Смерть грешников люта, а как же Лев Толстой?

     Родители дали мне имя в честь Наташи Ростовой.  Рассказ «Кавказский пленник» был одним из моих самых любимых произведений. Но помню, что в юности я говорила, что Толстой мне нравится, как писатель, но не нравится, как человек.
     В одном из своих автобиографических произведений он написал, что в молодости на него иногда накатывала беспричинная злоба, да так сильно, что он был готов убить кого-нибудь. Это меня шокировало.
     Но начну свой рассказ с эпизода из наших дней, перекликающегося с теми далёкими событиями.

     Неля – мама дочкиной школьной подруги и моя сестра во Христе живёт с семьёй в другом подъезде нашего дома. Не так давно она схоронила мужа.
По профессии он был инженер. Как человек - довольно угрюм, не общителен и атеист. Заболев, он страдал физически - ему был поставлен диагноз «рак».
     Неля потом рассказала мне, что в последние дни он звал её сидеть с ним и читать молитвы или Евангелие, потому, что как бы исчезала стена и он видел каких-то страшных людей. Неля спросила: «Что ли бесов?». Он закивал – да, да!
Она читала и ему становилось легче.
     По её совету он даже неоднократно и громко произносил слова:
 "Отрицаюсь от тебя сатана!"

    Читая Дневник Иоанна Кронштадского, я заинтересовалась кончиной Льва Толстого, которому автор предсказывал лютую кончину.  Отец Иоанн говорил, что Толстой «извратил весь смысл христианства", "задался целью... всех отвести от веры в Бога и от Церкви", "глумится над Священным Писанием", "хохотом сатанинским насмехается над Церковью".
     Отец Иоанн считал, что учение Льва Толстого усилило "развращение нравов" общества, что его писаниями "отравлено множество юношей и девиц", что толстовцы "ниспровергают Россию и готовят ей политическую гибель".
    
    В.И.Ленин называл Льва Толстого "Зеркалом русской революции". Почему?
    Епископ Митрофан(Баданин)в своей брошюре "Духовные истоки русской революции",
изданной в этом 2018 году, исследуя эту тему, приводит следующую цитату Льва Николаевича:" Патриотизм есть в наше время чувство неестественное, неразумное, вредное, причиняющее большую долю тех бедствий, от которых страдает человечество, и поэтому чувство это не должно быть воспитываемо, как это делается теперь,- а напротив, подавляемо и уничтожаемо всеми зависящими от разумных людей средствами". (Толстой Л.Н. Патриотизм и правительство.)
    Вот до чего можно домудроваться, если считать себя умнее Евангелия и так далее.
    P.S. Я хочу в ближайшее время переработать и сжать этот труд Епископа Митрофана, сохраяя в полноте смысл и представить его читателю Проза.ру.    

    И.К. Сурский говорит: «Я сам многократно слышал проповеди о. Иоанна, в которых он громил Льва Толстого и предсказывал ему лютую кончину, что напечатано также во многих местах творений о. Иоанна.
И действительно, люта была кончина Льва Толстого".
    Но подробности и весь трагизм её замалчиваются и по сей день, и практически не известны людям.

    Сурский повествует:"Проживающий в Белграде чиновник русской полиции рассказал мне подробности смерти Толстого, которые были ему известны по его службе в том районе, где жил и умер Толстой.
Как местная администрация, так и ряд посторонних любознательных лиц немедленно приступили к выяснению загадочных обстоятельств смерти Толстого. Результат расследования дал следующие точные данные:
   Граф со станции Козельск нанял ямщика и поехал к сестре монахине в Шамардин женский монастырь, лежащий в 18 верстах от Оптиной Пустыни и в 22-х от Козельска.
       Сестра и все монахини были поражены приездом графа, почему несколько близких монахинь пришли в келью сестры графа.  По словам келейницы и пришедших монахинь, граф рассказал сестре следующее:
    "Последнее время мне не дают покоя ни днем, ни ночью какие-то страшные чудовища, которых я вижу, а другие не видят. Эти чудовища угрожают мне, и вид их приводит меня в ужас и трепет. Я пригласил к себе соседних священников. Двое отказались приехать ко мне, а третий приехал, но я его не успел встретить, так как домашние мои ему отказали, и он уехал. По этой причине я и бежал из дома тайком".
    Как сестра, так и другие старые монахини ему объяснили, что это дьяволы, которые почуяв приближение его смерти окружили его, чтобы завладеть его душой. Тут же все монахини советовали и просили его ехать в Оптину Пустынь раскаяться в богоотступничестве и просить монахов принять его вновь в лоно православной церкви.
   Увещания монахинь так подействовали на графа, что он расплакался и немедленно на тех же лошадях поехал в Оптин монастырь.  По словам коридорных монахов монастырской гостиницы, граф был бодр и из гостиницы свободно поднимался на высокую гору, где стоял монастырь.
   Святейшим Синодом граф был отлучен от православной церкви, поэтому без благословения епископа монахи не рискнули принять его в лоно православной церкви, несмотря на убедительную просьбу о том, но послали запросы епископу и граф решил ожидать в монастыре ответ.  Благоприятный ответ для графа пришел, но уже после отъезда графа из обители.
 
   По поводу отъезда его монахи говорили так. Через два дня в обитель приехала с доктором дочь графа и при первой встрече с отцом между ними, как слышно было в коридоре, произошла ссора.  Дочь кричала: «зачем ты не сказавши уехал?», а отец кричал: «зачем ты приехала? Я домой не поеду и буду доживать свои последние дни в монастыре».
   Вскоре все стихло и когда монах вошел в номер, чтобы взять остывший самовар, то увидел графа лежащим на койке с закрытыми глазами.  Через два-три часа дочь, доктор и граф уехали, причем графа до экипажа вели под руки, и он казался очень слабым.  В то время многие высказывали предположение, что доктор дал графу успокоительное лекарство, но или старческое сердце не выдержало, или доза была велика, почему граф, до того времени бодрый, по дороге на юг умер на почтовой станции Остапово.
   Многие лица, как из Козельска, так и других мест, писали в разные газеты о всем вышеизложенном, но ни одна газета присланных статей не поместила.

   Монахи о кончине людей говорят так.  У великих грешников перед смертью является, так называемое, духовное зрение и они видят окружающих их нечистых духов, которые ожидают смерти, чтобы взять душу нечестивца и ввергнуть ее в ад кромешный.  Люди высоко благочестивые, наоборот, перед смертью видят светлых духов, ангелов.
 
   Магистр Богословия Дьяченко в своих 4-х обширных томах, так же говорит о кончине людей, как и монахи. Следовательно, рассказ графа своей сестре об окружении его чудовищами - не галлюцинация, а действительность и эти чудовища заставили его бежать из дома и искать спасения от них в святой обители.
Таким образом пророчество Иоанново исполнилось. Бог не допустил Толстого вернуться в лоно православной Церкви.
   
    Апостол Иоанн Богослов в 1-м Соборном послании говорит, гл. 2, ст. 22:
«кто отвергает, что Иисус есть Христос, - это антихрист».
    Толстого Святейший Синод отлучил от Церкви за эти ужасные хулы и за совращенную им массу людей.

    На севере России в водах огромного Ладожского озера на скалистых островах расположен Валаамский монастырь. Острова эти из гранита, подобного которому нет нигде на земном шаре и берега их в большинстве суть отвесные скалы.   
После революции Валаам отошел к Финляндии и правительство потребовало введения в монастыре нового стиля. Монахи, не пожелавшие признать новый стиль, были арестованы и увезены. Некоторые из них бежали в Югославию.
    Один из них, прозорливый старец, поведал о виденном им на Валааме видении: Однажды, когда он стоял на скалистом острове около храма,на озере поднялась
страшная буря и он увидел несущуюся по воздуху массу бесов, впереди которой несся Лев Толстой и стремился к церкви, бесы старались преградить ему путь к церкви и наконец, окружили его и увлекли с собою в пучину у самого обрыва скалы, на которой стоял храм. Старец впоследствии только узнал о смерти Толстого.

 … "Он проповедует о любви и пишет слова, полные ненависти к Церкви, к России, к власти, изображает в своих произведениях, и царей, и архиереев, начальствующих лиц в таком виде, что возбуждает к ним чувства одной злобы; он твердит о любви, — и никому из своих богатств не дает и не давал ни гроша.
    Оправдание: имения, права литературной собственности и проч. принадлежат-де не ему, а жене.
    Смерть грешника люта. И смерть его — Толстого — будет страхом для всего мира.
 (Конечно, это скроют родные.)" — писал о. Иоанн Кронштадтский в дневнике 1907—1908 года.

    Печально, что гениальное и богоборческое соединилось в писателе, написавшем «Войну и мир».
    Гении скорее могут посчитать себя сначала самыми умными, а потом уже и умнее Творца. Нам это грозит меньше.


Рецензии