Не деревня, не село, а заселено

                  
    Не деревня, не село, а заселено – это садоводство на Сотом.
    Может быть читатель ещё не знает, что деревня – от слова дерево, село - заселено, это когда поставили церковь. А чем же является наше садоводство, выделенное горожанам в лесном массиве, и конечно, никоим образом не освящённое?!
    Мы купили свои шесть соток у женщины, которая решила отказалась от садоводческой радости, а мы в то время мечтали об участке недалеко от реки и леса.
   Муж  и я, и наши дети подростки, дочка и сын с уважением относились к вере отцов, но не были воцерковлены.  В начале перестройки мы с увлечением читали Лазарева, рассказывающего о существовании невидимого духовного мира.
   И только после смерти мужа я наконец-то окрестила детей, давно заговаривавших об этом и мы потихоньку начали воцерковляться.
   Наступал Петров пост. Я объявляю своим, что поститься видимо не смогу, но хотя бы откажусь от мяса. И после этих слов, просыпаюсь утром в нашем дощатом домике с полным ощущением, что сжимаю передними зубами кусок дорогой твердокопчёной колбасы, которую я так любила в те годы.
   Шуточки утречком!

   Второй аналогичный запомнившийся мне эпизод в нашем дачном домике произошёл тогда, когда наш строитель Илья уснул днём на диванчике, а я складывала вещи, в том числе Сашин х/б рабочий костюм защитного цвета и с грустью думала, что костюм цел и невредим, а мужа уже несколько лет нет на свете.

  Вдруг Илья вскакивает и говорит: «Кто здесь сейчас был? Мужчина в костюме цвета хаки сказал мне: «Ну поживи пока(здесь)».

   А третий случай радостный и необыкновенный произошёл со мною в день памяти (день смерти) мужа, когда я в первый раз весь день не ела и не пила в память о нём. Зашла в домик. На стенах в углу старые календари с иконами. Прочитала молитву об упокоении Александра и вдруг, такой покой и тихая радость охватили меня.   
   В последующие годы я продолжала выдерживать этот однодневный полный пост в память о муже, приурочивая его к пятнице или среде, но больше той явленной мне благодати не испытывала.
   Видимо мне было показано, что я на правильном пути.
«Царство Небесное силою берётся и употребляющие усилие восхищают Его».
 
  Кстати, библиотекарь Апполинария в летнем детском лагере как-то сказала мне, что читала, что Наталья Николаевна Пушкина всю жизнь после смерти мужа соблюдала строгий телесный и духовный пост по пятницам.

   Время шло и наконец-то сын Михаил зашил вагонкой второй этаж нашего строящегося дачного дома, и с того времени летом мы стали жить на даче в доме.
  Как-то весной приехала на дачу с ночевой, ложусь спать. По Союзу читают вечернее правило, а я борясь с одолевающим сном, думаю: «Неужели каждый вечер я полчаса должна отдать молитве?» и засыпаю.  А потом всю ночь, то подо мной, то где-то у самой головы скребётся и будит меня, и пугает наглая мышь.
   А проснулась я с мерзким, но не скажу с каким именно, чувством.
   Схватила молитвослов и давай вычитывать утреннее правило. А потом окропила дом сверху до низу Святой водой со словами: "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь."
   Вот такие особенности садоводства на Сотом.   
   


Рецензии