Думы на речном обрыве

                            

    Берег мой! Сколько же лет мечтал несмело о том, как встану на этом высоком обрыве, откуда река видна далеко до излучин в оба края, а на той стороне тот же  чистый песчаный берег, уходящий в гущу заречного леса. И помнится всё, и всё как прежде, если не оборачиваться назад, на подступившие к самому обрыву ряды дачных домиков, заборов и  яблонь, где раньше, от берега и до  городских окраин, чуть видных отсюда, было чистое поле, с редкими балаганами караульщиков огородов.

      Да и на реке не всё по-прежнему. Нет станов рыбачьих, а ниже по течению, в полукилометре нет паромной переправы и видно, что на обоих берегах зарослИ кустарником и деревьями некогда наезженные дороги. Сколько же лет...сколько событий с той поры прошли по моей судьбе, сколько городов и дорог,  людей, дорогих и разных входили и жил с ним рядом, потом другие, а прежние уходили в другие судьбы к другим людям.
 
    Пролетело столько... . Когда? Почему так быстро и незаметно прошли годы, пришли другие, когда уже не просто даже прийти на этот, памятный и дорогой берег, на который прибегал чуть не каждый день по весне, а летними ночами крепко засыпал под неутихаемый шелест листьев великана осокоря, под сенью которого на речном обрыве  мой дед-огородник ставил свой балаган.
 
    Как всё казалось тогда устоявшимся и навсегда, хотя уже посещали и тревожили мысли о том, что впереди другая, интересная и манящая взрослая жизнь. В неё потихоньку уходили старшие  ребята, некогда заводилы детских шкод и забав на нашей окраине. Взрослели другие, а потом и твой черёд...

  Столько лет, а как и не я, вроде, бы прожил. А вот так - встать на месте памятном, и не торопясь, оттолкнуться во времени и вспомниться многое. Вспомнится жизнь не такая уж короткая, и много чего в ней было всякого.
 
  Берег, ты в душе ворочаешь воспоминания, и не только о том, что бывало здесь, а повел по годам давним, событиям уже забытым, людям живущим, и тех, о которых светлая память. И чуть жалеешь меня, берег, отодвигая горькие и тяжкие годы и моменты, что выпали на долгой моей дороге.
   И хорошо, и спасибо. Их в каждой жизни хватало, хватало всем, а кому и с избытком, так что радуйся  и помни доброе, человек.

 Помни и благодари Бога, судьбу за то, что  бывал на краешке и сбережён для жизни, что радуешься потомкам своим, бывает и погорюешь их невзгодам и снова порадуешься преодолениям. Порадуешься тому, что при всех неурядицах, не знали они голода и холода, горького сиротства, что они так много умеют и знают в их непростой век обилия и доступности информации. На пользу бы!

 Может, они сумеют для себя и своих детей улучшить этот мир. Должны, обязаны прийти другие, умные и добрые времена для труда и жизни во благо всех, а не только для кем-то избранных. Заслужила это страна, её люди.

 Река, неспешно текущая под обрывом куда-то в далёкие степи, к самому большому в мире озеру-морю. Как же давно, в совсем малые мои годы, ты научила меня не бояться глубин и быстрых перекатов, подкармливала в послевоенную голодуху нехитрым уловом, научила понимать красоту восходов и закатов, красоту берегов твоих.
 
До сих пор памятен мелодичный клич иволги над утренней ранью парящей реки, и отклики ей, похожие на эхо, сородичей из далеких береговых зарослей, кукушкины переклички, а с вечера и до утра звонкий соловьиный перелив в гуще белых кустов цветущих черёмух с того берега.

 И кто теперь поверит, что в своё время начинала буянить  царь-рыба нашей реки - сазан. На самой середине, на стрежне вдруг вывернется из воды оранжево-красноватый красавец, пролетит чуть и удариться об воду, снова уходя на глубину. Икромёт начался, и рыбаки заполонят берега, и и кому-то умелому повезёт. Куда-то всё ходит, уходит..., а может, это старость твоя ворчит? Что ж. Может, и так.
 
  По ближнему проулку, возвращая в день нынешний, прошелестел шинами небольшой дачный автобус в сторону конечной остановки с названием "Переправа". Нет её давно, переправы, а память хранится. О маршруте прочитал на городской остановке. Да захотелось как прежде пешком, посмотреть, узнать, вспомнить. А пришлось идти по незнакомым дачным улицам и никаких примет из дальнего далека конечно не осталось. Значит домой можно  на автобусе, он сейчас развернётся на город.
 
 Ну что ж, берег мой. Спасибо, что почти как прежний. Обрывы твои, когда-то исхоженные, узнаваемы и близки. Река, добрая и понятная, всё также неброско красивая в берегах ивняка и черёмух. Рад и благодарен всему за всё, что было. Пусть другим, пришедшим на этот берег, откроется в радость и память эта благодать краешка земли нашей.

Мои, только мои эти думы, воспоминания, моё былое. У других своё - незабываемое и сердцу близкое.
И как хорошо, думаю, всем иметь возможность и желание встать вот так перед своим, дорогим с детства, местом, оглянуться в памятных раздумьях и... А потом снова, с облегчённым и просветлённым сердцем, каждый своим путём - в жизнь, которая не кончается. 
 
А вот и автобус. Ещё раз оглянуться, ещё раз вобрать в память и  сердце...


Рецензии
Никогда не жил на берегу большой реки. Но свой обрыв у меня тоже есть. Наша речка, которую можно легко перепрыгнуть, протекает в такой глубокой долине, какую я больше нигде не видел, ни в нашем крае, ни в Белоруссии, где я служил, ни в западной Сибири, где жил в одно время, ни в России. Везде относительно равнинные места, почти без перепада высот, и только у нас он такой, что на крутой правый берег может не везде взобраться даже гусеничный трактор, а колесный может просто перевернуться. Причем, левый берег, в селе относительно крутой, вниз по течению речки становится все ниже, в то время, как правый, идет по горизонтальной стности, даже с некоторым превышением и переходит в скалы, где распложен каменный карьер.И вот в этом месте, где разница высот между правым и левым берегом больше ста метров, в начале 70-х возвели плотину, речка заполнила пространство между берегами и образовался водоем длиной в два с половиной километра и шириной в 400-500 метров. Никто прудом водоем никогда и не называл, а только плотиной. А с высокого правого берега водоем выглядел, как участок большой реки, с видами за низким берегом на 15 км, дальше мешали просматривать изломы местности. Когда я приезжал на плотину, то сначала располагался на высоком берегу, покрытом ковылем и полынью на час-два, и только налюбовавшись видом зеркала, до которого было метров 200, спускался к воде. Въехать обратно на берег, можно было только со стороны села. Но сразу за берегом на десятки километров располагалась абсолютная равнина, разрезанная лесополосами на клетки полей. Со стороны левого берега местность была пересеченная.

Иван Наумов   25.04.2018 07:40     Заявить о нарушении
У нашего города, построенного на высоком берегу, построенному как крепость с использованием рельефа, окружение - ровная и неоглядная степь, с юга переходящая в просторы Казахстана. А вот восточнее и севернее есть горушки, порой высокие, и реки там в глубоких ущельях. А у нас десятиметровые обрывы- уже высоко. Паводки бывают мощными, и тогда вода гуляет по степи на многие километры. Но всё реже это, люди смелеют, застраивается т.н. средняя пойма, а это чревато. Вообще для меня река - и прошлое моё, начиная с малого детства, и большая часть жизни, неизживаемый до старости интерес. Об этом, (вдруг пожелаете) "Река Урал". Это, в разных вариантах, печатал лит.худ. журнал "Гостиный Двор". Понимаю, то, что интересно мне, не обязательно интересно другим, да вдруг... Всего доброго Иван! Здоровья и благополучия!

Валерий Слюньков   25.04.2018 10:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.