, чтобы все было на мази.

- Пошла вперед, шалава, - Костыль ткнул Светку в спину, направляя ее к двери избушки.

На пороге, Светлана почувствовала чей-то притягивающий взгляд и, невольно обернувшись, едва не вскрикнула от удивления. Возле машины, сняв очки, стояла ее одноклассница, Валька Еремина, которая в упор смотрела на Светку.

Удостоверившись, что Светлана узнала ее, Еремина отрицательно покачала головой, а затем, успокаивающе прикрыла глаза.
- Поспеши, жених заждался! – услышала она голос бандита и от резкого тычка, влетела в домик. Светка больно ударилась плечом о стену и досадливо огрызнулась:
- Полегче, костолом!
- Ничего с тобой не случится, - плотоядно усмехнулся Костыль и захлопнул дверь. Вскоре, послышался шум отъезжающей машины, а девушка, брезгливо огляделась.
    
Небольшая, полутемная комнатушка, заляпанный грязью пол. Самодельный стол, с керосиновой лампой посередине. Лавка и кровать, с кучей тряпья. Свет в помещение проникал сквозь щели неплотно прибитых досок, которыми были заделаны окна. Поверх досок – железные решетки, приколоченные огромными гвоздями.

«Надежная темница» - горько усмехнулась Светка и, внезапно спохватилась:

«А где же Луковка?» - и словно отвечая на ее немой вопрос, в углу, где стояла обшарпанная кровать, раздался сдавленный стон. Светка бросилась туда, разгребла кучу тряпок и, разглядев Юркино лицо, в ужасе отшатнулась.
Все лицо Луковицкого было в ссадинах и кровоподтеках, под глазом чернел здоровенный синяк, а из разорванного уха сочилась кровь. Девушка подбежала к двери и забарабанила в нее:

- Эй, ты! Как там тебя! Дай воды и спичек, лампу надо зажечь!
Через несколько минут дверь распахнулась и Костыль протянул ей пластмассовую бутыль с водой.

- На вот, утоли любовную жажду. А спичек не дам, - отрезал он, - дыша прямо в лицо Светланы водочным перегаром. – Все равно керосина в лампе нет, - он, пьяно хихикнув, снова захлопнул дверь. По всей вероятности, несмотря на строжайшее предупреждение Рамы, Костыль все-таки умудрился хлебнуть горячительных напитков.
   
Девушка смочила тряпку водой и принялась осторожно оттирать спекшиеся сгустки крови.
- Потерпи. Потерпи мой родной, любимый. Гады! – громко крикнула она. – Изверги! – ответом ей была разудалая, воровская песня.
- Ну, вот и все, - облегченно вздохнула она, закончив непривычную для нее работу. – А сейчас, давай поговорим.
На улице стемнело и только блики костра, разожженного Костылем, веселыми зайчиками прыгали по ободранным стенам.
    
Светлана присела на краешек кровати и, взяв Юрку за руку, начала говорить тихим и успокаивающим голосом. Она рассказала Луковке все. Про Таджикистан и про их переезд в Москву. Про холодность и отстраненность мужа. Бесцветным голосом, Светка поведала Юрке о нетрадиционной сексуальной ориентации Валерки.

- А ты знаешь, Луковка, ведь у тебя есть сын. Как две капли воды похож на тебя, - рука Луковицкого легонько сжалась, но девушка, увлеченная рассказом, не заметила этого.

- Мы приехали сегодня утром и сейчас, - Светка вздохнула, - сейчас он у Надежды Николаевны, - она прижала Юркину руку к своим губам.
- Ты не поверишь, - внезапно оживилась Светлана, - но меня привезла сюда Валька Еремина. Помнишь ее? Такая шустрая, щупленькая девчушка. Мотокроссом увлекалась. Странно, как она оказалась в этой компании, - Луковка беспокойно зашевелился и, Светка положила руку на его горячий лоб.

- Бедный мой, ты весь горишь. Что они с тобой сделали?
- Почему ты так долго не приезжала? – раздался хриплый, со свистом шепот и девушка, подпрыгнув от неожиданности, испуганно огляделась вокруг.

В отблесках костра, она разглядела блестевшие глаза Луковки, который, не отрываясь, жадно глядел на нее.
- Ты…, ты…, - Светлана задохнулась от неожиданности. Она не верила своим глазам, ее разум отказывался воспринимать то, что это произнес именно Юрка.
- Ты все слышал? Юрка, любимый, неужели ты все вспомнил? – Светка, заливаясь слезами и приглушенно рыдая от счастья, бросилась Луковке на грудь. Тот обнял ее и нежно прижал к себе.

- Конечно, я все слышал. С самого начала я узнал твой голос и пришел в себя. Светка. Любовь моя. Неужели это правда? – шептал он, пропуская между пальцев непокорные пряди волос любимой женщины.

- Они хотят, чтобы ты подписал документы о передаче квартиры в какой-то фонд, - Светлана вытерла глаза и пристально посмотрела на Луковку…. – Иначе, завтра они привезут сюда нашего сына.
- Черт с ней, с квартирой. Главное, что мы, наконец, вместе, - Юрка снова привлек девушку к себе.

- Ты думаешь, они нас отпустят? – дрожащим голосом спросила Светлана, но ответа она не услышала, потому что снаружи раздался скрежет открываемого замка. Светка отпрянула от Луковки и уселась на лавку.
В проеме двери, отчетливо освещаемый лунным светом стоял Костыль, держа в одной руке зловеще блестевший пистолет. Другой рукой он бережно прижимал к себе массивную, четырехгранную бутылку.

- Ну что, закончили свои любовные утехи? – пьяным голосом спросил он. – Теперь моя очередь, - он отпил из бутылки и поставил ее на пол. Затем, бандит засунул за пояс пистолет и, пошатываясь, двинулся к оцепеневшей девушке.
- Ну что, подписала документы? – он взял Светку за подбородок и попытался поцеловать.
- Он без сознания, - девушка, освобождаясь, резко дернула головой.
- Чего ты брыкаешься, коза? Неужели не хочешь напоследок получить удовольствие? – Светка вскочила и, забившись в угол, угрюмо молчала.
- Будешь приставать, я завтра пожалуюсь Михею и Раме, - угрожающе процедила она, немного придя в себя.

- Ха-ха! – заржал Костыль. – Напугала! Да они мне спасибо скажут, что я ублажил такую красотку. Хватит ломаться! – он снова подошел к ней и попытался сорвать с девушки платье. Светлана вывернулась и вцепилась пальцами в ненавистную рожу насильника, стремясь попасть в глаза.

- А-а! – завопил Костыль. – Ах, ты шлюха! – и он резко, наотмашь, хлестанул девушку по лицу.

Из Светкиных глаз брызнула россыпь ярких искр и она медленно поползла по стене, опускаясь на пол. Костыль, бешено матерясь, рвал ремень на джинсах, когда послышался шорох и сзади, на него накинулся Луковка. Он сбил бандита с ног, и они покатились по грязному полу. Противники были в равных весовых категориях, но, ослабленный болезнью и избитый Юрка, вскоре оказался внизу. Костыль, оседлав его сверху, торжествующе зарычал и принялся наносить беспорядочные удары.

- Сука! Овощ проклятый! Сейчас, я прострелю тебе руку, чтобы ты больше не дергался, а завтра скажу, что ты набросился на меня, - он выхватил из-за пояса пистолет и нажал на курок. Грохнул оглушительный выстрел. Светка взвизгнула, но Костыль, разгоряченный схваткой, не обратил на нее никакого внимания.

- Жаль, что я тебя не убил четыре года назад, в парке. Мороки было бы меньше. Но я исправлю свою ошибку сейчас. А потом, я трахну твою бабу и придавлю ее. Мне плевать, подписали вы документы или нет, - обезумевший отморозок принялся душить беспомощного Луковку.

Светка поднялась. Ее взгляд растерянно заскользил по помещению и, в отблеске костра, она заметила массивную, ребристую бутылку, легкомысленно оставленную Костылем у порога. Решение созрело мгновенно. Схватив бутылку обеими руками, Светка зажмурилась и изо всей силы, ударила бандита по голове. Бутылка разбилась вдребезги, а брызги крови, хлестанувшие из разбитой головы, обильно окропили разгоряченное лицо девушки. Костыль, недоуменно хрюкнув, ткнулся в грудь Луковке и затих.

Дрожащими руками девушка скинула безжизненное тело и опустилась перед Юркой на колени.
- Юрка! Ты меня слышишь? Ты как?
- Бугай здоровенный, - натужно откашливаясь, отозвался Луковка. – Едва не придушил. Я в порядке, только рука сильно болит.
- Она прострелена. Сейчас, я тебе ее перевяжу, и будем выбираться отсюда, - она схватила первую попавшуюся тряпку и туго перемотала Юркино плечо. – Встать сможешь? – деловито осведомилась Светлана.
- Попробую, - с помощью Светки он поднялся и сел на кровать. – Жить буду, - невесело усмехнулся Юрка. – Только голова кружится.
- Это от потери крови. Вставай, нам надо немедленно уходить. Черт! – внезапно воскликнула Светлана. – Этого еще не хватало! – по стенам домика заскользил яркий свет автомобильных фар, и они явственно услышали, как к избушке подъехала машина.
Дверь распахнулась, и их ослепил луч мощного фонарика.

- Свет, это я, Валька Еремина. Что тут у вас произошло.
- Уф-ф, Валька, - облегченно вздохнула Светлана. – Да вот, она кивнула головой на тело Костыля. – Я-то в порядке, а вот Юрка – ранен. А ты сама, откуда здесь появилась?

- Все потом. Надо срочно везти Луковку в больницу, - она с готовностью подхватила Юрку. – Только осторожнее, бери с другой стороны, - они повели пошатывающегося Луковицкого к выходу.
- А с этим, что будем делать, - Светка остановилась возле бандита.
- Пусть валяется, - равнодушно бросила Еремина. – Собаке – собачья смерть. А он даже не собака, а так, шавка Михеевская. После сегодняшнего, ему все равно не жить.
Они бережно усадили Юрку на заднее сиденье. Светка села рядом, Валька прыгнула за руль и машина плавно тронулась.
    
После часа неторопливой езды по лесной дороге, «джип» выбрался на шоссе и облегченно взревев, рванулся вперед.
- Далеко нам ехать? – спросила Светлана, поддерживая голову Луковки, которая обессиленно склонилась на ее плечо.
- Минут сорок. Я постараюсь побыстрее, - Еремина переключила скорость и добавила газу.
- Как ты все-таки там очутилась? Как ты, вообще, оказалась в этой компании? – задала Светка мучивший ее вопрос.
-А тебе это действительно надо знать? – Валентина внимательно посмотрела на Светку в маленькое зеркальце, висевшее над лобовым стеклом.
- Просто любопытно, как это случилось. Ты и, вдруг, бандиты, - Светлана в недоумении пожала плечами.

-Все просто и банально, - устало ответила Еремина. – Ты помнишь, я увлекалась мотокроссом и вскоре, после выпускного, получила мастера спорта. На всероссийских соревнованиях произошла серьезная авария. Полгода промоталась по больницам. Инвалидность. Но самый страшный диагноз врачей – бесплодие, то есть, я никогда не могла иметь детей. Начало девяностых. Безработица. А кому нужен инвалид, когда здоровые сидели без работы. Вот тут, Михеев и предложил работать у него, - Валька замолчала, пристально глядя на дорогу.

- А нам почему решила помочь?
- Надоело быть водителем «труповозки». Вы шестые, кого я привожу в эту избушку. Завтра, утром, вас должны были убить. И им абсолютно без разницы, подпишет или нет Юрка документы. Михей не оставляет свидетелей, - Светка почувствовала, как по ее спине пробежал холодок и, плотнее прижала к себе Луковку.
Машина уже неслась по городу. Валентина, не обращая внимания на светофоры, мастерски рулила по нешироким улочкам и со знанием дела срезала путь по переулкам.

- Приехали, - она обернулась к Светке и «джип», душераздирающе заскрипев тормозами, замер у ярко-освещенного входа в центральную больницу.
- Я не пойду в здание, - Еремина угрюмо насупилась.
- Ты только помоги мне довести его до лавочки, а уж дальше я сама, - Валентина открыла дверь с Юркиной стороны и тот, вконец обессилев, вывалился на руки девушек. Они с трудом дотащили отяжелевшее тело Луковки до скамейки и Светка, громко крича, бросилась в больничный холл.

- Помогите, помогите! Человеку плохо! – на ее истошный крик выбежали дежурная медсестра и перепуганный охранник.

-Там, на лавочке, человек умирает. В него стреляли! – подоспевшие санитары быстро выкатили каталку и осторожно погрузили на нее потерявшего сознание Луковицкого. Застегивая на ходу халат, к ним подбежал заспанный врач.
- Что с ним случилось? – запыхавшимся голосом спросил он.
- В него стреляли. Из пистолета!
- Давно?
- Два часа назад. Сделайте же что-нибудь! – отчаянно закричала Светка.

- Этого – немедленно в операционную, - врач указал на лежавшего с закрытыми глазами Юрку. - А вы, - он обратился к медсестре, - срочно сообщите в милицию о происшествии, - та кивнула головой и исчезла за стеклянными дверями.
- Кто вы ему будете? – спросил врач Светлану.
- Жена, - твердо ответила девушка и покосилась на Еремину, которая молча, стояла в стороне.
- Очень хорошо. Ждите, - кивнул доктор и торопливо направился в здание.
Светка подошла к Ереминой и положила руку ей на плечо.

- Куда ты теперь, Валька?
- К тетке поеду. Она живет в Красноярском крае, в таежном поселке. Надеюсь, там меня Михей не достанет. Хотя…, - глухо ответила Валентина и опустила глаза.
- Ну, тогда удачи тебе – Светлана крепко обняла Еремину. – Удачи и большое спасибо.
- А вам с Луковкой простого, человеческого счастья, - уткнувшись Светке в плечо, невнятно пробормотала Валька. – Прощай, - она вытерла глаза и села в машину. «Джип» грозно рявкнул, рванул вперед и, через несколько секунд скрылся за поворотом. Светлана проводила машину взглядом, глубоко вздохнула и направилась в больницу.
    
Девушка, не находя себе места слонялась по больничному вестибюлю, поглядывая на электронные часы. Цифры показывали три часа утра, а врача все не было.

«Надо позвонить Горшкову! – спохватилась девушка и сняла трубку телефона, висевшего в холле.
- Я вас слушаю, - раздался спокойный голос следователя.
-Алло! Сергей Петрович? Это я, Светлана Сорокина. Мы с Юрой Луковицким находимся в центральной больнице. Ему делают операцию.
- Я знаю, - Горшков нисколько не удивился сказанному возбужденной девушкой.
- Сергей Петрович! Я, кажется, убила человека! – прокричала в трубку Светка, а дежурная медсестра, подняла голову и с интересом посмотрела на нее.

- Ожил ваш убитый человек, - услышала она в ответ насмешливый голос. – Ожил и теперь дает показания. Михеев арестован. Арестована почти вся преступная группировка. Я постараюсь подъехать, как только освобожусь и, вы мне все подробно расскажете. Как себя чувствует Луковицкий? -  поинтересовался Горшков.

- Он в операционной.
- Очнется, передайте ему привет. Да, чуть не забыл. Я вам сейчас продиктую номер Надежды Николаевны, позвоните, успокойте ее. В нашем управлении, все телефоны раскалились от ее звонков. А сейчас, простите, мне некогда, - следователь сказал ей телефон старой женщины и отключился, а Светлана набрала номер Надежды Николаевны. Трубку на противоположном конце провода сняли сразу.

- Доброй ночи, надежда Николаевна. Простите меня, - виноватым голосом начала Светка, но ее перебил грозный голос.

- Какой, к черту, доброй! Где тебя носит? Я, места себе не нахожу, Юрка тоже не спит. Что там у вас происходит. Никто и ничего толком не знает, - приглушенно закричала в трубку старая женщина.
- Все в порядке. Я в больнице, с Юркой. Он ранен.
- О, Господи! – простонала Надежда Николаевна. – Сильно?
- Я не знаю, - Светлана боковым зрением заметила, как из операционной вышел врач и заторопилась.

- Я вам потом перезвоню, - она повесила трубку и бросилась к доктору, который,  ободряюще улыбаясь, шел к ней.
- Ну, - нетерпеливо выдохнула она, с немой надеждой вглядываясь в довольное лицо хирурга.
- Все в порядке, - успокоил ее доктор. – Пулю прошла насквозь, кость, к счастью, не задета. Так, небольшая потеря крови.

- Как он? Где он сейчас? Мне можно к нему? – Светлана засыпала врача вопросами.
- Спит, - коротко ответил хирург. – До утра он не проснется. Успокойтесь, я даже не поместил его в реанимационное отделение, потому что он нормально себя чувствует. Вы тоже идите домой. Вам необходимо отдохнуть.
- Я останусь с ним. Мне это очень нужно и  важно, - Светка упрямо блеснула глазами.

- Как хотите, - врач пожал плечами. – Возьмите у медсестры халат. Шестая палата находится в левом крыле корпуса, - доктор понимающе посмотрел на Светлану. – Не переживайте вы так. Организм молодой, здоровый. Он быстро поправится, - врач кивнул девушке и снова скрылся в операционной.
    
Светка быстро разыскала нужную ей палату и, войдя, остановилась в нерешительности. Юрка крепко спал. Его лицо выглядело спокойным и умиротворенным, лишь изредка, тревожно вздрагивали веки.
Светлана взяла стул и присела рядом с кроватью.

- Родной мой, любимый, - вглядываясь в усталое лицо, прошептала девушка и, осторожно провела ладонью по небритой щеке. Занимался новый день, а Светка, подобно ангелу-хранителю, продолжала неподвижно сидеть у кровати Луковки.
Юрка открыл глаза только перед завтраком и недоуменно огляделся.
- Луковка, я здесь, - Светлана, ласково смотря на него, щелкнула пальцами.
- Все кончилось, дорогой, - Луковковицкий с облегчением вздохнул и откинулся на подушки. – Все хорошо, любимый.
- Я не верю, что это происходит на самом деле, - счастливо улыбаясь, расслабленно прошептал Юрка. – Светка, мне так много надо тебе сказать!

- У нас вся жизнь впереди, - Светлана рассмеялась и, услыхав звук открывающейся двери, обернулась. В палату вошел следователь Горшков, с неизменной папкой под мышкой.

- Здравствуйте, молодые люди! – бодро произнес он, присаживаясь на кровать Луковицкого. – Вижу, смеетесь, значит у вас все хорошо? – спросил Горшков, вопросительно глядя на Светку.
- Просто прекрасно, - девушка потупилась под укоризненным взглядом следователя.
- Светлана Алексеевна, я же настоятельно просил вас не предпринимать никаких действий.
- Но-о, ведь все кончилось хорошо, - невнятно пролепетала Светка и покраснела.
- А если бы не хорошо? Если бы они вас убили?
- Ведь не убили, - девушка встрепенулась. – И вообще, Сергей Петрович, победителей не судят, - Светлана вызывающе посмотрела на следователя.

- Всыпать бы этому победителю ремня, да по первое число, - добродушно проворчал Горшков и, поднявшись, подошел к окну. – Завтра, вы слышите, завтра я жду вас у себя, в отделе. Напишите подробную объяснительную по поводу ваших, несанкционированных мною, действий. А сейчас, не буду вам мешать. Тем более, вон, ваши торопятся, - Светка тоже подошла к пластиковой фрамуге и увидела, как по широкой аллее, торопливо идут Надежда Николаевна с маленьким Юркой.
- До завтра, - Горшков вышел.
 
Маленький Юрка, первый заметил мать и радостно запрыгал, показывая Надежде Николаевне на силуэт в окне. Старая женщина приветливо помахала Светке рукой и они, почти вбежали в помещение больницы.

- Ну, здрав будешь, Юрий Михайлович, - она крепко, по-мужски пожала Луковицкому руку и обняла Светлану. – Рада за вас, - она еще что-то говорила, но Юрка ее не слушал. Он напряженно глядел на ребенка и внезапно, на его широком лбу выступили крупные капли пота.

- Это…, - он неловко замялся и растерянно поглядел на Светлану, которая ободряюще кивала ему головой. В палате наступила напряженная тишина.
- А ты, мой папа? – нарушив гнетущее молчание, робко спросил малыш и, засунув палец в рот, исподлобья посмотрел на Юрия.

- Да…., сынок, - Луковка, внезапно осевшим голосом, выдавил из себя непроизносимое им ранее слово. Поднявшаяся буря неведомых доселе чувств захлестнули его душу и он, снова посмотрел на Светку, которая внимательно наблюдала за ними. Радость приобретенного отцовства, любимая женщина с сыном, с его сыном, о существовании которого еще вчера, он даже не догадывался, находились рядом…. Сбылось то, о чем он мечтал долгими, бессонными ночами. Радость и ликование охватили Луковицкого. Светлана, почувствовав его состояние, поспешила к нему на выручку.

- Сынок, это твой папа. Он сейчас болеет, а когда поправится, мы пойдем домой и будем жить вместе. Мы теперь всегда будем вместе, - Надежда Николаевна тихонько всхлипнула.

- Такой больсой! – радостно выкрикнул малыш, и смело подойдя к Луковицкому, погладил его по руке. – Больсой и теплый! – непосредственные слова ребенка разрядили обстановку и все засмеялись, заговорили громко, наперебой.
- Когда вырастешь, ты тоже будешь таким, как папа, - перекрывая радостный гомон, произнесла Светлана.

- Иди ко мне, сын, - уже увереннее проговорил Луковка. Малыш быстро взобрался на довольно высокую кровать и, доверчиво прильнув к Юркиной груди, сосредоточенно засопел носиком.
- Пап, а мамка сказала, что, когда мы плиедем, ты обязательно поплависсься, - он поднял голову и пытливо посмотрел в глаза Луковицкому.
- А я уже поправился. Вот, смотри, - он уселся на кровать, усадил сына рядом и обнял его за плечи.

- Это кто тут у нас поправился? – в палату вошел доктор.
- Я! – бодро ответил Юрий. – Доктор, выпишите меня. Я прекрасно себя чувствую.
- Выписать? – врач поправил очки. – Пока не могу. У вас ранение, которое требует ежедневных перевязок. Опять же – потеря крови, которая, тоже, является немаловажным фактором. Полежите недельку под нашим наблюдением, а там, посмотрим. А сейчас, я попрошу вас на выход. Больному будут делать перевязку и ему, необходимо отдохнуть, - он принялся легонько подталкивать женщин к выходу.

- Минуточку, - Светлана подошла к Луковке и прикоснулась губами к его щеке. – До завтра, любимый. С утра я зайду к Горшкову, а потом, сразу сюда. Что тебе принести?
- Себя. Себя и сына, - Юрка откинулся на подушку и улыбнулся. – До завтра.
   
Утром следующего дня, Светлана входила в кабинет следователя. Увидев ее, горшков приветливо поздоровался, предложил присесть, и протянул Светке чистые листы бумаги.
- Пишите.
- А что писать? – растерялась девушка.
- Подробно опишите остаток того дня, когда вы вышли от меня и все, что происходило с вами в ту ночь, - Сергей Петрович протянул ей ручку и ободряюще улыбнулся.

Светлана писало долго, по-детски высовывая кончик языка и изредка, на мгновение, задумываясь. Следователь, занятый своими бумагами, не обращал на нее никакого внимания.

Наконец Светка закончила и, с облегчением вздохнув, протянула Горшкову три листа, исписанных мелким, убористым почерком. Сергей Петрович быстро пробежал их глазами, отложил в сторону и, неподвижно уставился в одну точку. Светка молчала, выжидательно поглядывая на него.
- Так, - наконец очнулся следователь. – В принципе, все понятно. А что это за фонд, куда Михеев хотел передать квартиру Луковицкого?
- Я не знаю, - Светлана пожала плечами. – Я случайно про него услышала.
- Расскажите мне, пожалуйста, о своем муже? – неожиданно попросил Горшков и Светка покраснела
- При чем тут мой муж, хотя и бывший?
- Для общей картины. Смелее.

Запинаясь и путаясь в словах, Светлана, почти из слова в слово пересказала Горшкову то, о чем она рассказывала Луковке предыдущей ночью.

- Кстати, наша домработница рассказала мне, что Валерий никогда не ездил в Америку. Зачем же он врал мне? И где он взял денег на покупку загородного дома в элитном районе? – девушка удивленно подняла брови.

- Во-о-от, и мне это очень интересно, - задумчиво проговорил Сергей Петрович. – Хорошо, - он расслабленно откинулся на спинку стула. – Пока, идите домой. Давайте, я подпишу ваш пропуск, - он поставил роспись в пропуске, а когда

Светлана ушла, Горшков приказал привести к нему Михеева.
Когда привели задержанного, Сергей Петрович поразился переменам, произошедшим с Михеевым, буквально, через несколько часов после ареста. Куда подевались его лоск и высокомерие? В кабинет вошел осунувшийся мужчина с затравленным, бегающим взглядом.

- Подождите за дверью, - приказал Горшков конвоиру. Тот молча кивнул, снял с Михеева наручники и вышел.
- Что вам еще от меня надо? – угрюмо спросил Михеев. – Я и так рассказал все, что знал.
- Добрый день, Владимир Сергеевич, - приветливо поздоровался с ним следователь.
- Для вас, возможно и добрый, но не для меня, - огрызнулся тот.

- Успокойтесь, гражданин Михеев. У меня к вам только один вопрос. Что вы можете рассказать о фонде, которому предназначалась квартира Луковицкого. Как я догадываюсь, и все предыдущие, тоже, - Горшков в упор смотрел на задержанного и, с удовлетворением отметил, как тот конвульсивно дернулся.
«В точку» - подумал следователь. « Значит, за спиной Михеева стоит кто-то другой, более могущественный. А этот, так, марионетка, послушно пляшущая в чужих руках».
- Что же вы молчите? – вслух произнес он.
- Фонд называется «Берегиня». Фонд помощи одиноким и престарелым людям, - хрипло выдавил Михеев.
- Здорово вы оберегали одиноких людей, - покачал головой Горшков. – Фамилия учредителя! – резко выкрикнул он, не давая Михееву опомнится. Тот съежился, как от удара палкой и испуганно посмотрел на следователя.

- Фамилия, - угрожающе процедил Горшков, но задержанный упорно молчал.
- Вы поймите, Михеев, - уже спокойнее заговорил Сергей Петрович. – У вас – пять доказанных эпизодов со смертельным исходом. И, я вас уверяю, мы докажем еще и вам, грозит пожизненное заключение. Вам это надо? Вам надо брать на себя ответственность за преступления других? Подумайте о своей жене, о дочери, - следователь, сам того не осознавая, затронул самое уязвимое место Михеева. Дело в том, что он до самозабвенного безумия, до фанатичной преданности любил свою шестилетнюю дочь.

- Если вы будете активнее сотрудничать со следствием, я, со своей стороны, буду ходатайствовать перед прокурором о смягчении вам меры наказания, - продолжал напирать Горшков.

- А личную безопасность вы мне можете гарантировать? – вскинулся Михеев.
- Нет, - честно ответил следователь. – Но я прослежу, чтобы вас определили в такую зону, где вас будет очень сложно достать. Так, как? – следователь, не отрываясь, смотрел на поникшего Михеева.
- Хорошо, - еле внятно прохрипел тот. – Я вам скажу. Фамилия этого человека – Федотов. Федотов Валерий Федорович.
- Что-о-о? – Горшков вскочил со стула и забегал по кабинету. – Вы не ошибаетесь?
- Нет. В последний раз, он приезжал сюда месяц назад. Я передал ему очень внушительную сумму за предыдущую квартиру.
- Вы сможете подтвердить это на суде? – Сергей Петрович протянул Михееву протокол допроса. – Прочитайте и распишитесь.

- Смогу, - криво усмехнулся задержанный, и, не читая, размашисто расписался. – Я смогу подтвердить это даже на Страшном суде, - он поднял голову и, впервые, за время разговора, посмотрел в глаза Горшкова. – Почему я должен отвечать за чужие грехи. Я никого не убивал.
- Хорошо, - Горшков нажал кнопку вызова конвоя.
- Уведите, - приказал он вошедшему сержанту, а когда за Михеевым закрылась дверь, Сергей Петрович сложил в папку протоколы допросов и направился к полковнику.
    
Полковник Гуров, завидя входящего в кабинет Горшкова, вынес из-за стола свое грузное тело и, радушно улыбаясь, двинулся навстречу.

- Ба-а, Сережа! – он широко раскинул руки, намереваясь обнять своего друга. – Позволь поздравить тебя с раскрытием дела. Давай, заканчивай бумажную волокиту и, передавай документы в суд. А сам, - он лукаво посмотрел на Горшкова, - сам готовь дырочки для награды. Представление на очередное звание я уже написал.
- Подожди, Вася, - досадливо отмахнулся Горшков. Они дружили с незапамятных времен и, находясь наедине, запросто называли друг друга по имени.

- Тут такое дело. Обозначился еще один, ключевой фигурант по делу Луковицкого, - Горшков раскрыл папку и, протянул протокол полковнику. Тот опустился в кресло и выжидательно посмотрел на следователя.
- Я только что допросил Михеева. Выяснилось, что квартира Луковицкого, как и все ранее, незаконно приобретенные, предназначалась фонду «Берегиня». А знаешь, кто основатель и бессменный лидер этой преступного лжефонда? – капитан вопросительно посмотрел на друга, который нетерпеливо заерзал в кресле.

- Это – Федотов Валерий Федорович, известный ученый, кандидат исторических наук, который до переезда в Москву, проживал в нашем городе, - следователь торжествующе посмотрел на Гурова и уселся на стул. – К тому же, он является бывшим мужем девушки, которую позавчера похитила банда «черных риэлторов».

- Ты думаешь, что есть какая-то связь между нападением на Луковицкого, которое произошло четыре года назад и сегодняшним делом, - Гурьев углубился в чтение документа.

- Это я сейчас и пытаюсь выяснить, - Горшков закурил. – Скорее всего – нет. Обычный гоп-стоп, банальная попытка ограбления. Но у меня есть все доказательства, о причастности Федотова ко всем преступлениям.
- Какие соображения?
- Сначала, я хотел, чтобы Михеев позвонил Федотову, чтобы тот приехал сюда. Короче, хотел прогнать «дезу». Но, потом я отмел эту версию. Михеев, при телефонном разговоре, мог подать условленный сигнал, который известен только им. Я считаю, что нам необходимо обратиться за помощью в МУР. Там работает Николай Киселев, помнишь его? – полковник кивнул, внимательно слушая Горшкова. – Думаю, что муровцы нам помогут, тем более, что главный подозреваемый находится в их компетенции. Пусть подключат ОМОН, произведут задержание и, доставят Федотова к нам. Ты как считаешь? – капитан посмотрел на Гурьева и, взяв у того из рук протокол, уложил его в папку.

- Действуй. Я сейчас позвоню Кольке, пускай запускает свою адскую машину, - следователь поднялся и протянул полковнику руку.

- А ты говоришь, заканчивай. Все только начинается, - Горшков стремительно вышел из кабинета начальника ГОВД.


Рецензии
Чудесная глава!Так примерно и предполагал развитие событий. Теперь осталось восторжествовать справедливости. Успехов Вам! С теплом

Андрей Эйсмонт   15.03.2018 04:46     Заявить о нарушении
Сегодня справедливость восторжествует)))

Геннадий Перминов   15.03.2018 07:51   Заявить о нарушении